Готов оспаривать в судах и другие грабительские для населения тарифы: за тепло, за воду, за свет

    В Думе г.о. Тольятти представители фракции КПРФ провели пресс-конференцию, посвященную победе в суде по оспариванию «мусорного» тарифа, и вкратце рассказали дальнейших перспективах и планах. Главный тон задавали тольяттинские инициаторы борьбы с «мусорной» гидрой – депутат Самарской губернской думы Алексей Краснов и депутат Думы г.о. Тольятти Павел Турков.

    О победе и акценте

    Алексей Краснов:

    — Факт всем известен: судья Родина при полной поддержке прокуратуры вынесла решение об отмене в суде первой инстанции так называемого «мусорного» тарифа на 2019-й год. Несмотря на то, что наши оппоненты налегают на то, что это лишь суд первой инстанции, что решение суда ещё не вступило в законную силу, и тем ставят под сомнение нашу победу, я хотел бы им возразить и сделать акцент на важных для всех нас моментах.

    Во-первых, основной нашей целью было доказать, что тариф экономически не обоснован. Не просто формальная отмена приказа – мы видим, что суд принял победное для нас, но не вполне устраивающее нас решение – тариф отменён не со дня его опубликования и вступления в силу. Судья вынесла приказ отменить его с момента вступления в законную силу решения суда. То есть весь этот период, за который кто-то из граждан платил, а кто-то (как я) не платил, остаётся спорным. Я позже остановлюсь на наших действиях на этот счёт.

    А сейчас повторюсь: для нас очень важно было доказать факты экономической необоснованности расчётов, чтобы система признала: тариф не верен! И, в принципе, прокуратура в лице прокурора Кушнирчук дала свою оценку всему тому, что происходило на суде. И встала на нашу сторону. Разве это не победа? Победа!

    Далее. Следующий акцент.

    Я, когда давал первые интервью по поводу «мусорной» реформы, говорил: это беспрецедентный суд, такого ещё не было, чтобы объединились очень большие общественные силы. Начиная от простых граждан и руководителей небольших ТСЖ до больших ассоциаций владельцев собственников жилья. И суд не на какую-то тему, где «первичка» и «документалка» небольшие. Здесь был гигантский пласт документов и информации, до этого нам абсолютно неизвестных. Огромное количество законов, подзаконных и нормативных актов, разъяснений, программ, методических указаний и инструкций. Всё это надо было изучить, чтобы победить в этом суде.

    Прежде в эту область ни депутаты, ни общественность серьёзно не ступали. И вот я говорю: не очень принципиальны сейчас нюансы победы, важно то, что мы смогли разобраться и полностью понять структуру тарифа. Структуру того, почему, где и в каких моментах нас ввели в заблуждение. Вот это основной момент, который я хотел бы подчеркнуть. Мы считаем победой не выигрыш суда первой инстанции, а то, что мы доказали: тариф экономически необоснован!

    Следующий акцент.

    Начинают оппоненты обсуждать: «почему Турков упомянут впереди всех, хотя он даже не истец в деле по тарифам?». Объясняю: у нас состоялось депутатское межфракционное заседание, где были депутаты от КПРФ, городской, губернской думы, где именно Павел Турков выносил этот вопрос на обсуждение и предложил подать в суд. Это была его инициатива, поэтому мы и пишем в наших – коммунистических – СМИ, что Турков был инициатором. И формально, если брать хронологию, получается вот что: 4 апреля мы с Турковым подаём в суд на отмену норматива накопления ТКО. Потом 11 апреля – через неделю – Вера Романюк подаёт иск по тарифу, а 23-го мы «доносим» такой же иск от КПРФ. Сначала от Краснова, затем присоединяется Матвеев.

    Зачем нужны два суда?

    — Теперь конкретно о понятиях «тариф» и «норматив». – Продолжил депутат Краснов. – Для нас как депутатов от КПРФ нет разницы: суд по нормативам или суд по тарифам. Нет. Как только мы подали иск по нормативу, мне сразу позвонили с радио «Эхо Москвы» и пригласили на эфир. Журналист Гор Мелконян задал вопрос: «Почему вы подали иск отдельно на норматив?», я ответил: «Это с правовой точки зрения правильно. Эти два суда надо рассматривать отдельно».

    Здесь у нас одна нормативная база, а там – тарифное дело и совсем другая «нормативка». Да, они стыкуются в территориальной схеме, но я сразу говорил: вдруг мы проиграем эти два суда, у нас останутся, как минимум, три повода, чтобы потом судиться. Третий — оспаривать, как в одном из регионов, территориальную схему. Но лучше было оставить себе отходные пути.

    Таким образом, мы подали два иска, которые потом скорректировали огромным количеством дополнений, как ни один другой истец. Объёмами наших материалов даже начали возмущаться ответчики. Мол, мы не даём им аргументировать свою позицию тем, что вносим новые и новые критические замечания. Такой вот был абсурд в их заявлениях.

    Что не так с тарифом?

    — Мы намерены представить общественности по данному суду всю информацию: с аргументацией, с доказательствами. Это непростая работа. Поэтому сейчас коротко пробегусь по основным моментам: что в «мусорном» тарифе не так.

    Первое и самое главное: транспортные расходы. Это самая большая и затратная часть – свыше четырёх миллиардов рублей из всех шести миллиардов годовых сборов с населения за обращения с ТКО. Как получилась такая колоссальная сумма?

    Региональный оператор, подавая заявку, рассчитал все свои транспортные расходы по километражу, исходя из дальности поездки до одного километра.

    Я летом иногда живу в дачном кооперативе (почему и сужусь по нормативу – не могу сделать перерасчёт). У нас два бункера, за каждый мы платим перевозчику по 4 000 рублей за вывоз. Мусоровоз приезжает, загружает бункер, отвозит его на полигон, оставляет там с мусором или вываливает – я не знаю деталей, да и это не принципиально. Затем, видимо, едет на мойку, а после возвращается и оставляет в отстойнике.

    Транспортное «плечо», количество погрузок и разгрузок известно. До моего дачного кооператива от полигона 30 километров. Плюс четыре точки остановки: база – площадка на дачном кооперативе – полигон –база.

    Как бы мы посчитали? Взяли бы отрезки: 10 км от базы до кооператива (я приблизительно говорю, не знаю, где у «Эковоза» база), 30 км от кооператива до полигона, 30 километров от полигона до кооператива, 10 км от кооператива до базы, сложили бы, получили 80 километров, разделили на 4, вывели среднюю протяженность маршрута – 20 километров и умножили бы на 20-километровую стоимость пробега. И получили некую сумму. Это если совсем грубо. А если точно, то взяли бы стоимость 30-километровых отрезков, затем 10-километровых отрезков, умножили на 2 и разделили на общее количество километров.

    Региональный оператор посчитал не точно и даже не грубо. Он посчитал по-своему.

    Начнём с того, что тарифный департамент, министерство и региональный оператор до последнего заседания жёстко стояли на своём: дескать, они не знают, сколько у них точек остановки мусоровозов. Это фарс! Не знать абсолютно то, чем ты занимаешься, сколько и где забираешь мусора – это абсурд. Но теперь самое интересное: зачем они это говорят?

    Они этим аргументируют следующее: мол, раз они не знают, сколько остановок делает мусоровоз на своём пути, они будут считать каждый километр движения и оценивать его по максимальной стоимости. Мы считаем, что это экономическая афера в чистом виде! Будем подавать заявление в Генеральную прокуратуру. Вдумайтесь: два экономиста выступали в суде. И оба объясняли, что это абсурд. Первый предлагал принцип расчёта примерно такой, как я говорю. Другой — просто взять средний километраж и умножить его на конечное количество вывозимых тонн мусора сразу. И получить годовую стоимость этих перевозок. У одного получилось в 6 раз дешевле, у другого – в 10! Оба профессиональные экономисты. Только один – теоретик, а другой – сметчик, практик, который составляет сметы.

    Далее – аренда помещений под центры обслуживания населения. Региональный оператор, когда формировал свой тариф поступил оригинально. Он сказал: надо будет обслужить энное количество муниципалитетов и граждан. Соответственно, он взял это количество и запросил стоимость аренды в Самаре. Мы просмотрели все предложения по аренде, которые получил оператор. Получилось, что это «первая линия»: дорогая недвижимость для магазинов и офисов. И эту среднюю аренду он умножил на количество всех офисов для всех муниципалитетов.

    Мы задаём вопрос: «Если у вас центры обслуживания в Сызрани, в Новокуйбышевске, Тольятти, Октябрьске, где цена аренды в разы ниже, почему вы не брали цифры там?» Они отвечают: в Октябрьске даже подороже, чем в Самаре… Мы постоянно слушали в суде такие вот странные рассуждения. И потом: зачем было брать стоимость элитных офисов в самом центре плюс дешёвое, делить и получать среднее. Извините, а почему не брать за основу целевое помещение, подходящее по всем параметрам и по оптимальной цене? Они глухи вообще к этому доводу. Но, как видите, даже прокурор встала на нашу сторону и посчитала, что это экономически не целесообразно.

    Следующее – онлайн-кассы для приёма платы с населения. Почему-то региональный оператор посчитал, что надо брать средние, а не дешёвые. У них не очередей, ни сотен параметров, как в супермаркетах. Всего лишь договор – деньги и всё. Но им нужны кассы с жидкокристаллическим монитором. Ну ладно. Но они в эти кассы зачем-то посчитали ещё и так называемый апгрейд. То есть доработку касс до того, чтобы они действовали в соответствии с ФЗ-54. Вы зайдите на любой сайт по продаже касс, все кассы предлагаются уже подготовленными для работы в соответствии с этим ФЗ.Что это такое? Дважды заложенные расходы!

    У нас свои правила!

    — Далее идёт феерический экономический фейк. Есть методические указания ФАС (Федеральной антимонопольной службы. – Прим. ред.) и основы ценообразования. Два документа, которые вообще определяют формирование тарифа. И там чётко написано: оператор может выбрать одну из трёх методик расчёта. Не будем глубоко погружаться в тему, потому что в нашей ситуации оператор захотел воспользоваться только методом обоснованных расходов. Это был его выбор. Так вот, читаем экспертизу министерства ЖКХ и видим: что, когда экспертная группа министерства доходит до административных трат, вдруг ИЗ НИОТКУДА берётся метод для расчёта, разработанный для «электрических» компаний! Просто произвольно. Это как если бы нам сказали: сейчас мы играли с вами в домино, а теперь будем играть в то же домино, но по правилам шахмат. И получается, что административные расходы полностью дублируются. Метод аналогов, которой они используют, предполагает «зашивать» в тариф и расходы по открытию офисов, и аренду. То есть то, что уже было до этого посчитано в тариф.

    …Даже если просто всё перечислять, рассказ займёт несколько часов. Но апофеоз этого правового безобразия в том, что наш региональный оператор, полностью проигнорировав правила регулирования тарифов в сфере обращения с ТКО, не предоставил в министерство ни производственную, ни инвестиционную программы. Абсурд ситуации в том, что на первых заседаниях представители регоператора нам браво говорили о том, что столько много денег им нужно для того, чтобы строить мусороперерабатывающие заводы, покупать транспорт. Спрашиваем: какой транспорт купили? Отвечают: 10 мусоровозов. Переспрашиваем: 10 мусоровозов? Да! Вывозите мусор? Да! Мы: а вывоз мусора – это производственная деятельность? Они: да!.. Тогда почему у вас производственной программы нет? Молчание.

    Какая такая программа?

    — Понимаете, до чего абсурдна ситуация? В законе написано, что производственной деятельностью регионального оператора является его текущая операционная деятельность! Всё, что он делает вне инвестиций, – это его производственная деятельность. И он должен был её детально описать и сдать в министерство. А почему он её не написал? Потому что должен был сдать до 1 сентября 2018 года. По закону. Но, как мы знаем, к 1 сентября там, в министерстве, «конь не валялся». И региональный оператор наверняка не знал, что он будет региональным оператором! Потому ничего и не предоставил. Если мы откроем тарифное дело, региональный оператор свою экономическую деятельность вообще не детализировал никак. Ничего не планировал. Только деньги собрать.

    Вот основные вехи этого суда. Чтобы всё это выяснить, нам потребовалось полгода, экономическая экспертиза и гигантское количество времени, труда, умственной работы.

    Хочу отдельно поблагодарить нашего юриста Валентина Сошникова – это юрист регионального отделения КПРФ, который эту работу на себе тащил и, конечно, Павла Туркова, тольяттинского депутата, который провёл огромную работу по экспертизе и сбору средств на неё. Михаил Матвеев – именно он первым вскрыл схему с транспортными инсинуациями – расчётом по одному километру «плеч» протяженностью в 100-120 километров.

    Большое спасибо всем гражданам, которые поддерживали нас информацией, материальными средствами на проведение экспертизы, морально. Впервые общественность так глубоко проникла в закулисье тарифного беспредела. Нам десятилетиями рассказывают сказки про инвестиции, которые вкладываются, а мы, платя по 100-200 рублей не понимали, что речь идёт о миллиардах.

    Люди должны знать!

    Павел Турков:

    -Мы прошли практически всё. Не все люди читают наши блоги, страницы в соцсетях, но они должны знать. Было нападение на помощника депутата Самарской губернской думы, который сидел в зале суда и его ударили по лицу. В наш адрес были угрозы. Не буду скрывать: наших людей пытались купить, но у провокаторов это не получилось. Нам хамили. Суды по каким-то причинам запретили вести видеофиксацию на этих процессах. Да, есть диктофонные записи, но что происходит, когда бабушку выдворяют из зала четыре мужика, когда начинают оскорблять – это всё за кадром.

    Что происходит сейчас? Мы подаём обращения от депутатов тольяттинской городской и губернской думы Генеральному прокурору Чайке. Мы рассчитываем, раз создан прецедент по тарифам, Генеральная прокуратура не сможет обойти стороной наш регион и должна будет принять меры срочного реагирования. Потому что, на наш взгляд, здесь имеется состав преступления, предусмотренный статьёй 159 УК РФ (мошенничество, то есть «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»). Некие лица пытались создать этакий «легальный» отъём у граждан их кровных средств.

    Безусловно, будет апелляция. Региональный оператор на своём сайте об этом уже заявил. Естественно, они сейчас взялись за голову: шикарная жизнь, которую они себе распланировали на 500 лет, находится под большим вопросом.

    Мы не будем сейчас раскрывать все карты. Рассказывать о готовящихся обращениях, заявлениях в адрес губернатора, департамента, министерства и не только. Мы попытаемся принудить их к миру, чтобы они остыли и сели за стол переговоров. Уже не получится так легко в 3-4 раза завысить тарифы и навязать нам этот мусорный оброк в 2020-м году. Все шаблоны, вся формальная и неформальная логика, весь алгоритм, по которому работал департамент, создавая кучу этих непонятных бумажек, – предмет для разбирательства правоохранительных и судебных органов.

    Материалы суда мы ещё опубликуем. Но «три кита», на которых держалась их «липовая» экспертиза тарифного дела, в решении суда не устояли. Необоснованными признаны затраты по аренде, расходы по онлайн-кассам и, самое главное, транспортные расходы. И прокурор, и судья поддержали нашу общую позицию. Вы представляете, какое колоссальное давление пытались оказывать на суд, и какое давление будет, когда пойдут все последующие иски обжалования вплоть до Москвы. Но, считаю, мы должны удержаться.

    Юрий Сачков, первый заместитель председателя думы г.о. Тольятти:

    — Принципиальный вопрос: у нас в собственности города есть завод по утилизации бытовых отходов (ЗПБО). Он стоит, не работает, администрация его намеревалась продать, но депутаты от КПРФ не дали. Почему бы ЗПБО просто не включить в территориальную схему по переработке отходов, чтобы не возить мусор за 50 километров? Польза будет и городу, и регоператору экономия. Ответ от тех, кто находится по другую сторону «мусорной» реформы: нам это не нужно. В таком случае мы понимаем, что у регоператора вообще нет желания строить какие-то заводы. Это доказывает, что нам врут!

    И вновь суды, и вновь тарифы

    Вопрос корреспондентов:

    — Как вы думаете, решение суда – политическое, или судья искренне разобралась в проблеме?

    Алексей Краснов:

    — Я думаю, решение не политическое, а правовое. Если выносить решение не в нашу пользу, надо проигнорировать экспертизу, которая стала частью материалов судебного дела. Там есть указания на экономическую необоснованность. Как судья смогла бы это проигнорировать, а потом столкнуться с ситуацией, что Верховный суд принял бы нашу сторону? Если бы где-то чуть-чуть было нарушено… Но эксперты столкнулись с тем, что тарифного дела с экономическим обоснованием и прочим просто нет. Есть некие цифры, которые в постулированном виде излагает региональный оператор, а потом их слегка корректирует министерство. А расчётов экономических нет. Словом, если бы судье принимать решение не в нашу пользу, надо было пойти против всей науки экономики, против системы права.

    Вопрос корреспондентов:

    — Есть старый анекдот, где замужество сравнивают с миражом: сначала пропадают дворцы, потом пальмы и в итоге остаёшься с одним верблюдом. Складывается впечатление, что из риторики ответчиков постепенно исчезали обещания убрать несанкционированные свалки, потом построить заводы, сортировочные пункты, неизменным оставался лишь сбор средств с граждан…

    Алексей Краснов:

    — Все очень просто. Была психологическая уверенность ответчиков, что мы не разберёмся в том, что они наворотили. Поэтому они «несли» всё, что привыкли «нести» на совещаниях и «круглых столах»: «мы построим!», «мы вывезем!», «мы всё поставим!», «разделим!» и «утилизируем!» Когда ответчики поняли, что мы разобрались в этой кухне, и ловим их за руку, тот же Мокшин (руководитель тарифного департамента правительства Самарской области. — Прим. ред.) начал говорить: «Какие заводы?! Только сортировочные пункты и то, когда-нибудь потом…», хотя на первых заседаниях они рассказывали нам про «Нью-Васюки» вселенского масштаба. Теперь они не будут ничего обещать, а будут тупо стараться взять с нас деньги.

    Вопрос корреспондентов:

    — Алексей Геннадьевич, в начале своей речи вы обещали вернуться к вопросу платежей…

    Алексей Краснов:

    — Отмена приказа не приведёт К АВТОМАТИЧЕСКИМ возвратам, переначислениям и так далее. Нужны гражданские иски в суд по возврату денег. Но здесь граждане делятся на два типа: кто платил, и кто не платил. С первыми всё понятно – мы будем с ними оспаривать сумму долга. А те, кто платил, могут, например, оспаривать незаконное обогащение регоператора. Это разные правовые стратегии, разная аргументация и разные экономические обоснования, и разные суды. Мы разделимся на две группы и будем бить по двум направлениям параллельно.

    Вопрос корреспондентов:

    — Куда обращаться людям для составления исковых заявлений?

    Алексей Краснов: — У нас есть общественная организация по защите прав потребителей, которую возглавляет Георгий Акоев. Здесь логично подавать иск, который будет объединён, — чтоб форвардом выступала общественная организация. Зачем? Много граждан необеспеченных. Они кинутся к юристам, те «слупят» с них деньги, рассказывая, как составят им иски, такие же, «как у Краснова». Всех этих ненужных трат можно и нужно избежать. Но мы сначала должны выиграть! Потом человек придёт, напишет заявление в общественную организацию, и этого по закону о защите прав потребителей достаточно, чтобы организация представляла его интересы. Таким образом, мы сэкономим время, деньги и консолидируем граждан правильно.

    Вопрос корреспондентов:

    — Планирует ли партия КПРФ оспаривать и другие тарифы — на тепло, на воду? Тем более что, как вы говорите, смогли познать кухню приготовления тарифного «блюда»?

    Алексей Краснов:

    — Год назад я пытался с ТЕВИСом и «Т-Плюсом» разобраться. Изучал информацию, писал запросы. Это было связано с прокладкой трубы в Комсомольский район и концессией. И пришёл к выводу, что в суде с монополистами «общаться» легче, нежели через депутатские запросы. Суд просто обязывает предоставлять те документы, которые нужны. Ведь, как ни странно, наш депутатский статус ничего нам не даёт. Мы пытаемся получить от этих организаций документы, но добиваться победы в «бумажном пинг-понге» — долго. Схема и так ясна. Думаю, что следующим в суде мы будем оспаривать тариф того же «Т-Плюса». Я недавно пошутил в отношении судебного дела, что это был самый «крутой» семинар по изучению «мусорного» тарифа. За полгода я изучил всю «нормативку». И почему бы теперь не сходить на такой же семинар по изучению тарифа от ПАО «Т-Плюс»? Мы будем вскрывать всю эту кухню и рассказывать людям, что конкретно включают в тариф поставщики коммунальных услуг. То есть за что мы с вами платим

    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

    пресс конференция

    Фото: «Тольяттинский навигатор»

    error: Мы записали ваш IP адрес