Как объяснял Александр Дюма почти пятьсот своих любовниц?


    Биографы подсчитали, что у творца «Трех мушкетеров» было 500 любовниц, но это меньше количества созданных им произведений…

    Дюма — какое имя было слаще для советского книгомана? Приключенческие романы писателя сделали его одним из самых читаемых французских авторов в мире. Сочинения Дюма — 1200 авантюрных романов и исторических драм — казались необозримыми. Но ни миллионные тиражи, ни постоянные переиздания не утоляли читательского голода. Сейчас трудно себе представить, что когда-то книги Дюма были раритетом. Но такое время было. Времена поменялись, однако рыцарское благородство, отвага, верность в дружбе и любви по- прежнему в чести.

    На вечере читатели узнали биографию писателя, жизнь которого сама по себе была сплошным романом, вроде тех, которые писал он сам. Гигант, живший не по средствам, широкая натура, тонкий знаток кулинарного искусства, неистощимый автор, которого всегда сопровождал успех, долги и женщины. В этом весь Александр Дюма.

    Все вместе мы посмотрели документальный фильм «Александр Дюма — отец», прикоснулись к истории создания наиболее известных его романов, таких, как «Три мушкетера» (1844), «Двадцать лет спустя»(1845), «Виконт де Бражелон» (1848-1850), «Королева Марго» (1845), «Граф Монте-Кристо» (1845-1846). Перу писателя принадлежат также «Мои мемуары» в 22-х томах (1852-1854).

    А еще он был драматургом и журналистом. И, поскольку его сын тоже носил имя Александр и тоже был писателем, то для предотвращения путаницы при упоминании Дюма старшего часто добавляют уточнение «отец».

    На вечере читатели узнали о том, что заветное слово «Монте-Кристо» преследовало Дюма всю жизнь. Это не только название одного из самых известных его произведений. Так именовался маленький островок близ Гаити (название ему дал сам Колумб), на котором предки Дюма владели городком и маленькой пристанью. Так писатель назвал замок, который выстроил себе под Парижем. Так окрестил свою яхту. Так нарек изумительную драгоценность, которую подарил любимой дочери Марии. Две газеты, которые он основал в 1854 и 1867 годах, также назывались «Монте-Кристо». Уже перед смертью, когда известные производители кубинских сигар попросили романиста подарить им название для дорогого сорта их продукции, Дюма назвал все то же имя. Теперь эти престижные сигары можно купить в любом конце света. Что именно олицетворяло это слово? Символом чего оно было для французского романиста?

    И еще. Существует мнение, что многие из произведений Дюма принадлежат перу его сотрудников — О. Макэ, Метису, Мальфилю и другим, трудами которых он якобы пользовался очень широко. Об этом свидетельствовали процессы с «обиженными авторами» и слова самого Дюма, любившего говорить, что в течение его литературной жизни у него было столько же сотрудников, сколько было генералов у Наполеона. Но так ли это было на самом деле? На литературном вечере мы вместе попытались это выяснить.

    Первые шаги

    Родился будущий писатель 24 июля 1802 года в семье генерала Тома-Александра Дюма и Марии-Луизы Лабуре, дочери хозяина гостиницы в Вилле-Котре. Есть мнение, что Дюма является прямым потомком Анны Ярославны Киевской, королевы Франции, в литературе даже приводится разветвлённое генеалогическое древо, доказывающее это родство!

    Известно, что бабушка Дюма по отцовской линии была чернокожей рабыней с острова Гаити. В 1806 году, когда умер отец, Александру было всего три с половиной года. Ребенок схватил ружье, сказав заплаканной вдове, что идет на небо, чтобы «убить Боженьку, который убил папу».

    Образ отца был возведен в семье в культ: внебрачный ребенок, к тому же мулат, и такой свирепый, что немцы в Тироле в 1797 году прозвали генерала «черным дьяволом». Отец будущего писателя обладал неимоверной силой: подвешенный к люстре, он мог подтянуть к себе лошадь. Он одарил Александра и гигантским ростом, и силой Геркулеса, и мужественной внешностью (у Дюма было смуглое лицо и курчавая шевелюра).

    Все это приводило женщин в экстаз, бесило соперников и выводило из себя критиков, не скупившихся на оскорбительные расистские выпады по его адресу. Бальзак, например, говорил: «Только не сравнивайте меня с этим негром!» Один из завсегдатаев литературного салона, дерзнувший пошутить на эту тему, получил от Дюма резкий ответ: «Мой отец был мулатом, моя бабушка была негритянкой, а мои прадедушки и прабабушки вообще были обезьянами. Моя родословная начинается там, где ваша заканчивается».

    Своё детство, отрочество и юность Дюма провёл в родном городе. Там он подружился с Адольфом де Лёвеном, своим ровесником, поэтом и завсегдатаем парижских театров. Дюма решил непременно стать драматургом. Без денег и связей, надеясь лишь на старых друзей отца, он решил перебраться в Париж. Двадцатилетнему Александру, не имевшему образования (его козырем был лишь прекрасный почерк), дали должность в канцелярии в Пале-Рояле (Париж) при герцоге Орлеанском. Эту должность ему помог получить генерал Фуа.

    Один из знакомых составил для Александра список авторов, которых он был должен прочитать: туда входили книги классиков, мемуары, хроники. И Дюма рьяно принялся пополнять своё образование.

    Роман с театром

    С целью изучить профессию драматурга Дюма стал посещать театры и знаменитый салон Нодье в Арсенале, где собирались представители новой школы — романтизма. Сочинил водевиль «Охота и любовь». Тот был принят к постановке театром Амбигю. Затем Дюма в рекордные сроки — за два месяца — написал драму «Генрих III и его двор». Премьера прошла успешно 10 февраля 1829 года. Одним из первых он обратился к драме из современной жизни, написав пьесу «Антони». В ее основу легла реальная история страстного увлечения Дюма поэтессой Мелани Вальдор. Премьера пьесы наделала немало шума среди театралов!

    Надо признать, что пьесы Дюма не отличались художественным совершенством, но он, как никто другой, владел умением держать внимание публики с первого до последнего акта и сочинять эффектные реплики под занавес. Поэтому для директоров театров его имя на афише означало большие сборы, а для других драматургов он стал соавтором, способным привести к успеху самые неудачные пьесы.

    С театром у Дюма все происходило, как с женщинами: пылкая страсть вначале и безразличие потом, когда они сдались. Он был подобен охотнику, для которого главное — погоня. И спустя непродолжительное время Дюма отошел от театра, чтобы открыть для себя жанр повести и рассказа, а затем исторического романа.

    Жизнь на полную катушку

    В жизни Дюма большое место занимали друзья — Виктор Гюго, Альфред де Виньи и герцог Фердинанд Орлеанский. А еще женщины. Писатель оставил много внебрачных детей, но признал лишь старшего, Александра, да и того — с семилетним опозданием. Он любил путешествия, охоту на косуль и другую дичь, увлекался сеансами спиритизма, интересовался недвижимостью, содержал псарню и егерей, был широк по натуре и щедр душой.

    Разбогатев, Дюма решил построить замок — купил участок земли, заказал проект, и рабочие принялись за дело. Когда выяснилось, что стройка идет на болоте, романист не растерялся — он велел рабочим копать глубже, пока они не доберутся до туфа. В результате замок Монте-Кристо ушел под землю чуть ли не на всю свою высоту: таких великолепных, многоэтажных сводчатых подвалов не было ни у кого. В его замке под Парижем обитали полунищие художники, артисты, девицы легкого поведения.

    Будучи большим гурманом и превосходным кулинаром, писатель любил угощать своих многочисленных знакомых блюдами собственного приготовления. Кстати, «Большой кулинарный словарь» стал его последней и, как он сам говорил, самой лучшей книгой. «Словарь» был издан через три года после смерти Дюма.

    Александр Дюма жил на полную катушку! Остались на слуху забавные случаи из его жизни.

    Однажды писатель зашел в книжный магазин. Хозяин его был заранее предупрежден о предстоящем визите и решил сделать приятный сюрприз гостю: все полки своего магазина он уставил сочинениями Дюма. Но его «показуха» окончилась неожиданным конфузом.- А где же книги других авторов? — спросил Дюма. — Они проданы. — Это было все, что пришло на ум незадачливому поклоннику.

    Как-то врач, услугами которого воспользовался Дюма, попросил его написать на него отзыв. Маститый писатель написал следующее: «В районе, который обслуживает доктор N., следует ликвидировать больницы». Это доктор оценил, как признание его заслуг. Однако то, что написал Дюма далее, охладило его самомнение: «Вместе с тем следует открыть там два новых кладбища».

    Однажды Александра Дюма спросили, весело ли было накануне на званом праздничном обеде. Писатель ответил: «Очень! Но если бы там не было меня, я бы умер от скуки!»

    Известен случай, когда к Александру Дюма обратились с просьбой дать 25 франков на похороны судебного пристава, умершего в бедности. Дюма достал 300 франков и сказал: «Я отдаю все, что у меня сейчас есть. Похороните дюжину судебных приставов!»

    В июле 1830 года Дюма вместе с восставшими стрелял, воздвигал баррикады на улицах Парижа. Он был уверен: когда народ волнуется, писатель не может оставаться в стороне. Дюма считал себя республиканцем, но это не мешало ему дружить с аристократами и восхищаться империей, сочувствовать представителям младшей (Орлеанской) ветви династии Бурбонов, и, как и Виктор Гюго, встать на сторону Луи Наполеона Бонапарта…

    С первых же дней революции Александр Дюма принял деятельное участие в общественной жизни, был в самой гуще молодых революционеров. Ему угрожал арест и поэтому, по совету друзей, он покинул Францию и направился в Швейцарию. А в 1833 году написал свой первый историко-публицистический очерк («Галлия и Франция»).

    В 1848 во Франции произошла буржуазно-демократическая революция. Писателем она была встречена с восторгом: он отрицательно относился к монархии Луи Филиппа. В марте 1848 Дюма начинает издавать журнал, публикуя в нем статьи в защиту Республики. Позднее он решает заняться политикой, но его кандидатура в депутаты не имела успеха.

    В декабре 1851 президент Французской республики Луи Наполеон совершил государственный переворот. А через год была провозглашена империя во главе с императором Наполеоном III. После переворота 1851 года Дюма попадает в опалу, бежит от кредиторов в Брюссель (Бельгия). И там начинает «Мемуары», которые по своим художественным достоинством не уступают его лучшим беллетристическим сочинениям.

    Возвратившись в 1853 в Париж, писатель основал журнал «Мушкетер», позднее переименованный в «Монте-Кристо», создал свой театр — и то, и другое закончилось неудачно: Дюма зарабатывал много денег, но постоянно тратил их на роскошный образ жизни.

    Африканские страсти

    Жорд Санд назвала Александра Дюма «гением жизни». К этой характеристике вполне можно было бы прибавить слова «… и любви». Когда Дюма-отца навещал подросший Дюма-сын, что бывало не так уж и часто, в доме поднимался переполох, отец метался по комнатам, пытаясь спрятать в чуланах и комнатах для слуг многочисленных полуодетых женщин. С сыном они были друзьями, делились мыслями новостями, литературными планами.

    Писатель мог иметь одновременно сразу нескольких любовниц, правда, и от своих женщин он не требовал постоянства. Частенько Дюма дарил своим любовницам непристойные эпиграммы и стихи собственного сочинения. Если дама обижалась, он успокаивал ее тем, что «все, что вышло из-под пера папаши Дюма, когда-нибудь будет стоить очень дорого».

    Дотошные биографы подсчитали, будто у творца «Трех мушкетеров» было 500 любовниц; это впечатляет, но это меньше количества созданных им произведений. В Париже ходили легенды о бурном темпераменте Дюма. «Поговаривают о моих «африканских страстях»», — признавался он. Создатель бессмертного гасконца даже бравировал своей любвеобильностью: «Много любовниц я завожу из человеколюбия; если бы у меня была одна любовница, то она умерла бы через неделю».

    Этот страстный донжуан имел доброе сердце. Это чувствовали и ценили все его возлюбленные. Одна из них, Мелани Вальдор, после смерти Александра Дюма писала его сыну: «Если существовал мужчина, который был неизменно добр и великодушен, то это, конечно, твой отец».

    … Приехав в 1823 году из своего родного городка Виллер-Котре в Париж, молодой Дюма поселился в доме на площади Итальянцев. Его соседкой оказалась добрая, милая и кроткая женщина — портниха Лор Лабе, которая была старше Александра на восемь лет. Мари-Катрин-Лор Лабе родилась в 1794 году в Бельгии, но родители ее были французами. До приезда в Париж она жила в Руане, где вышла замуж, но быстро разошлась с сумасшедшим мужем. По свидетельству одного мемуариста, «Мари не была красавицей, но в ее лице сквозила какая-то прелесть, которая нравилась». Прелесть эта не ускользнула от пылкого провинциала, сумевшего быстро покорить сердце своей соседки.

    27 июля 1824 года Лор Лабе подарила Александру Дюма сына Александра, который остался в истории литературы как автор романа «Дама с камелиями». Дюма-отец признал ребенка в 1831 году, но с матерью не поддерживал почти никаких отношений. Правда, в 1832 году он помог Лор Лабе открыть так называемый «кабинет для чтения» (на них в разгар романтизма была мода).

    26 мая 1864 года Лор Лабе и Александр Дюма встретились в мэрии на бракосочетании их сына. У Дюма-сына возникла мысль поженить престарелых родителей, но успеха он так и не добился. Скончалась Мари-Катрин-Лор Лабе в Париже 22 октября 1868 года.

    В 1840 году Дюма-отец женился на актрисе Иде Феррье, но продолжал связи со многими другими женщинами. Мемуаристы рисуют малопривлекательный портрет единственной законной жены Дюма. «На земле Ида любила только себя и больше никого», — писала графиня Даш. Ида — женщина страстная, но расчетливая — была особой капризной и ревнивой. Она беспрестанно устраивала Дюма сцены и ссоры. Занималась она главным образом своими туалетами и посвящала все время заботе о собственной красоте. Актерский ее талант был невелик, и в 1839 году она оставила сцену.

    Мадам Дюма недолго была верна своему знаменитому супругу. В 1841 году она встретила знатного сицилийского вельможу, князя Виллафранка, и стала его любовницей. В октябре 1844 года Александр Дюма и Ида Феррье расстались, но развод так и не был оформлен.

    Предмет дискуссии

    В 30-х годах у Дюма возник замысел воспроизвести историю Франции XV-XIX веков в обширном цикле романов, начало которому было положено романом «Изабелла Баварская» (1835). По утверждению Александра Дюма, он не мог создать роман или драму, не побывав в местах, где происходит действие. Он бывал в Блуа, осматривал Булонь, Бетюн, часто посещал Марсель, был на острове Иф, в 1842 совершил путешествие в Италию, затем направился к острову Эльба, где увидел величественный утес «Монте-Кристо» («Гора Христа»), имя которого дал будущему роману.

    В конце 30-х годов XIX века французские газеты для увеличения числа подписчиков практиковали публикацию романов с продолжением. Дюма был одним из самых желанных писателей для издателей газет: его книги пользовались огромной популярностью, его имя привлекало массу читателей. Один из сотрудников Дюма, Жерар де Нерваль, познакомил его с малоизвестным литератором Огюстом Макэ и под его влиянием Дюма решил обратиться к жанру историко-авантюрного романа, в котором реалии минувших эпох служат фоном для приключений героев. Вместе с Дюма Макэ работал над «Тремя мушкетёрами», «Графом Монте-Кристо», «Королевой Марго», «Женской войной». Переписка Дюма и Макэ свидетельствует о том, что вклад последнего в романы был значителен. Но публика не желала знать никакого Макэ, она требовала только Дюма, и по взаимному дружескому соглашению все романы выходили под именем одного Дюма. В 1858 году, рассорившись с партнёром, Макэ подал в суд на Дюма, требуя признать своё соавторство при создании 18 романов, но проиграл один за другим три процесса.

    Плодовитость Дюма вызывала изумление, а оглушительный успех его книг порождал зависть и многочисленных врагов. В 1845 году вышел памфлет Эжена де Мерикура «Фабрика романов «Торговый дом Александр Дюма и Ко»», где автор обвинял Дюма в том, что он безжалостно эксплуатирует литературных негров. Дюма подал на Мерикура в суд и выиграл процесс, однако ему не удалось пресечь распространение порочащих его слухов. Вклад Макэ (и других соавторов) в романы, подписанные Дюма, остаётся предметом дискуссий и в настоящее время. В 2010 году о соавторстве с Макэ и начале их соперничества с Дюма вышел фильм «Другой Дюма». И в книге «Клуб Дюма, или Тень Ришелье» ее автор, Артуро Перес-Реверте, также рассказывает об Огюсте Макэ. Он утверждает, что существование «фабрики» не вызывает сомнений, потому что литературное наследие Дюма составляет сотни томов. Написать столько в одиночку (и даже продиктовать) якобы физически невозможно даже самому трудолюбивому и работоспособному автору, тем более за ту сравнительно недолгую жизнь, что прожил Дюма.

    Несколько процессов, возбужденных против Дюма, обнаружили, что он выставлял свое имя на обложке книг, которых даже не читал. В ходе судебного процесса 1847 года было доказано, что за один год Дюма напечатал под своим именем больше, чем самый проворный переписчик мог бы переписать в течение целого года, если бы работал без перерыва днем и ночью. Однако, по утверждению защитников Александра Дюма, писатель пользовался только чужими набросками сюжетов.

    Как же он работал? По воспоминаниям современников, «в одном жилете, летом и зимой, утром и вечером, потный, задыхающийся, дымящий, как вулкан во время извержения, он работал ночь и день на краешке стола, среди шума, без конца прерываемый гостями, никогда не отказывая им в приеме, разговаривая с ними, а затем, когда они уходили, снова принимаясь за начатую страницу, сцену пьесы или главу романа».

    Путешествие в Россию

    Александр Дюма проявляет интерес к загадочной для европейцев России и пишет исторический роман «Записки учителя фехтования, или Восемнадцать месяцев в Санкт-Петербурге» (1840), посвященный жизни декабристов Ивана Анненкова и его супруги Полины Гебль. Царской цензурой «Записки» были запрещены к публикации в России и впервые были напечатаны в русском переводе лишь в 1925 году.

    В 1958-59 годах, за два года путешествий по России, Дюма посетил достопримечательности Карелии, остров Валаам, Москву, Царицын, Закавказье. Находясь в зените своей писательской славы, старший Дюма приехал в Петербург. Его приезд вызвал небывалый ажиотаж, особенно у наших дам! Дюма был очарован Петербургом, а Петербург, особенно женская его половина, был очарован писателем. Дамы еще издали замечали его массивную фигуру, крупную гривастую голову, энергичную походку.

    Писателю было пятьдесят шесть лет, он был еще бодр и по-детски любознателен. Жил в доме графа Г. А. Кушелева-Безбородко на Полюстровской набережной, 40 и подолгу просиживал на балконе этого дома, любуясь видом вечерней Невы и плывущими в небе золочеными куполами Смольного собора. Стайки дам, подобно чайкам, частенько красовались у чугунной решетки со львами: они ждали выхода писателя на балкон дома. Дюма выходил на балкон, махал дамам шляпой, посылал им воздушные поцелуи. Он был не прочь завести с какой-нибудь из петербургских красоток любовную интрижку, но его время было расписано буквально по часам. Однако во время прогулки по городу некоторые женщины все-таки умудрялись подсунуть писателю надушенные записные книжки, чтобы он хотя бы оставил в них свой автограф.

    Гражданская жена Некрасова Авдотья Панаева была гостеприимной хозяйкой, но необузданное дружелюбие и аппетит французской знаменитости ее пугали. Для того чтобы раз и навсегда прекратить визиты Дюма, она решила его перекормить: ботвиньей, малосольными огурцами, поросенком с гречневой кашей и расстегаями. Он съел все до последней крошки и попросил еще — этому человеку ничего не было страшно.

    Отправляясь в 1858 г. в Россию, Александр Дюма обещал парижской публике рассказать о нашей стране. И после возвращения во Францию он буквально в тот же год опубликовал целых семь томов воспоминаний: «Письма из Санкт-Петербурга», «Путевые впечатления. В России» и сборник «Кавказ». Правда, критики не доверяли романисту. Термины типа «беспардонное завирательство», «фокусник от литературы» вошли в фундаментальную статью исследователя С. Дурылина «Александр Дюма-отец и Россия». Да и автор «Трех Дюма» Андре Моруа замечал: «Дюма никогда не отличался точностью, однако его рассказы, по возвращении из России, своей невероятностью превзошли приключения Монте-Кристо».

    Он коллекционировал ордена, был безмерно рад, когда ему вручили крест Почетного легиона, но с русской «игрушкой» у него вышла закавыка. Дюма очень хотел получить экзотический орден, но император всероссийский Николай I не любил его романов и пьес. По этому поводу долго шла оживленная бюрократическая переписка; государю верноподданнейше докладывали, что вручение ордена (к примеру, Владимира III степени) может быть политически целесообразно: Дюма посвятит монарху книгу, и это будет прекрасный пиар. Но император был упрям — он решил ограничиться бриллиантовым перстнем, да и тот Дюма получил не сразу. Писатель обиделся, пиара не вышло.

    Счастливый финал

    В течение трёх лет после возвращения из России неутомимый писатель и путешественник участвовал в борьбе за объединённую Италию. Значительным событием в жизни Дюма стало его знакомство с Гарибальди — героем национально-освободительного движения в Италии, боровшимся против австрийского господства. Борьбу итальянцев за возрождение единого государства знаменитый писатель поддержал своим личным участием, пожертвовав 50 000 франков для покупки оружия. Дюма сопровождал Гарибальди в его героическом походе в Сицилию (1860) и после свержения неаполитанского короля был даже некоторое время директором национальных музеев в Неаполе. А в 1866 году, во время войны между Пруссией и Австрией, он работал корреспондентом и слал с фронта в парижские газеты обзоры военных действий.

    Все биографы отмечают, что последние годы жизни писатель провел в крайней бедности. От нищеты его спасали дети — дочь-писательница и сын Александр Дюма, плодовитый, чрезвычайно популярный в прошлом веке драматург и публицист. «Дама с камелиями» до сих пор у всех на слуху, в ее основе лежит история, пережитая им лично,

    «Мне делают упреки в том, что я был расточителен, — говорил Дюма перед смертью своему сыну. — Я приехал в Париж с двадцатью франками в кармане. — И, указывая взглядом на свой последний золотой на камине, закончил: — И вот, я сохранил их… Смотри!»

    В 1870 году Александр Дюма вновь, в двадцатый раз в жизни, разорился. Вскоре его настиг первый удар. Полупарализованный, он успел добраться до дома сына. И все же личный сюжет Дюма имел счастливый финал: последние дни он провел в доме сына — среди любящих, заботившихся о нем людей.

    Он угасал, нисколько не унывая: маститый старец с удовольствием вгонял в краску гувернантку своих внуков, то и дело предлагая ей бежать с ним в Италию. Через несколько дней, 6 декабря, его не стало. Смерть Дюма прошла почти незамеченной, так как совпала с поражением Франции в войне с Пруссией и оккупацией французской территории немецкими войсками.

    На отцовских похоронах Дюма — второй произнес прекрасную речь. Он появился на свет 28 июля 1824 года, был незаконнорожденным и очень из-за этого страдал. Сын вырос ответственным и собранным человеком, серьезно относящимся к женщинам, экономившим, вовремя платившим долги, занимающимся исправлением общественной морали. С Россией его связывало нечто большее, чем старшего Дюма, с нежностью вспоминавшего шашлык и ботвинью, — младший женился на русской, княгине Надежде Нарышкиной: он увел ее у мужа и прожил с ней много лет, вплоть до ее смерти. Глядя на отца, Дюма-сын твердо усвоил, чего не надо делать. Среди прочего — нельзя бросать жен. А Надежду Нарышкину отличала присущая многим русским женщинам внутренняя сложность, плавно переходящая в истерию. С годами ее характер окончательно испортился, и она основательно помучила автора «Дамы с камелиями».

    Лучшим романам Дюма-отца присущи увлекательное, стремительно развивающееся действие, жизнерадостность и активное отношение к жизни. Его герои, полные энергии, смелости, изобретательности, преодолевают всевозможные препятствия. Все это и сегодня делает творчество Дюма исключительно популярным: его произведения переведены на множество языков и послужили материалом для многочисленных театральных постановок и кинофильмов.

    В 2002 году прах Дюма был перенесён в парижский Пантеон. Сам Дюма, возможно, избрал бы для места своего последнего успокоения другое место — гору Монте Кристо. «Это имя глубоко засело в моей памяти», — признавался писатель. Оно всегда оставалось для него символом возвращения.

    Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Тольяттинская библиотечная корпорация»

    светлана россинская