Из десяти синиц выживает лишь одна

    синица сидит на руке

    В последние годы жители России, в том числе тольяттинцы, стали наблюдать множество погодных аномалий, когда зимой вдруг начинают набухать почки, летом идет снег, а осень и весна выражены слабее.

    Есть перемены и в жизни птиц: то и дело мы видим какие-то новые для наших мест виды, а привычные, например утки, перестали летать на юг и зимуют на нашем водохранилище. Что же происходит с пернатыми? Об этом корреспондент «Площадь СВОБОДЫ» побеседовал с тольяттинским орнитологом, ученым секретарем института экологии Волжского бассейна РАН Евгением Быковым.

    Утята учатся летать

    – Строго постоянные наблюдения за птицами никогда не велись, – рассказывает Евгений Владимирович. – Но исходя из наблюдений последних десятилетий мы можем сказать, что в орнитофауне (царстве птиц) все динамично, видовой состав меняется. Например, на территории нашего института гнездится зеленая пеночка – это восточный вид, относительно новый для нашей местности. Она расселялась с востока, в ХХ веке дошла до Московской области, а теперь живет уже и в Европе. Зимовать она летает в Юго-Восточную Азию через Дальний Восток и возвращается одной из последних.

    Были случаи, когда в нашу область залетали пеликаны и фламинго обыкновенный, обитающий на Каспии. Такой южный вид, как баклан, во времена моей молодости на Волге не встречался, он обитал в Астрахани, а сейчас их очень много у нас. Ранее здесь были только серые цапли, а начиная с 80-х годов начали появляться белые цапли – это южный вид.

    Воробей и сизый голубь, когда не было крупных населенных пунктов, были перелетными птицами. Думаю, это было еще в Древней Руси. Другой вид – обыкновенная овсянка – изменил свое поведение прямо на наших глазах. Пока был в обиходе гужевой транспорт и с проезжающих телег падали зерна овса, овсянки не улетали зимовать, а держались вдоль дорог. Как только гужевой транспорт стал исчезать, овсянки снова стали перелетными. Наш дрозд-рябинник может оставаться зимовать, когда много рябины.

    Кряковые утки, зимующие в районе речного порта, – это наш вид, он перелетный, но они далеко не улетают, зимуют на Каспии в основном. Водоплавающие получили возможность держаться в городах, например в Москве-реке, где идет сброс теплых вод, вода не замерзает плюс есть возможность подкормиться – люди бросают хлеб. Птицы остаются, если есть условия.

    – Эти утки в речпорту наши местные или откуда-то прилетают? И где они находятся летом?

    – Наши или нет – ответить строго не могу, а гнездовой период у кряковых уток проходит в крупных дуплах или на земле с околоводной растительностью, где они могут замаскировать гнездо. Сейчас у них гнездовой период, и гнездятся они у небольших прудов, чтобы птенцам было где поплавать. В Жигулевске, например, рядом с администрацией есть пруды, я видел, как утята прыгают из дупла, немного планируют и идут за матерью на водоем. Могут они гнездиться и у наших озер, к примеру, в баныкинском лесу. На крупных водоемах, например на нашем водохранилище, они не гнездятся из-за отсутствия растительности, где можно спрятаться от хищников. Осенью, когда небольшие водоемы начинают замерзать, для них выход – либо улетать на большие водоемы, либо мигрировать.

    У птиц тоже мигрирует молодежь

    – Получается, нет строго перелетных птиц?

    – Есть строго перелетные, есть слабо перелетные, есть кочующие, есть оседлые, и границы между ними не такие твердые. И даже если взять популяцию, то часть, особенно молодые, более склонны к миграции. Молодые более активно расселяются.

    – За последние десятилетия птиц у нас стало больше или меньше?

    – Изменения есть, но не нужно делать катастрофических выводов. Бывают, например, годы, когда соловьев поменьше, бывает, что мало пеночки или другого вида, из-за того что, например, она попала в экстремальную ситуацию на зимовке. Это ни о чем не говорит. Главное, чтобы у них были хорошие условия в гнездовой период. Например, у нашего института много кустов, здесь хорошо гнездятся славки. Или, допустим, лес выгорел – нет старых деревьев с дуплами, значит, резко снижается количество птиц, гнездящихся в дуплах и высоко на деревьях. Например, в молодом лесу не встретить синиц, которые обследуют крупные деревья в поисках насекомых. Нет крупных деревьев – синицы все подтянулись в города, оккупировали дома, гнездятся в трубах, на фонарных столбах. В молодом лесу будут птицы, гнездящиеся на земле. Например, в нашем лесу в первые годы после пожара появилось огромное количество полевок, овсянок. При этом исчезли мыши, питавшиеся семенами. Но стало много зайцев-русаков: иногда гуляешь по лесу – выскакивают прямо из-под ног. Но зимой мелкий лес становится практически безжизненным, там птицам практически нечего делать. Лес будет подрастать – подтянутся виды, любящие более густой лес, например, пеночки. А когда деревья вырастут, будет полный состав.

    Тольятти окружен лесом, в этом смысле нам повезло. Мы можем наблюдать таких перелетных птиц, как горихвостка, большая синица. Последняя стала чисто городской птицей, потому что хищников меньше, еды больше. Поэтому в городских парках, зеленых зонах численность птиц выше, чем в удаленных от города лесах.

    Орлы с другого берега

    – Откуда к нам прилетают снегири?

    – Это кочующий вид, они летят к нам с севера. Снегири очень любят гнездиться на елях, и поэтому южная граница их ареала – это примерно Татария, Чувашия. Снегирей можно видеть у нас примерно до мая. Иногда их больше, иногда меньше. Снегирь ищет корм – семена рябины, клена, ясеня. Есть семена – снегирей больше, нет – они будут искать другие места.

    – Иногда у берега Волги видят больших хищников типа орла. Что это за птица?

    – Это орлан-белохвост. Я видел его неоднократно из окна института экологии, подбирал перья рядом с домом. Гнездится он на той стороне Волги, в национальном парке, а поскольку у него охотничий участок довольно большой, он и сюда залетает. Для парящей птицы перелететь десять километров – это не расстояние, тем более если есть чем питаться. Он питается рыбой и падалью. Хватает плавающего на поверхности воды лигулезного леща, которого в народе почему-то называют солитерным. Хотя это не солитер, и он абсолютно безопасен для человека – его можно есть. Орлан эту рыбу подбирает – и умершую, и слабо двигающуюся. Ниже плотины подбирает рыбу, оглушенную гидроузлом. В районе Жигулевского заповедника и Мастрюковских озер можно видеть еще одну хищную птицу – скопу. Это классический охотник за рыбой – за ней он может даже немного погрузиться в воду.

    Жареные семечки не давать

    – Если горожане кормят птичек, например хлебом или еще чем-то, – это правильно или они вмешиваются в естественный ход природы, и это несет какие-то плохие последствия?

    – Думаю, что это более важно для человека, потому что это и есть общение с природой. Ты кормишь птиц и получаешь приятное чувство, что делаешь доброе дело, помогаешь птичкам. Естественно, это помощь, потому что, по статистике, из десяти зимующих синиц выживает одна. Пара большой синицы откладывает 10-12 яиц, воспитывает птенцов, но затем большинство погибает. Причины разные: голод, болезни, хищники. Конечно, вы помогаете птичке.

    – Иногда говорят, что хлеб давать птицам вредно – там дрожжи.

    – Птицы зерноядные, поэтому хлеб для них – естественная пища, а дрожжей в хлебе, я думаю, не так много, чтобы это существенно сказалось на здоровье птицы. Конечно, если кидать им семена или зерна – это лучше, но и хлеб тоже хорошо. Я был в Лондоне на Трафальгарской площади – птиц кормят зерном. Но там другой уровень – в кормушках арахис лежит. А вот жареными семечками действительно птиц кормить нельзя. От этого они страдают. Не знаю, какие в них содержатся вещества, но от жареных семечек птицы погибают. Нежареные нормально. Я сам скармливаю за зиму 9-10 ведер семян подсолнечника. Пшено едят неохотно, а когда есть семена подсолнечника, они, конечно, предпочтут их.

    – Если человек в лесу увидел птенца, сидящего на земле, что он должен делать?

    – Надо просто уходить. Потому что птенец хоть и вылетел из гнезда, его все равно докармливают родители, он просто пока нелетный. У наземно гнездящихся птиц – жаворонков, лесных коньков, соловьев – птенцы пешком уходят из гнезда, еще не умея летать. Потом они начинают немного перепархивать, садиться на кустик. Если птенцов напугали, они выпали из гнезда, родители их не бросят – позаботятся и докормят. Если вы видите гнездо на дереве, можете подсадить птенца обратно или оставить его на земле, но забирать домой не надо.

    Евгений Халилов, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru