Интервью: веселый Дима Колчин

Я чуть постарше КВН и смотрю игры практически с момента их появления на черно-белом телевидении. За это время где-то в начале 70-х прошлого века один раз мелькнула команда из Тольятти, а вернее, ВАЗа. Потом Самарской областью в Высшей лиге практически и не пахло. Обидно было до невозможности – ну что это, у нас ребят задиристо-остроумных нет? И вот, наконец, появилась команда «СОК» из Самары во главе с приятно упитанным, обаятельным и привлекательным Димой Колчиным.

Думаю, вся Самарская губерния переживала за этих ребят, начиная с Премьер-лиги и до чемпионства в Высшей в 2011 году. Победы остались позади, а Дима Колчин теперь в новом статусе – редактор Высшей лиги КВН – и недавно был у нас в Тольятти, где проходили отборочные туры молодых команд КВН. Понятное дело, что желание встретиться с таким блистательным кавээнщиком было огромным.

Перед интервью полазила по инету, чтобы лучше узнать биографию своего героя и не попасть впросак. Оказалось, что Дима родился в селе Ново-Семейкино Самарской области. Первые деньги заработал, когда попал на завод «Коттедж» (завод по производству пеноблоков). Занимался тем, что дробил брак и делал из него наполнитель для кошачьих туалетов. Учеба на факультете «Библиотековедение», потом – изучение управления государственными и муниципальными учреждениями… Потом поступал на актерское отделение в Москве – неудачно. И вот результат – редактор Высшей лиги КВН.

Поцеловала меня Москва и далеко послала

– Дима, это как?

– Ну я не по большой любви поступал на библиотековедение – куда-то надо было. А играть в КВН меня пригласил друг из другого института, нужен им был в команду толстячок. И тут кто-то из кавээновских мэтров мне сказал: тебе же на актерский надо поступать. Ну я такой юный 20-летний толстячок и рванул в Москву: во ВГИК, в «щепку». В приемных комиссиях надо мной посмеивались, а потом спрашивали, сколько лет. Я как на духу: двадцать, мол, мне, хотя выглядел старше. Со мной поступал классный такой худощавый парень, показал все хорошо. Сказал, что ему тоже двадцать. Ну члены комиссии и говорят: вы уже такие взрослые, вас переучивать себе дороже. Мы вышли с этим парнем вместе, он пристает: «Тебе правда 20 лет?». Ну-да, отвечаю. А он говорит: а мне 24. Я искренне так возмутился: а зачем ты соврал? Он: а кому здесь, в Москве, нужна твоя правда? Однако с прослушивания меня взяли сразу на второй тур, я, окрыленный, уехал домой, занимался день и ночь. Приехал на второй тур, а меня в списках нет. Ну я тут чуть не взрыднул, пошел выяснять, в чем дело.

Оказалось – досадная мелочь, ошибка секретаря, которая перепутала цифры в турах. Я – злой, оскорбленный, тут мне предложили зайти к мастеру, который смотрит уже третий тур – хотите, заходите последним. За меня хлопочут: так, мол, и так, ошибочка вышла, парень издалека приехал. Мастер спрашивает: откуда издалека? А я уже в злобном кураже – да тут рядом совсем, из Самары. Короче, поцеловала меня Москва и послала очень далеко. Но теперь я очень благодарен этому случаю, потому что актером я бы не смог быть.

– Дима, в КВН тебя пригласили друзья как мальчика упитанного. А вот от этой самой упитанности, которая потом стала востребована, в детстве не было комплексов?

– В школе, конечно, были. Я страсть как боялся всяких физкультурных соревнований. У меня аж коленки тряслись, когда нас выстраивали на какую-нибудь эстафету. Но я рос в таком замечательном месте – в Ново-Семейкино, где невозможно было бы вырасти этому комплексу в какую-то фобию. Мы росли все вместе, друг друга знали, вечером вместе гуляли, утром – за одной партой. Дети, конечно, бывают злыми в отношении каких-то физиологических нестандартов. Но у меня комплекс развиваться не стал, да и рос я довольно активным и общительным пацаном. Никогда не засыпал с мыслью – надо срочно худеть. Мне с моей полнотой было комфортно. Ну да, кросс пробежать я боялся, зато я мог гирю поднять больше всех.

А давайте все вместе с ума сходить!

– Зато в КВН толстячок Колчин очень даже ничего выглядел…

– Да, уже исторически сложившийся персонаж. Этот образ туповатого крикливого мужика появился из номера, причем случайно. Я был больше автором, чем актером в команде.

– Так я слышала, что тексты пишут профессионалы…

– Так я теперь и есть профессионал. Почти в каждой команде есть способные ребята, которые пишут шутки, так сказать, и многие из них мечтают стать профессионалами в этой области. Почему? «А» – это обеспеченное будущее. «Б» – это карьерный рост, «В» – непочатый край работы на всех телевизионных проектах, каналах. И «Г» – это хорошо оплачиваемая работа. Но это путь неблизкий, вот сегодняшние команды Первой лиги, которые мы смотрели, шли к этому не один год, а впереди еще игры.

– Дима, ну вы же сами утверждали, что КВН – это самодеятельность. А вот та же Света Пермякова из команды «Парма» – профессиональная актриса…

– Да, она – актриса, но работала-то в жанре самодеятельности. Я буду работать профессиональным библиотекарем, но это в КВНе не будет рассматриваться как профессионализм. КВН – это такой жанр самодеятельности, который не подчиняется законам профессионального театра или телевидения. Нет в командах людей, которые бы настаивали: надо бы нам соблюдать композицию на сцене, вот так вот выстроить мизансцену. КВН – это порыв. Собралась куча людей: а давайте все вместе с ума сойдем? А давайте! Все, что нашли по дороге, вывалили в кучу и давай ее разгребать – какая шутка удачнее, чья ситуация смешнее. Это же командное творчество, какой там профессионализм! А вы знаете, что кавээнщиков ненавидят профессионалы? Если мы приходим в какой-то проект, то у всех работа встает, потому что наши ребята могут сутками не спать, не есть, перекусывать каким-нибудь дошираком и за несколько дней сделать такой объем работы, который другие делают месяцами. Мы – дисциплинированы и приучены работать в условиях жесточайшей конкуренции. Если у нас это отнять, мы никому не нужны. И, на мой взгляд, появление на телевидении авторов-кавээнщиков – это движение вперед, на ТВ появляется много свежего и интересного. И частенько из каких-то номеров наших команд появляются сюжеты и для фильмов, и для передач. Один конкурс в какой-нибудь игре становится основой для фильма.

– Например…

– Год назад команда из Казахстана играла в Высшей лиге, тема была предновогодняя, они показали СТЭМ, в котором все желания исполнялись. И на следующий день ребятам позвонили инвесторы и предложили на основе этого сюжета снять художественный фильм. Таких примеров достаточно много. Зачастую кавээнщиков привлекают к написанию сериалов, потому что это ребята с быстрым и гибким мозгом и очень работоспособные.

Есть ли жизнь после КВН

– Да, кому-то очень повезло после жизни в КВН. Мы знаем и успешный «Камеди-клаб», и «Камеди-вумен», но ведь есть команды, которые и до Высшей лиги не добрались, и потом пропали. Что с ними-то?

– Со всеми по-разному. Таких, кто не добрался до верха, конечно, больше. И тут все трагичнее. Была команда, было общее дело, а потом – раз: все свободны. Ломались семьи, рушились карьеры – это страшно и ужасно. Я все это видел и принимаю близко к сердцу – это же по большей части мои друзья, вместе играли… В нашей команде «СОК», слава богу, все обошлось без больших потрясений. Вот мы закончили играть, и каждый пошел своей дорогой. Более-менее процесс жизни без КВН начался безболезненно. Я просто счастлив, что у нас все так обошлось, без трагедий.

– А любимчик публики – Саша Якушев, капитан команды «Прима», где он сейчас?

– Он работает креативным продюсером одной программы, по-моему, на канале СТС. Курская команда авторов была одной из самых топовых.

– Дима, мы вас видели на первом канале в программе Yesterday Live. Куда она делась, вроде такая милая веселая программа была?

– Тут несколько заслонов, которые от нас не зависят. Во-первых, это цифра и во-вторых – это тоже цифра. Первая – это рейтинг, а вторая – затраты на производство.

– Они не совпали?

– По всей видимости. Если бы они хотя бы равнялись, то такую программу было бы грех убирать. Судьбу программы решали профессионалы с ТВ: все решают рейтинги и затраты.

Смешно – не смешно

– Я помню времена прямого эфира игр КВН, сейчас все идет все в записи. Цензура все-таки существует?

– В «АМиК» как таковой цензуры нет, у нас редактура. Наша задача – от первой игры до съемки сделать максимально смешной продукт. На этих этапах мы ставим фильтры «не смешно», «пошло», «безвкусица». Ну, например, только умерла Бэлла Ахмадулина, а у одной из команд был про нее номер. Мы посчитали это неэтичным. Потом фильтр от Александра Васильевича Маслякова, но у него только один критерий – «смешно – не смешно». А дальше уже Первый канал свои коррективы вносит.

– А когда в список неинтересных и несмешных тем, наконец, попадет тема о наших «жигулях»? Заводу и так тяжело, город живет ВАЗом… А тут какая команда ни выйдет, обязательно пнет наш завод…

– Да, мы знаем о проблемах на заводе. Но, вы поймите, это же народное творчество. Это во-первых. А во-вторых, пример: шутка на тему «дороги у нас плохие» находит своих почитателей, а то, что дороги уже стали хорошими – никому не интересно. Зачем смеяться над отличником, когда рядом – вон лошара идет, вот над кем можно посмеяться, это же резче, проще. Но я хочу сказать, что за все время игр Первой лиги, которые прошли в Тольятти, ни одной шутки, уничижающей АВТОВАЗ, не было. Мы-то, честно говоря, ждали, что сейчас начнут команды, попав в Тольятти, шутить про ВАЗ. Но нет, ребята оказались вполне корректными. Хотя в командах рангом пониже эта тема всплывает часто, иногда и смешно, потому что помнят, что шутки про «жигули» всегда принимались публикой хорошо. Но на сегодняшних играх этого не было, потому что ребята знали, что в зале могут оказаться люди, которые работают на ВАЗе и для которых он дорог.

– Дима, так вы редактор Высшей лиги КВН, а живете по-прежнему в Самаре?

– Да, я езжу на работу в Москву.

Большой Ай и Гусман

– Какие-то команды особо нравились, были кумиры среди ребят?

– Да я особо не выделял, мне нравились практически все сибиряки, последний состав из Питера… Но кумиров как таковых у меня не было.

– А Александр Васильевич? Это же Ай!

– Это большой Ай! Но всуе имя Александра Васильевича мы не поминаем.

– Когда Масляков ведет игру, то держит себя отстраненно от команд, но у меня такое впечатление, что он вас всех нежно любит.

– Иногда не нежно. Он любит по-отечески. Он – глыба, монумент, он стержень всего движения КВН. У него образ волшебника, который берет ребят из подъезда и делает из них звезд. Плюс к профессионализму масса обаяния. Работать с ним – это счастье. Даже если мы обидимся и поругаемся, но это на секунду, потому что мы ему все благодарны.

– Александр Васильевич к себе близко мало кого подпускает?

– В его жизни всего много было – и отношений, и привязанностей. У него есть свой круг, и мы туда не суемся – стесняемся.

– Среди судей КВН у вас свои любимчики были?

– Гусмана все любят. Я помню, после первой игры он нашел нас за кулисами, построил и сказал: «Это все – фигня! Сделайте себе театр у себя в Самаре и там играйте!» У меня слезы на глазах, я весь расстроенный – первая игра в Высшей лиге – и такой вот результат. Но тут позвонил редактор: «Дим, к вам Гусман подходил? Забудь все, о чем он говорил. Что он вам поставил?» Я отвечаю: «Высший балл за все конкурсы» Только потом до меня дошло, что Гусман нас высококлассно приколол, такой уж он пожизненный кавээнщик.

Про пуговицу и рейтинг

– А родить удачную шутку – это труд или случайность?

– Ну, у нас свой сленг, не каждый поймет. Порой мы говорим: а давай зайдем в ту параллель, где шутки лежат. Вдвоем, втроем ходим и ищем, как грибы, откопали хорошие, в лукошко положили. И когда полет фантазии набирает высокий градус, оно раз – и выскакивает. Но большинство шуток родилось просто в разговорах, и потом они в народ ушли. Вот мы перед подготовкой игры собрались вместе, я все сидел и бухтел, и бухтел: «Не смешно, надо бы переделать, бу-бу». И мне кто-то из ребят говорит: «Да расслабься ты!», я на автопилоте отвечаю: «Если я расслаблюсь, тебе моей пуговицей башку снесет». Ну, тут все и заржали, а шутка ушла в игру. Так же было и с часами. «Время не подскажете? Ой, а мои-то тысяч на десять долларов отстают». Таких случаев немало было, когда команда живет, как один организм, друг друга подпитывая.

– Дима, а почему все-таки женских команд мало в КВН?

– Да не каждая девчонка выдерживает этот бешеный кавээновский ритм. Раньше было такое дикое количество женских команд, что я думал: ой-ой-ой, сейчас как одна-другая рванет – стрельнет. Не выживают. Это физически нелегко, да и эмоционально женщины на другой планете живут, там же истерики через час.

– А давайте слух развеем: правда ли, чтобы попасть в Высшую лигу, надо большую денежку занести?

– Слух он и есть слух. Однажды нам сказали: «Ребята, если вы узнаете, как попасть в лигу без денег, вы туда попадете». Мы ноги все стерли в поисках этого пути – не нашли. И думали, почему нет его. А потом нам один умный человек объяснил: «Вы понимаете, это так дорого – показывать неинтересную команду, что ни о какой взятке не может быть и речи. Показать скукотищу в прайм-тайм – это удар и по цене на рекламу, и по рейтингу, и сломает хорошо отлаженную систему эфира КВН. Кому нужен этот геморрой?» И мы поняли, что такой геморрой никому не нужен. Надо быть в рейтинге и все.

Люди с лампочкой в голове

– Дима, вот ты вроде человек позитивный, наверное, злобные люди на твоем пути не встречаются?

– А куда ж они делись? У меня такое впечатление, что многие меня ненавидят. Ты же хочешь дарить людям положительные эмоции, радовать их, а это не всем нравится.

– Завистники что ли?

– Всяко бывает. Поэтому в церковь частенько заглядываю… И еще поэтому я стараюсь быть не сильно положительным, чтобы лишний раз не раздражать недоброжелателей.

– А каких людей вы не воспринимаете?

– Скучных. Я не знаю, о чем с ними говорить. Я встречал в жизни людей, от которых невозможно услышать: «А давайте что-нибудь придумаем или сделаем». Лучший вариант у них: «Я пойду телевизор посмотрю». Сильно зависимых от чего-то не люблю, не важно – наркотики это или тщеславие. Я поясню. Я очень много знаю наркоманов, я к ним отношусь не злобно, я не гомофоб. Речь идет о людях, у которых лампочка внезапно в голове загорается. Я не могу подойти к человеку, с которым год назад сидел на теплотрассе и радовался жизни. А сейчас он мимо меня проходит и даже взгляд в мою сторону не кинет, и не потому, что стал известный, богатый. А потому, что он в своем королевстве переворот сделал, лампочку сигнальную зажег. Он для меня наркоман, не в том смысле, что колется или нюхает, а в том, что он зависим от каких-то собственных приоритетов – звезда во лбу, лампочка в голове. Мне по работе с разными людьми приходится общаться, есть среди них и с сумасшедшинкой. Но вот именно с носителями лампочек в голове – не могу. Пунктик у меня такой.

– А все-таки что такое КВН?

– Это для меня свобода в самом широком смысле и в творчестве. Вот у Джека-Воробья есть «Черная жемчужина», которая его постоянно зовет к себе, в море. Вот и здесь: КВН – парусник, который где-то плывет, за собой манит, дает возможность к нему приблизиться, плыть с ним под одними парусами, получая и эмоциональное удовлетворение, и реализацию своих креативных амбиций. И не дает забывать, какой ветер дует, как страна и ты меняешься… Для меня КВН – это путеводная звезда.

– Дима, ты теперь в чине редактора. Есть ли опасность, что глаз замылится и какой-то талант мимо пролетит?

– Конечно, есть такое. Это как за рулем ехать. Утром садишься в машину и у тебя шансы попасть в ДТП всегда есть. Но если не садиться за руль, то и шансов не будет. Мы каждый день допускаем определенный процент ошибок, и если мы не будем этого осознавать, то мы – плохие редакторы. У каждого врача есть свое кладбище, здесь то же самое. Ведь ты же берешь на себя ответственность. Вот пришли сегодня 12 команд и доверились тебе, вот вчера две из них проиграли. И кто тут виноват? Победитель всегда будет только один. И к этому надо быть готовым. Я в свое время этого не понимал: ночами не спал, все казавшиеся промахи на себя брал, нервничал, с ума сходил. И сейчас, хотя я уже оброс немного коростой, я помню ощущения новичков на игре и стараюсь, чтобы глаз не замылился… Для меня же после сегодняшних игр работа не закончилась, уеду в отпуск и там буду читать сценарии, потом пойдут игры… Неделю пропустишь – и уже не догонишь. Убивайся каждый день – это правило. Сначала трудно, потом привыкаешь к этому ритму. Это к вопросу: а как же попасть в КВН.

– Тут интересную информацию про тебя вычитала, что Колчин – великий транжира.

– Я?! Я – ярко выраженный Рак, который все гребет под себя. Я транжира только для семьи, для жены, для дочери. Ну еще если в продаже появляется новый спиннинг, я его покупаю. Все, что касается рыбалки, я транжира. Рыбачу на Волге, в районе Прибрежного. Мы когда-то с Ларой, моей будущей женой, там в пионерском лагере познакомились. Теперь и живем там, около Волги. Я вот сейчас приехал сюда, пересев из лодки в машину. Три щучки по полкило поймал. Еще подсел на подводную охоту.

Блиц

Если отдых:

– То на даче, на Волге.

Если напиток:

– То минералка, чай. Какое-то время назад я так любил все это алкогольное дело – с друзьями, водочкой – милое дело. И вдруг в один день все прекратилось: мне куража в алкоголе не стало, его и в жизни много. Я могу сидеть в пьющей компании, не пить, но быть в том же веселом градусе, что и остальные.

Если книга, фильм:

– Кино и телевизор давно не смотрю, что надо, нахожу в компьютере. Стыдно, но читаю редко.

Если время года:

– То исключительно лето. Не было еще ни одного лета, чтобы я не пожил в палатке около Волги. И хорошо, если оно холодное и дождливое, чтобы и купаться одному, и рыбачить.

Если еда:

– Ой, всего не перечислишь, но последнее время это блюда азербайджанской кухни. Нам друзья подарили садж – это такая большая сковорода из чугуна, в которой готовить можно много всякой вкуснятины. Рыба во всех проявлениях, а тут мне еще и коптильню подарили…

Дмитрий Колчин за столом

Фото “Вести региона”

Галина Плотникова, “Вести Региона”

фото: из открытых источников