Как такое может быть: Легла спать и больше уже не проснулась

    В ходе судебного заседания один из свидетелей, рассказывая о случившемся, упомянул собутыльницу Селедку.

    Судья уточнил, как по-настоящему зовут собутыльницу. Этот простой вопрос вызвал замешательство у мужчины. Подумав, он ответил:

    – Как зовут, как зовут? Селедкой.

    – А имя, фамилия у нее есть?

    – Наверное, но я не знаю. Все зовут ее Селедкой. Да вот она в зале сидит, – сказал свидетель, показав рукой на худую женщину с опухшим от алкоголя лицом.

    Та слегка покраснела, но не стала возмущаться. И не потому что побоялась нарушить порядок в зале суда – она просто привыкла, что ее зовут по кличке. Как и всех остальных в ее нетрезвом окружении.

    А вот еще два словесных пассажа других свидетелей:

    – Лично я выпила в этот день примерно литр, да, литр водки, и была в легкой степени опьянения…

    – Мы не пьем водку и пиво из пластиковых бутылок, это вредно для здоровья. Только из стеклянных…

    Последняя фраза, как вы понимаете, была произнесена с некоторой гордостью. Но сказана она была для иных целей. Дело в том, что пили в двух соседних квартирах. В одной потом произошло убийство, там же нашли пустую бутылку с отпечатками пальцев соседа. Возник вопрос: как она там оказалась?

    Сергея П. судили по двум статьям Уголовного кодекса: угроза убийством и убийство. Он не сосед погибшей, а неблагодарный гость. Напившись, мужчина сначала таскал за волосы свою знакомую и бил ее об пол головой, потом приставил нож к горлу. Хозяйка квартиры заступилась за собутыльницу, тем самым перевела, что называется, огонь на себя. Сергей дважды провел ножом у нее по шее, из пореза медленно выступила кровь.

    Когда все успокоились, первая потерпевшая вместе с вырванным клоком волос ушла к соседям жаловаться и пить, а хозяйка квартиры, вытерев кровь, легла спать. И больше уже не проснулась! Как такое может быть? Ответ на этот вопрос дал судмедэксперт:

    – У погибшей была резаная рана с повреждением наружной яремной вены. Такое повреждение не сопровождается фонтанированием, разбрызгиванием, кровь из раны просто вытекает. Первое время человек может передвигаться, что-то делать, разговаривать, вызвать себе скорую помощь. И даже остановить кровотечение, зажав рану.

    При алкогольном опьянении состояние шока наступает позже, меньше ощущаются болевые синдромы, уменьшается осознание опасности. У такого человека возникают слабость, сонливость, головокружение, а через какое-то время, если не будет оказана помощь, неминуемо наступает смерть. Причем точное время, в течение которого пострадавший может оставаться в живых, установить нельзя, все зависит от индивидуальной переносимости организма…

    Вину Сергей П. не признал, дескать, волосы не рвал, ножом по горлу не водил, а кровь погибшей на своей одежде объяснил тем, что помогал нетрезвой женщине подняться с пола, которая при падении рассекла себе бровь. Адвокат подсудимого пытался оспорить многие позиции обвинения, в том числе заявил о необоснованности и научной несостоятельности проведенной одорологической экспертизы.

    Суть этой экспертизы – исследование запаха. В частности, была взята проба с ножа, и в ней выявлены запаховые следы Сергея. Суд не принял доводы защитника, поскольку при исследовании не допущено нарушений, а заключение базируется на апробированной научной методике.

    Государственное обвинение поддерживала старший помощник прокурора Комсомольского района Александра Головина. Она подчеркнула, что виновность Сергея П. не вызывает сомнений.

    Приговор – девять лет семь месяцев колонии строгого режима. Плюс возмещение брату погибшей материального ущерба, морального вреда на общую сумму 552 тысячи рублей. И последнее. Сергей П. принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе и до случившегося судим не был…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 48 (1279) 13.12.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    женщина в кровати