Как пропадают платежи жителей Тольятти

    Не знаю, подводила ли Мария К. итоги минувшего года, но 2018-й оказался для нее совсем неудачным. Бывшую начальницу отделения почтовой связи Федоровки дважды – с интервалом в пять месяцев – судили за хищение денег с использованием своего служебного положения. И хотя крала она не миллионы с миллиардами, ущерб репутации почтового ведомства нанесен серьезный.

    «Вольный город» писал про первое уголовное дело Марии. Теперь настало время рассказать о «второй серии».

    Читайте: Крала пенсии умерших жителей

    Житель Федоровки Александр Анатольевич пришел в отделение связи, чтобы заплатить за потребление бытового газа. Делал он это много раз, поэтому привычно отдал 2004 рубля, получив кассовый чек об оплате.

    Волнения начались ровно через месяц, когда от газовиков поступил новый счет – с долгом. Александр Анатольевич срочно обратился в ресурсоснабжающую организацию, где ему пояснили, что не было предыдущего сентябрьского платежа.

    Еще больше недоумевая, мужчина пришел в отделение связи, захватив кассовый чек. Там ему предложили написать претензию, что он и сделал. Через некоторое время «должнику» позвонили с почтамта, попросив прийти опять в отделение связи, где вернули деньги. При этом прозвучало: средства для газовиков не зачислились по их вине. Именно так – не зачислились. Лишь сотрудники полиции позже сообщили Александру Анатольевичу, что его сентябрьский платеж похитила начальница почтового отделения.

    Понятно – чем солиднее зависшая сумма, тем больше волнений. Ирина Викторовна оплатила коммунальные услуги пожилой свекрови, отдав в общей сложности 53 830 рублей 95 копеек. Деньги ей потом вернули на почтамте.

    У Юлии другая история – она получала алименты на несовершеннолетнюю дочь именно в этом почтовом отделении. В конце сентября находилась за пределами города и не смогла лично забрать перевод, хотела в октябре взять сразу за два месяца. И услышала в ответ:

    – За сентябрь деньги вам уже выданы.

    А в ноябре ей неожиданно позвонила молодая женщина, представившаяся сотрудницей почты Марией. Они встретились, и Мария отдала сентябрьские алименты – 5200 рублей, сославшись на какую-то ошибку. При этом попросила написать расписку, что деньги получены и претензий нет. Юлия тогда не знала, что именно эта работница почты в сентябре за нее расписалась и получила деньги.

    История с алиментами стоит особняком, обычно начальница отделения связи действовала по-другому: под паролем другой сотрудницы проводила операцию по оплате коммунальных платежей, а когда посетительница уходила, делала возврат денег, которые потом забирала себе.

    – У меня тогда возникло сложное материальное положение: муж не работал, а я была беременной. Все похищенные деньги тратились на оплату кредитов и покупку необходимых вещей для будущего ребенка, – призналась Мария, подчеркнув, что в содеянном раскаивается.

    В первом уголовном деле, возбужденном в отношении Марии К., было 10 эпизодов с общей суммой ущерба около 200 тысяч, во втором – 8 эпизодов на 90 402 рубля. Почтовое ведомство, понимая щекотливость ситуации, само возмещало ущерб потерпевшим, а потом эти суммы получало от обвиняемой. Откуда деньги у Марии, следствие и суд не выясняли, вполне возможно, что она или ее родственники брали новые кредиты, ведь возмещение ущерба – смягчающее наказание обстоятельство.

    Если летом Марии дали три года условно, то зимой – такой же срок, но еще с 5-тысячным штрафом. Возникают естественные вопросы: почему она, будучи судимой, снова получила условный срок? Почему не реальное лишение свободы? Как пояснила заместитель прокурора Комсомольского района Оксана Загарина, преступления по второму уголовному делу Мария совершила до вынесения первого приговора, а значит, летнее наказание не влияет на нынешнее и исполняется самостоятельно. Таковы реалии действующего законодательства.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 1 (1232) 11.01.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    люди стоят в очереди в почтовое отделение