Художник Ирина Севостьянова рассказала, как из старых газет и журналов рождается настоящее искусство

дизайнер художник коллажист

В нынешнюю музейную ночь корреспондент газеты «Площадь Свободы» отправился в отдел современного искусства Тольяттинского художественного музея.

Мы остались «ночевать» с задорной девчонкой – дизайнером по профессии, художником по сути Ириной Севостьяновой. Потому что здесь, в ОСИ, в минувшую субботу открылась ее персональная выставка «Пережить самого себя».

Заразить идеями

– Ирина, поздравляю вас с персоналкой! Как вам пространство, в котором она открывается в нынешнюю музейную ночь?

– Для меня выставки дело привычное. Начиная с 2015 года я веду активную выставочную деятельность и показываю свои коллажи на самых разных площадках. У меня уже были и музейные выставки, и выставки в галереях современного искусства, и небольшие квартирники, и уличные вернисажи, и фестивальные события. Чего только не было за это время! Я за любую возможность предъявить людям то, что я делаю. Мне всегда интересно показать зрителям мои коллажи, заразить кого-то из них идеями. В мире существует очень много разных техник этого искусства. А с ОСИ у меня уже очень многое связано. Здесь я провела первый в жизни мастер-класс по коллажу. Здесь проходит моя первая персональная выставка. Я об этом мечтала.

– А почему коллаж?

– Коллажем я занимаюсь уже больше десяти лет. Мне нравится, что можно работать с уже готовыми средствами, то есть брать готовые материалы, материалы с какой-то историей, и создавать новые миры и смыслы.

Жертвы не нужны

– Устроители вашей персоналки в ОСИ убеждены, что «для того, чтобы пережить себя, жертвы не нужны. Коллаж – максимально гуманное искусство, а художник-коллажист – филантроп по сути». Но для создаваемой вами новой реальности нужно не только вдохновение…

– Да. Например, какие-нибудь старые иностранные журналы, книжные обложки, газеты, снимки… Там художник находит очень интересные фактуры, и там уже есть определенные контексты внутри. И уже ощущая и понимая это, переделывая что-то, можно строить какие-то новые миры, конструировать сущности, представлять какие-то новые смыслы. Но при этом коллаж как искусство еще и настолько многогранен, что можно совмещать его с любой техникой, с живописью или рисунком. Можно создавать коллажные скульптуры.

Коллаж как художественная техника существует уже больше ста лет. Но, несмотря на этот приличный возраст, все время продолжают открываться какие-то новые, современные методы коллажирования. Художники приходят к новым идеям внутри одной техники. Мне нравится работать с архивными материалами, со старыми фотографиями.

– И как некий разрушитель бумажной визуальной памяти в том числе? Не жалко вам старых альбомов и фотографий, Ирина?

– Да, иногда их действительно жалко резать. Жалко рвать журнал, который, может быть, достался тебе с большим трудом, который пришел к тебе из 50-60-х годов. Но ценность коллажа от этого только повышается. Она повышается и для меня, и для тех, кто на него смотрит. Так получается уникальное произведение, в котором ощущается хрупкость. И эту хрупкость нужно сберечь. Нужно очень аккуратно вырезать, аккуратно наклеить. Если у тебя возникают моменты, когда действительно жалко испортить какую-то архивную вещь, можно сделать копию и уж тогда, не стесняясь, резать и клеить этот материал.

– Я так понимаю, вы используете не личные архивы, а ведете прямо-таки поисковую работу? Значит, все идет не от идеи, а от материала?

– Это бывает по-разному. Иногда появляется некий материал, потом возникает идея и начинается процесс. И когда кусочки бумаги или фотографии ложатся рядом с друг с другом, складывается совершенно новая история. А бывает наоборот: возникает идея, и она сама подсказывает, какой материал будет нужен для ее воплощения.

По следам Пикассо

– Я уверена, что ваши первые коллажи, как у всех, были еще в детстве. Пожалуй, у любого ребенка существуют какие-то опыты в этой области.

– Все когда-нибудь в детском саду или даже раньше клеили аппликации, резали бумажки, накладывали их друг на друга. Говоря о коллаже, можно назвать их искусством просто потому, что его сделал художник, и творчеством, если это совершил ребенок. Я пришла к коллажу, когда училась на дизайнера, на уроках композиции. Раньше я, конечно, что-то клеила, но это было скорее баловство, нечто похожее на коллажирование в рекламе. Меня это очень привлекло уже тогда, но я не очень воспринимала искусство коллажа в тех исторических величинах, которые уже знала. Я имею в виду такие имена, как Жорж Брак и Пабло Пикассо. Это люди, которые привнесли коллаж в искусство. И для них, и для их времени это были очень смелые эксперименты.

– А как можно определить вашу технику?

– Наверное, некоторые из моих работ можно назвать сюрреалистичными, потому что там есть тема построения миров. В основном на этой выставке представлены мои абстрактные работы.

– Ирина, меня очень привлекли два ваших коллажа из серии «Иконы».

– Это название серии дала не я. Одна из моих подруг посмотрела на эти книжные обложки с патиной и кракелюрами и увидела схожесть со старыми иконами. И я эту идею приняла. Вспомним, опять же, Малевича с «Черным квадратом», который висел на выставке в красном углу. И мне показалось, что это неплохо для названия целой серии, в которой гораздо больше работ, чем представлено на этой выставке.

– Вы приняли это название – значит, сначала это было для вас чем-то иным? Чем же?

– Возможно, на подсознательном уровне для меня это были иконы, но не в религиозном смысле этого слова. Здесь нельзя проводить параллели с тем, к чему мы все так давно привыкли. Для меня это скорее икона филолога. Ведь для филолога книга – что-то необыкновенно дорогое.

Конечно, можно рассматривать это как акт вандализма, который художником совершается над книгой. Но с другой стороны, все эти книги бросовые. Их выбросили. Библиотеки тоже избавляются от книг, ликвидируют старые, пораженные плесенью и грибком старые издания. А я их подбираю. И даю вторую жизнь. Некоторые могут посмотреть на это негативно. Как это – порвать книгу? А кто-то, наоборот, увидит в этом новую жизнь, которая зарифмуется с его чувствами, ощущениями жизни.

– А чем вы занимаетесь кроме коллажа? Живописью?

– Живописью только в рамках смешанной техники, комбинированной с коллажем, потому что коллаж – это мой медиум, который я обожаю и вот теперь несу в массы, потому что преподаю его.

Справка

Ирина Севостьянова специализируется на аналоговом коллаже. Работает в абстрактной стилистике с элементами фигуратива и сюрреализма. Участница сообществ российских коллажистов «Режь да клей», «Мастерская коллажа», член международного клуба The Colladge Clab. Основала Карманный музей коллажа, курирует выставки проекта «На коленке».

Марта Тонова, газета «Площадь Свободы»

создание коллажей на Ночи музеев

коллаж из газет из журналов

фото: Александр Клынин

коллаж дизайнера