Испытание не для слабонервных

ostanovka lyudi

Есть темы, которые в Тольятти, увы, никак не уходят в небытие. Как та же история с общественными туалетами.

И я совсем не уверена, что сначала нужно научить людей не мочиться мимо унитаза, а уж потом строить сортиры в общественных местах и открывать служебные для посетителей там, где туалет предусмотрен только для служащих. А ну как клиенту приспичит в банке?

Одна из таких тем стала почти безнадежно больной для многих горожан – любителей театров, филармонических событий и даже музейных акций, если последние случаются по вечерам.

Проблема эта уже давно стала фирменной темой и для нашего брата журналиста. Особенно для тех из нас, кто интересуется культурой не по «расписанию транспортного цеха». А расписание этого цеха процентов на пятьдесят блокирует культурную миграцию населения внутри своего родного и вроде бы незакрытого города после семи часов вечера. Маршрутки и автобусы перестают ходить между районами в восемь. А в девять и десять, после среднестатистического спектакля, уехать, скажем, из комсомольского МДТ в Новый город или из «Дилижанса» в Центральный район становится испытанием не для слабонервных.

На днях я простояла на автобусной остановке ровно 50 минут, чтобы уехать в Центральный район из музея в Автозаводском. И дело было не в том, что я придирчиво сортировала маршрутки по цвету или наличию кнопок звонка, вежливости водителей или расстоянию между сиденьями в салоне. Нет, я даже на своем, удобном мне маршруте не очень настаивала: подойдет и тот, на котором можно добраться и с пересадками. В результате пришлось уйти пешком на другую улицу и еще там приличное время помечтать об автобусе. В итоге удовольствие от встречи с художником почему-то медленно, но верно таяло прямо там, под закатным солнцем.

Еще напряженнее эта ситуация становится зимой, когда и на улице темно и холодно, и добежать по гололеду от чужой остановки до своего дома в ночь после премьеры рискованное занятие.

Между тем театры, филармония и музеи теряют того потребителя культурного контента, который не рискует уехать в театр засветло, а вернуться на перекладных, и то если ему повезет. А ведь среди обладателей Пушкинской карты, подаренной государством в поддержку культурной отрасли, только школьники и очень молодые люди, которые ехать домой на такси просто не рассчитывают.

Не знаю, кому стоит просчитать эту ситуацию с экономической точки зрения – может быть, департаменту культуры, может быть, руководителям транспорта. Ведь отсутствие нормальной работы городского транспорта в вечерние часы влечет за собой потерю потенциальных, но несостоявшихся зрителей, а следовательно, и их денег на культуру. Только вот простым пассажирам это решение кажется совсем банальным: проверка интервалов движения транспорта и организация хотя бы регулярных дежурных машин после восьми.

Неужели это так сложно?

Наталья Харитонова, корреспондент газеты «Площадь СВОБОДЫ»