Как мы меняли Конституцию России

    люди на избирательном участке
    фото: Вольный город Тольятти

    Лишний выходной, который в середине недели подарило нам государство, тольяттинцы использовали по-разному.

    Одни отправились на дачи собирать остатки клубники, другие загорали на пляже, третьи с комфортом отдыхали под навесом открывшихся после коронавирусных бед летних кафе. Особого ажиотажа в связи с голосованием за поправки в Конституцию не наблюдалось, хотя многие между делом все-таки успели заехать на избирательные участки и поставить галочки.

    В Автозаводском районе

    Голосование началось еще на прошлой неделе (его впервые решили сделать многодневным), причем самыми активными, как обычно, оказались бюджетники – они не только массово шли на участки, но и зачем-то делали селфи с бюллетенями, которые потом размещали в интернете. По некоторым фотографиям и подписям к ним можно было без проблем определить, что люди поправки поддерживают, причем никто особо не переживал, что, по сути, занимается наглядной агитацией. Видимо, не тот случай, когда кто-то будет выискивать нарушения, ведь, по мнению организаторов внесения поправок, проигравших здесь быть не может.

    Обстановку перед голосованием никто особо не нагнетал, да и местные власти попытались улучшить настроение горожан, открыв красивый сквер в честь 50летия АВТОВАЗа, а еще памятник солдатке с ребенком. Впрочем, в соцсетях протестные настроения все равно чувствовались, а некоторые писавшие комментарии делали акцент на то, что 1 июля – это ничто иное как «праздник» очередного повышения тарифов ЖКХ, а значит, не может быть никаких поводов для радости. Кто-то даже предлагал в урны для бюллетеней бросать квитанции за коммунальные услуги, хотя вряд ли такая акция способна что-то изменить – те, кто подсчитывают результаты голосования, к повышению тарифов отношения не имеют…
    Известно, что на одном из избирательных участков трое мужчин (один из них – журналист без аккредитации) на повышенных тонах требовали показать книгу списков участников голосования, открыть сейф с бюллетенями, обвиняли членов участковой комиссии в подлоге. Пока полиция ехала, возмутители спокойствия успели скрыться, хотя наверняка их лица были зафиксированы камерами наблюдения.

    Перед тем как отправиться голосовать, я решил позвонить своему старому приятелю – Лехе (вазовцу), предложив составить мне компанию. Выяснилось, что он в тот момент на рынке, выбирает между абрикосами за 90 рублей и нектаринами за 100…

    – Не пойду! – мрачно ответил Алексей.

    – А что так?

    – Во-первых, понимаю, что голосование за Конституцию проходит не ради самой Конституции. Во-вторых, если кто-то в Москве решит придумать новый сбор с граждан, типа тех, что мы платим за капремонт и мусор, то ему никакие поправки помехой не станут. Мне сейчас важнее картошку подешевле найти – два месяца толком не работали и теперь считаем каждый рубль…

    Продолжать разговор не имело смысла, как, впрочем, и осуждать собеседника за его гражданскую позицию. Правда у каждого своя, и если у человека она в кошельке – это не вина, а беда, справляться с которой он вынужден в одиночку.

    Голосовать мы, как обычно, пошли в ближайшую от дома школу, однако на этот раз нас почему-то не пустили через центральный вход:

    – Какой адрес? – немного грубовато спросил стоявший на крыльце директор в маске, почему-то выполнявший функцию охранника.

    Я сказал ему, где живу, а в ответ услышал:

    – С другой стороны вход! А здесь у нас выход!

    Пожав плечами, мы обошли школу и возле каких-то кустов нашли-таки открытую дверь, возле которой скопилась небольшая очередь из желающих проголосовать.

    – Если хотите, можем температуру померить! – предложил встречавший избирателей мужчина, но желающих не нашлось.

    Что касается масок, то их выдавали вне зависимости от желания, вместе с ручкой, перчатками и спиртовой салфеткой.

    Атмосфера в помещении мало чем отличалась от традиционных выборов. Разве что наблюдателей почти не было, а командовавшая книгой с адресами женщина наотрез отказалась брать в руки мой паспорт.

    – Разверните и держите. Еще маску пониже сдвиньте, – попросила она, пытаясь по глазам определить, действительно ли перед ней обладатель паспорта. – Вот вам брошюрка с предлагаемыми поправками. Хотите – ознакомьтесь…

    Несколько страниц я действительно пролистнул (до ответственного отношения к животным), после чего оправился ставить галочку в кабинку.

    – Ну, заживем теперь, как в сказке! – как будто бы с легкой иронией сказал пожилой мужчина, с которым мы почти синхронно подошли к урне.

    Рядом бюллетень получала женщина из соседнего подъезда, которая решила привлечь к себе внимание необычной просьбой:

    – А можно я своей ручкой буду галочку ставить? Вдруг у вашей чернила исчезают…

    На нее подозрительно косились, но препятствовать желанию не стали.

    Позже она опять попалась мне на глаза, поскольку высказывала недовольство относительно результатов беспроигрышной лотереи, в которой участвовали все пришедшие на избирательные участки:

    – Это что же? Открытка? Дааа! Могли бы посерьезнее что-нибудь придумать. Заберите! Не нужна она…

    Мне, кстати, тоже досталась открытка с видами Самарской Луки. С одной стороны, действительно очень скромно, а с другой, если послать ее знакомым или родственникам в другой регион – наверняка порадуются.

    В Комсомольском районе

    1 июля – выходной день среди недели. Раньше об этом можно было только мечтать. Подарки за подарками. Не успела выходным нарадоваться, как в 9 утра пришла смс о зачислении социальной выплаты в размере 20 тысяч рублей. Второй раз уже получаем такие деньжищи на двух детей по распоряжению президента.

    Как и анонсировали столичные СМИ, выплаты на детей были переведены на счета и карты утром 1 июля, в день голосования за поправки в Конституцию.
    Красивая игра слов, не правда ли? Народ между собой как говорил, обратили внимание?

    – Ты за Конституцию проголосовал?

    – Почему за? Может, я против?

    Хотя в самой бумаге было написано: «Бюллетень для общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию РФ».

    Итак, получив денежную выплату и в придачу к этому выходной день, я пошла голосовать. Во-первых, на выборы хожу всегда, это моя позиция. А во-вторых, пошла, как будто отблагодарить, что ли, за такие радости. Получается, мой голос и голос мужа равны 20 штукам? Вы только приходите…

    Так и на этом подарки не закончились. На входе в избирательный участок, а голосовали мы, как и всегда, в здании школы, нам вручили прозрачные целлофановые пакеты, в них – одноразовые маска и перчатки, спиртовая салфетка и ручка! А еще в придачу к этим презентам прилагались беспроигрышные лотерейки. А суперпризы… Можно выиграть «Ладу Гранту», жилье, телефон и 400 других ценных призов. Кстати, на Самарскую область выделили три автомобиля и три квартиры.

    В мечтах о новенькой двушке в чистеньком и ухоженном квартале или о втором автомобиле в семью я дошла до школьного спортзала, там и проходило голосование. На высоких ступеньках, где есть обзор, решила сделать несколько снимков на свой телефон.

    Не успела достать смартфон, как ко мне подбежала блондинка средних лет:

    – Вы зачем фотографируете?! Не положено!

    – Почему?

    – Нельзя! Можно, только если вы – пресса. Вы – пресса? – на подмогу к ней прибежала еще одна блондинка. И тоже средних лет.

    – Я – пресса, вот удостоверение, берите, пишите, регистрируйте. Мне всего-то пять кадров. Зачем такие трудности?

    – Понимаете, так положено…

    Пока женщины регистрировали меня во всевозможных журналах учета, я прошла на само голосование. Обратила внимание, пока мой паспорт сверяли с данными, что по нашему дому много проголосовавших. Всех волнует, все волнуются…

    В кабинке для голосования дольше многих пробыла, поскольку фотографировала бланки. Подумала: раз уж меня везде записали, то на время переквалифицируюсь в фоторепортера.

    У КОИБов (современная урна для бюллетеней) тоже постояла, удалось запечатлеть, как тольяттинцы, кто робко, кто бойко, опускали бюллетени, но все скорей-скорей. На выходе из зала опять пригласили для голосования по области. С нас требовались галочки для присвоения губернскому центру – Самаре – звания города трудовой доблести. Ну что ж, подписи наши они получили.

    Затем мы направились к другому столу за презентами по лотерейным билетам.

    – Никто ценный приз не выиграл среди пришедших? – спросила я у администратора.

    – Нет, девушка. Всем достаются сувенирные открытки. Держите, вот и вам!..

    P.S. Что касается итогов голосования, то, согласно данным Центризбиркома, 78 процентов жителей страны поддержали поправки в Конституцию. По Самарской области показатель выше среднероссийского (80 процентов), а в Тольятти – наоборот, меньше. В Автозаводском районе «за» проголосовал 71 процент избирателей, в Центральном – 72, в Комсомольском – 73. Теперь остается лишь дождаться сказочной жизни…

    А тем временем
    Стали известны имена избирателей из Самарской области, которым посчастливилось выиграть квартиры во время голосования по поправкам в Конституцию. Первой радость испытала многодетная мать из Тольятти Лилия Кортунова, второй счастливый билет вытянул Александр Наумов – отец пятерых детей, проживающий в поселке Рассвет Ставропольского района. Третья квартира досталась Оксане Марьиной из Самары. Переедут ли победители в свои новые жилища? Ответ на этот вопрос никто из счастливчиков не дал.

    Федор Жуков, Ксения Рис, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти»

    люди голосуют за конституцию