Галина Попова: Таких событий не хватает сегодня России

Единомышленники Василия Шукшина высоко оценили тольяттинский театральный фестиваль.

Праздник удался — так можно сказать о прошедшем 21-23 ноября в Тольятти межрегиональном фестивале «Светлые души», который был посвящен 85-летию Василия Шукшина. Во всяком случае мэр Сергей Андреев назвал фестиваль одним из ярчайших событий 2014 года, а тольяттинские зрители не скупились не только на аплодисменты, но и на крики «Браво!».

Пусть пьес для театра Василий Макарович успел написать не так много, тем не менее мы достаточно часто видим театральные постановки по его рассказам и повестям. Как можно объяснить желание театральных режиссеров обращаться к творчеству Шукшина? На этот вопрос участники и гости фестиваля ответили по-разному. Руководитель Межрегионального центра имени Шукшина Геннадий Матюхин отметил великолепные народные характеры, которые всегда будут интересны и актерам, и зрителям.
Кинооператор-постановщик Анатолий Заболоцкий, участвовавший в создании фильмов «Печки-лавочки» и «Калина красная», назвал Шукшина мастером диалога. Шукшин нередко запоминал житейские истории, происходившие с ним, постоянно записывал диалоги и использовал их в своих рассказах. Главный режиссер театра «Колесо» Владимир Хрущев отметил, во-первых, сценичность рассказов Василия Макаровича, в них ярко выписанные характеры, которые режиссерам всегда приятно создавать. Во-вторых, тексты Шукшина очень поэтичны и музыкальны, хорошо ложатся на сценическое пространство.

Насыщенная программа фестиваля помогла нам убедиться, насколько точны были услышанные мнения. Одним из первых, увиденных тольяттинцами, стал спектакль «Чудики» Волгоградского молодежного театра. В основе постановки несколько рассказов: «Микроскоп», «Степка», «Верую!» и «Упорный». Спектакль представлял из себя не пять разных историй, а одну — за основу волгоградцы взяли рассказ «Брат мой…», в который удачно оказались вплетены сюжетные линии других шукшинских рассказов. Действие «Чудиков» происходит в русской деревне без привязки ко времени. В спектакле звучали песни Высоцкого и Пелагеи, дробь пионерских барабанов и хрестоматийный монолог про Русь, которую давным-давно Гоголь сравнил с Птицей-тройкой. Все, однако, оказалось к месту, даже нелепые пионеры с красными звездами на груди. Это было не осовременивание, а условное, по-доброму ироничное восприятие старины.

По определению самого режиссера-постановщика Вадима Кривошеева, «спектакль рассказывает про противоречивую русскую душу, которую мы попытались исследовать. Вот в чем чудаковатость русского человека? Мы стараемся изобрести вечный двигатель, чтобы стало хорошо сразу всему человечеству, мы точно знаем, что он невозможен, но мы все равно пытаемся его создать». Или же, например, надо шубку ребенку покупать, а его папаша на последние деньги микроскоп в дом притащил! Ну не дурачок ли? Но, с другой стороны, куда же мы без них, без чудиков, без чудаков, без Иванов-дураков своих?

В спектакле нет бытовых предметов — даже магнитофон, из которого якобы звучат песни Владимира Высоцкого, сделан из фанеры. Художник спектакля Михаил Викторов объяснил это тем, что хотел отойти от предметного мира, все возведя в высокую степень символов. Насколько близки оказались залу эти самые символы, можно было судить по шквалу аплодисментов, которыми зрители наградили артистов в конце спектакля. Душевный получился спектакль, тронул до слез, потому что был в постановке и веселый смех, и горькая улыбка, и вечная надежда.

Присутствовала вечная надежда и в спектакле «Живы будем — не помрем» режиссера Никиты Астахова. Московский театр «Глас», который создал и в котором работает Никита Сергеевич, можно назвать уникальным, так как это чуть ли не единственный духовный театр в мире.

«Сюжета здесь нет» — такими словами актеры начали спектакль «Живы будем — не помрем». Основой для постановки стала авторская мысль Василия Шукшина, которая сводилась к тому, что человек не должен терять свою самобытность, свою историю, наказы отцов, народные песни. Потеря всего этого может привести к пренебрежению, а то и к забвению своей Родины. В основу спектакля легли рассказы Шукшина «Сны матери», «Жена мужа в Париж провожала», «На кладбище» и другие, а также публицистика, заметки из дневников и записных книжек писателя. В спектакле очень много музыки, плясок, народных песен и частушек с шукшинской родины — Алтая.

Пусть про достоинства и недостатки спектакля пишут профессиональные критики. Мне же как журналисту запомнились два выступления, которые прозвучали перед спектаклем «Живы будем — не помрем» и после него. С первым монологом вступил почетный гость фестиваля заслуженный артист России Петр Зайченко:

— Когда-то написал письмо Василию Макаровичу. Как ни странно, он его получил, ответил и сделал великую для меня вещь — открыл мне судьбу, поставив на учет на «Мосфильме». Шукшин пригласил меня приехать в станицу Клетская Волгоградской области, где шли съемки фильма «Они сражались за Родину». Я приехал, мы очень хорошо поговорили, Василий Макарович сказал, что я обязательно должен сыграть роль в фильме «Я пришел дать вам волю» о Степане Разине. Но… буквально через 10 дней после нашей встречи умер. Прошло девять лет, и я уже забыл про все свои планы относительно кино, а учетная карточка на «Мосфильме» сделала свое дело, меня позвал на съемки «Парада планет» Вадим Абдрашитов. Фильм был сложный, но получил массу призов. Я в нем дебютировал с замечательными известными актерами: Олегом Борисовым, Сергеем Шакуровым, Сергеем Никоненко.

Второй интересный монолог произнес режиссер спектакля «Живы будем — не помрем» Никита Астахов:

— «Печки-лавочки» мы снимали в Сростках, на родине Василия Макаровича Шукшина, на Алтае. Это было счастье — встретиться вживую с гениальным художником. Я был студентом Щепкинского, зачитывался его рассказами. А на съемках почувствовал, как ему трудно. Ему мешали, его не то что недооценивали — над ним посмеивались. А я считаю, что это наш классик. И тогда я пообещал себе: если от меня будет зависеть постановка его работ, я это сделаю. Как только появилась такая возможность, мы сделали два спектакля: «Живы будем — не помрем» с деревенским алтайским юмором и спектакль «Ванька, не зевай!» с его любимыми рассказами и размышлениями о современности и литературе. Шукшин перед смертью хотел издать книгу с таким названием, но не успел. Лет 10 назад я одной журналистке посоветовал: «Напишите про Шукшина». Она отвечает: «Нет, не буду». «Почему?» — спрашиваю. «Отработанный материал», — говорит. Вот эта борьба за нашего Шукшина идет давно, с 60-х годов, и по сегодняшний день. Мы с вами благодаря фестивалю «Светлые души» становимся по одну сторону баррикад.

Наш театр «Колесо» показал на фестивале спектакль «Привет, родня!» (режиссер-постановщик Олег Скивко), который уже несколько лет числится в репертуаре. И в который раз можно сказать — «срезали»! (перефразируя название рассказа Василия Макаровича «Срезал»). Сказалось и то, что небольшой зал МДТ при максимальном приближении к сцене не дал соврать в эмоциях ни актерам, ни зрителям. А «срезали» по-хорошему, как говорит главный герой этого рассказа Глеб Капустин:

— Люблю по носу щелкнуть — не задирайся выше ватерлинии!
Настроившихся на милое времяпровождение, конечно, изрядно посмешили, но под конец выдали инсценировку рассказа «Степка», и все поверхностное балагурство ушло в печаль и тоску. В рассказах Шукшина есть исконно русская боль, которая внутри каждого русского человека сидит, необъяснимая какая-то боль, тоска, которая иногда прорывается. Не депрессия, а тоска русская, она в крови у нас, по венам течет.

Сцена донельзя просто оформлена: доски, скамейка — непременный атрибут для сельской общественной жизни, деревянная будка со спасательным кругом «Макарыч». (А Макарыч-то, он действительно души спасает!) Если кому-то этот антураж покажется придумкой, милости просим в малые деревни Самарской губернии. Все в наличии.

Однако трудно найти слова незамыленные, чтобы передать, сколь широко открытыми глазами создатели спектакля смотрят на своих героев, сколь интересно им каждое движение души человеческой. Как они тоскуют их тоской, как принимают сердцем их любовь, как уважают их, как драгоценен им каждый, даже тот, что от отчаяния схватился за топор. Шукшин не любил пафоса, а у меня вот оно случилось после спектакля «Привет, родня!». Так ведь — срезали!..
Завершающим аккордом фестиваля стал спектакль «Чудики» Краснодарского молодежного театра, который поставила народная артистка России Лариса Малеванная. За основу взяты уже известные нам рассказы, но у Малеванной все по-другому. Главное у нее — деревня, которая объединила всех героев рассказов Шукшина. Спектакль идет неторопливо, с растяжечкой, как переливы гармони, что постоянно слышится за кулисами. И герои-чудики практически родные люди, за которых переживается и плачется. Спектакль краснодарцев, как и все другие на фестивале, прошел с аншлагом. А по предварительным подсчетам, фестивальные спектакли посмотрели более трех тысяч зрителей.

Гости и участники о фестивале:

Геннадий Матюхин, руководитель Литературного центра имени В.М. Шукшина, Самара:
«Полные залы, прекрасная организация, замечательные коллективы! Просто божий дар спустился на самарскую землю!»

Людмила Зайцева, народная артистка РСФСР:
«Я в восторге! Получила эстетическое наслаждение, потрясена великолепным уровнем организации — как нас здесь встречают, принимают. Счастлива, что приехала на фестиваль!»

Галина Попова, директор Мичуринского драматического театра:
«Очень благодарны за приглашение и рады, что оказались на фестивале. Великолепно организованный театральный праздник, посвященный Василию Макаровичу Шукшину. Таких событий не хватает сегодня России…»

фргагмент спектакля

фото: “Площадь Свободы”

Олеся Ангелина, Полина Никитина газета «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников