Исповедь обманутого мужа

В непростую жизненную ситуацию попал тольяттинец из-за своей доверчивости и большой любви.

Он и сам сейчас не поймет, как такое могло произойти с ним, взрослым, здравомыслящим человеком. С учетом деликатности темы я решил имена и фамилию изменить, а некоторые откровенные подробности не сообщать.

С Аленой я познакомился на юге в 2004 году. Она тогда работала в кафе барменшей, а ее мать была заместителем начальника местной пожарной части. Потом Алена устроилась продавцом в магазин, продержалась примерно год. Затем она уволилась и больше никогда не работала: ей это было в тягость.

С 1 сентября 2005-го до середины января 2017 года я состоял с ней в браке. Первые 6 месяцев мы жили в квартире у моих родителей. Затем приобрели в ипотеку двухкомнатную квартиру. Кроме того, нам на свадьбу гости подарили около 250 тысяч рублей и мне родители дали на квартиру 150 тысяч. Я досрочно погасил ипотечный заём в 2009 году: получал по тольяттинским меркам достойно, еще и подрабатывал. Словом, крутился как мог.

Сын родился весной 2010 года, и жена сидела с ним. По договору купли-продажи, доплатив разницу в размере 250 тысяч рублей между нашей двухкомнатной квартирой и приобретенной у соседа трехкомнатной, мы переехали.

Всё-таки наша семья увеличилась – требовалось жилье просторней.

С доплатой помогла теща, а мои родители, в свою очередь, на ремонт квартиры передали 200 тысяч рублей. Жилье требовало капитального ремонта, пришлось нанимать целую бригаду строителей. У меня не хватало денег, так как под разными предлогами жена не работала, поэтому теща приобрела для внука мебель: детскую кровать, небольшой шкаф-купе и уголок школьника, общей стоимостью примерно 25 000 рублей.

Как теперь я знаю, начиная с января 2015 года, супруга регулярно меня обманывала, заявляя, что у нее якобы обнаружено тяжелое заболевание крови, связанное с низким гемоглобином (рак крови). Говорила, что ей необходимы систематические переливания крови непосредственно от донора, и под этим предлогом требовала с меня значительные суммы денег для поездок в медицинские центры Санкт-Петербурга, Пензы и других областных городов.

На лечение ей ежемесячно передавал деньги не только я, но и мои родители, а куда и с кем она фактически ездила каждые два месяца, мне достоверно неизвестно. Как теперь я знаю, она ездила отдыхать и заводила романы с мужчинами. Сынишка в это время был со мной. Медицинских документов она мне никогда не показывала, а я и не требовал. Просто ее любил. Сейчас это звучит, наверное, странно, только я доверял жене и пытался спасти дорогого мне человека.

В ноябре 2016 года Алена обратилась в суд. Нас развели, а 17 января 2017 года выдали свидетельство о расторжении брака. Алена в очередной раз меня обманула, заявив, что ее обращение в суд – это фиктивная процедура, простая формальность. После развода она якобы имеет статус матери-одиночки и законно получает по льготным ценам необходимое лечение.

Перед разводом она сообщила, что беременна от меня вторым ребенком. На мой вопрос, как можно рожать при наличии серьезного заболевания крови, она ничего внятного объяснить не смогла, видно было, что просто не знает, что ответить. Чтобы помочь ей лечиться, я предлагал и даже настаивал передать сына мне, а ее отправил лечиться дальше.

Неожиданно она увезла нашего сына на юг, где жила теща. Также неожиданно стала препятствовать мне в общении с ребенком. Когда я посчитал срок беременности, то получилось, что она забеременела в то время, когда в очередной раз уезжала «на лечение».

В конце концов Алена сообщила мне, что действительно беременна, но от другого мужчины, от которого впоследствии родила дочку.

Общаясь по телефону с сынишкой, проживающим на юге, я узнал, что у него теперь новый папа. А в судебном заседании прозвучало, что бывшая жена вышла замуж за отца второго ребенка и сменила фамилию…

Что здесь необычного, спросите вы. Сколько семей распалось из-за супружеской неверности и сколько еще распадется!

Проблема в другом: Алена не без помощи своей матери хотела обобрать бывшего мужа до нитки, сделать его бездомным, а значит, надломить. И так всё рассчитала, что до победы оставался буквально шаг. Она не учла только одного: что Николай сменит защитника и его делом займется опытный адвокат Владимир Рогов.

У супругов в совместной собственности были гараж и квартира. Алена начала с гаража, переоформив его под благовидным предлогом (срочно нужны средства на лечение) на свою мать. Якобы Екатерина Васильевна купила эту недвижимость, а на самом деле дала деньги на поездку. Николай прозрел не сразу:

– Если бы дочь была смертельно больна, неужели родная мать не дала бы денег на лекарства и процедуры? Зачем забирать гараж? Ответ только один: они всё заранее распланировали, чтобы при разводе нечего было делить.

Вторым этапом стало жилье. Теща предложила Николаю срочно продать квартиру, чтобы «отправить Аленку на лечение за границу». Поскольку трехкомнатные «хоромы» были в равных долях оформлены на троих (супруги и теща), то Николаю предложили для удобства и быстрой продажи следующую сделку. Он обменивает свою долю в квартире на уже тещин гараж, а в качестве доплаты получает 100 тысяч рублей.

Николай подмахнул договор мены и даже дописал: «Претензий не имею и иметь не буду». Кстати, стоимость квартиры составляет 2 250 000 рублей, а гаража – 200 тысяч. Ушлые южанки оценили квартирную долю тольяттинца в 300 тысяч, то есть в 2,5 раза меньше ее реальной стоимости.

Когда Николай наконец-то прозрел, он решил отказаться от кабального договора. Тогда теща подала на него в суд и выиграла процесс. Николай схватился за голову: еще немного – и он лишится жилья. Вот тогда он и обратился за помощью к председателю городской коллегии адвокатов «Защитник»:

– Вы – моя последняя надежда.

– Через пять дней будет заседание областного суда. Почему вы не пришли раньше? – спросил его Владимир Рогов.

– Так получилось.

Говорят, чудес не бывает. За пять суток нереально вникнуть до тонкостей в дело, найти весомые аргументы и убедить апелляционную инстанцию в своей правоте. Владимир Борисович смог – областной суд отменил решение районного, а значит, и договор мены. Радостный Николай, пока ехали из Самары в Тольятти, всё время благодарил Владимира Рогова за высокий профессионализм.

Беседуя с Владимиром Борисовичем об этом деле, я спросил, почему Николай такой доверчивый, ведь жена его обманывала столько времени. И услышал в ответ:

– Он просто ее любил…

Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

девушка с кофе на улице
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 24 (1203) 22.06.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362