И жизнь себе испортил навсегда

    Его задержали возле дома матери – была оперативная информация, что морячок занимается сбытом наркотиков.

    В «Приоре» с зеркальным номером сотрудники уголовного розыска нашли связку ключей от домофонов, рулон пищевой фольги, а у самого Александра – карту банка и сотовый телефон с записями о закладках. Александр отпираться не стал: рассказал, что начал распространять «синтетику», и сам назвал коды, с помощью которых открыли в телефоне все приложения с адресами закладок.

    Обыск квартиры матери делали ночью: не потому, что хотели оказать давление, просто так совпало по времени. Служебно-разыскная собака остановилась в зале возле стоящего у окна стола. В нем лежали электронные весы с характерным белым налетом, чайная ложка, которой черпали «муку», куча полиэтиленовых пакетиков, рулоны изоленты и фольги. Тут же находились две банковские карты на имя Александра. Спросили мать, она ответила, что найденные предметы видит впервые, столом пользуется только сын. Однако протокол обыска подписывать не стала, хотя текст прочла и замечаний у нее не было.

    Позже она рассказала, что одна воспитывала сына: с мужем развелась, когда ребенку было всего пять лет. Саша рос хорошим мальчиком, а с 10 лет стал ходить в кружок юных моряков.

    – На лето я его отправляла в лагеря, поэтому он всегда был под присмотром взрослых, с дурной кампанией не связывался. В школе учился хорошо: в чём-то отставал, в чём-то преуспевал. В речном колледже, это уже Самара, освоил профессию техника-судоводителя, затем стал моряком заграничного плавания. В рейсы уходил на четыре месяца, потом столько же отдыхал. Когда возвращался с рейса, здесь, в Тольятти, неофициально подрабатывал в такси. Где жил? У девушек – на их территории, домой приходил только в гости. В качестве моряка получал достойную зарплату, примерно 60-70 тысяч рублей в месяц, мне материально не помогал, но к праздникам дарил хорошие подарки, – не без гордости подчеркнула мать.

    Еще сообщила, что сын «алкоголь употреблял в умеренном количестве и хорошего качества», курить – курит, но наркотиками никогда не баловался. Словом, во всём положительный молодой человек.
    В связи с этим возникает вопрос, даже два. Если он такой положительный, зачем стал распространять наркотики? Чего ему не хватало? На одном из допросов Александр обмолвился, что отнесся к наркосбыту как к баловству, несерьезно. И снова противоречие, если учесть его старательность в расфасовке доз, их закладке. Небольшие партии отравы он забирал в Автозаводском районе, как правило, в мусорных контейнерах или возле них, а раскладывал в Центральном – либо в подъездах, либо в урнах. Места закладок расписывал подробно, хотя и с грамматическими ошибками, например, «Карбышева 16 зайти за дом, видим первое большое дерево ординарное, следующее из четырех стволов, слева от него камень в мете, прикопан под ним». В мете – это, вероятно, в метре.

    Посидев в камере несколько месяцев, Александр отказался от своих слов и начал говорить про полицейский произвол: как били его оперативники ногами, как пристегивали наручниками к лавке, как заставляли подписывать протокол явки с повинной. Только с помощью этих гестаповских методов были выбиты с него, бедного моряка, признания, а на самом деле наркотики он никогда не распространял.

    На финишной прямой – в зале суда – Александр опять поменял показания, заявив, что вину признает и в содеянном раскаивается. Про пытки не прозвучало ни слова, хотя Александр в ходе следствия не раз грозился всё рассказать в суде.

    Государственное обвинение поддерживала старший помощник прокурора Центрального района Елена Паникар. Она с учетом четырех эпизодов предложила лишить подсудимого свободы на 13 лет. Услышав это, Александр как-то сжался, вероятно, понял, что чуда не произойдет и никто не махнет рукой на его совершенную глупость. Суд назначил наказание мягче – 9 лет колонии строгого режима.

    Адвокаты, а их было двое, из разных коллегий, уже подали апелляционные жалобы. Оба называют приговор слишком суровым и просят смягчить наказание. Слово теперь за коллегией по уголовным делам областного суда. Хотя вряд ли что-то принципиально изменится – с учетом сложившейся практики: сейчас наркосбытчиков наказывают жестко, порой даже строже, чем убийц.

    Подведем невеселый итог: 25-летний теперь уже бывший второй помощник капитана танкера «Глард 1» сделал, копаясь в мусоре, 14 закладок. За это, по его словам, он получил 7 тысяч рублей, а еще – надолго потерял свободу. И жизнь себе испортил навсегда.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 52 (1180) 12.01.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    мужчину ведет сотрудник полиции

    фото: www.reniinfo.od.ua