Грабеж в Тольятти: продавцу разбили голову кирпичом

Налетчика на коммерческий киоск нашли в течение часа. Просто продавец, стирая кровь с разбитой головы, дала точную ориентировку:

– Этот гад живет в соседнем доме. В последнее время он часто приходил в “комок”. У него есть брат, который недавно ограбил вон тот магазинчик.

Когда Александра Сорокина взяли, он, дыша перегаром, сознался:

– Начальник, похмелиться хотел. Смотрю, дверь киоска приоткрыта, кирпичом подперта. Я взял этот кирпич – и туда.

Судили Сорокина в седьмой раз, а на свободе он пробыл два с половиной месяца. Не знаю, когда успел устроиться на работу, такие обычно общественно полезным трудом себя не утруждают. Тем не менее в материалах уголовного дела обвиняемый значился как строитель акционерного общества «Автострой».

За разбой Сорокина судили впервые, до этого были кражи, грабеж и преступления, связанные с наркотиками. Посидев три месяца в камере следственного изолятора, Александр Алексеевич решил «отредактировать» cвои прежние показания и выдал новую версию случившегося.

Опытные урки часто так делают, проблема в том, что многим не хватает остроты ума, чтобы продумать все мелочи.

Поскольку Сорокин тот еще интеллектуал, у него вышло совсем смешно. Он принялся утверждать, что зашел в помещение киоска с одной-единственной целью – попросить денег взаймы. Действительно, вламывается пьяный небритый мужик с кирпичом в руке и вежливо просит на бутылку. Просто голливудский сюжет.

– Восьмого сентября было жарко, и я немного приоткрыла дверь. Сидела лицом к витрине, через окно в которой и осуществляется торговля.

Неожиданно дверь распахнулась, в помещение влетел мужчина, сдвинув стул, на котором я сидела. Он потребовал деньги, ударив по голове чем-то тяжелым. Я вскочила со стула, стала кричать:

– Ты что делаешь?! Ты что делаешь?!

Он ударил по голове еще два раза. Мы стояли практически лицом к лицу. Я стала выталкивать его из киоска, кричала. При этом стояла спиной к сейфу, он был открыт. Мужчина пытался добраться до сейфа, там лежали деньги, но я не давала. В конце концов мне удалось его вытолкать из узкого помещения на улицу. Сорокин, фамилию я узнала потом, бросился бежать по Майскому проезду к своему дому.

Это рассказ продавца, отстоявшей хозяйское добро. Конечно, крайне неразумно держать открытыми и “комок”, и сейф, хотя на тот момент денег там было немного – 4232 рубля.

В суде государственное обвинение поддерживала помощник прокурора Комсомольского района Ольга Рогова. Она критически отнеслась к показаниям подсудимого, доказав, что он совершил разбойное нападение.

Кстати, Сорокина судили по двум статьям Уголовного кодекса. Будучи уроженцем Васильевки, он после освобождения наведывался в родное село, где на территории молочной фермы украл три двигателя (один – от центрифуги, два – от сепараторов) и кое-что по мелочи. Стоимость похищенного – 43 тысячи рублей. При этом Сорокин сдал двигатели в Узюково (там располагается пункт приема металла) за 1500 рублей.

А через неделю решил сходить в гости к однокласснику. Зашел на участок, а там – два  новых спортивных велосипеда. Не устоял Сорокин перед соблазном, перекатил оба велосипеда в лес возле кладбища, а на следующий день продал их незнакомому мужчине за 4 тысячи рублей, то есть за гроши. И случилось это на колхозном рынке Комсомольска.

Кражи уголовник признал полностью, а по разбою «пошел в несознанку». Тем не менее суд приговорил его к восьми с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

кирпич в руке
Сергей Русов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников