Февральская вспышка вирусной инфекции показала

Февральская вспышка вирусной инфекции показала самые больные места медицины.

ОРВИ шагает по стране, порой выводя из строя целые школы и детские сады. В Тольятти ситуация пока, к счастью, более благополучна. Полного карантина на данный момент ни в одном образовательном учреждении города нет. На официальном сайте департамента образования значится всего шесть школ и два детских сада, в которых временно приостановлен образовательный процесс, да и то лишь в отдельных классах и группах. Болеют некоторые классы в лицеях № 6, 57 и 60 и в школах № 4,18, 26. Родители не водят детей в несколько групп детского сада «Медвежонок» (№ 81).

Серьезно выросла нагрузка на медицинские учреждения, поликлиники и Тольяттинскую станцию скорой медицинской помощи. Продолжает расти число вызовов и обращений к врачам и от взрослого населения Тольятти. На фоне ОРВИ наиболее ярко проявляются проблемы самих поликлинических комплексов и скорой.

Жалобы больных и их родственников, скорее всего, типичны в условиях дефицита медицинских кадров: не вовремя приехал врач, отказали в вызове педиатра, не очень доброжелательны в регистратурах. Мы встретились с главным врачом Тольяттинской городской поликлиники № 2 (ГБУЗ СО «ТГП № 2) Андреем Житловым с жалобой одного из наших читателей, которому в поликлинике на улице Голосова отказали в выезде педиатра на дом, сославшись на отсутствие детских докторов. Мы попросили Андрея Геннадьевича разобраться в этой ситуации и рассказать, как ОРВИ проверяет медиков на прочность.

«Да, сейчас идет рост заболеваемости вирусными инфекциями. Серьезный рост. Это период достаточно высокой нагрузки на врачей. И у нас есть серьезная проблема с докторами, точнее, с их отсутствием. К сожалению, работа педиатров не считается престижной, хотя она довольно высоко оплачивается. Есть критерии, по которым оценивается работа врачей. У них есть определенные обязательства перед работодателем. Да, нагрузка на педиатров у нас очень велика. И особенно в подразделении на улице Голосова. С новой системой оплаты труда появились новые требования к врачам-педиатрам. К сожалению, не все врачи могут перестроиться. Если раньше пришел на работу – и тебе уже должны были за это заплатить, то сегодня мы оцениваем качество работы. Это и отсутствие жалоб пациентов, и снижение уровня заболеваемости на участке. Всего около пятидесяти показателей. И это качество работы оценивается не мной, а комиссионно. Причем в несколько этапов, начиная с отделения, в котором работает доктор, и заканчивая уровнем заместителя главного врача поликлинического комплекса. В чем основная проблема? В том, что, назвав себя заведующим подразделением, специалист должен организовывать работу на вверенном ему участке. Но, к сожалению, заведующие порой не понимают, не хотят или, может быть, не знают, как это делать. Сталкиваются с проблемами и уходят туда, где проще. Понятно, что если на протяжении двадцати лет карьеры человек просто приходил на работу, у него есть привычки и есть инерция. И он не может перестроиться с одних рельсов на другие, работая по новым правилам и с новой интенсивностью».

При этом обеспеченность поликлинического комплекса врачами составляет чуть меньше сорока процентов. Андрей Геннадьевич пообещал нам разобраться с конкретной жалобой читателя:

«Если был отказ, это наказуемо. И мы разберемся в этом».

«Площадь Свободы» расскажет об итогах этой проверки в следующем номере газеты.

Потребительский экстремизм

При этом в поликлинике на улице Горького и на станции скорой медицинской помощи мы услышали практически одинаково сформулированный главными врачами термин «потребительский экстремизм». Медики хотят напомнить горожанам, что позиция пациента «мне здесь, сейчас и все сразу» – позиция, в которой тольяттинцы не задумываются, что у участкового врача в периоды роста ОРВИ бывает по 25-28 вызовов на дом. И так или иначе к кому-то, увы, приедут позже, чем надеется семья.

«В состоянии тяжелой кадровой ситуации в поликлиническом комплексе № 2 мы ограничили работу дошкольно-школьного отделения и вывели докторов оттуда на первичный прием, чтобы они оказывали помощь в поликлиниках, – рассказывает Андрей Житлов. – Иногда слышишь жалобы на то, что у ребенка температура, а к нему не приехал врач из поликлиники. Ну что вы ждете? Вызывайте скорую помощь или нашу неотложку. У нас тоже есть такая служба, которая оказывает помощь в неотложных ситуациях. Педиатр ведь тоже приедет, осмотрит больного ребенка и, если ситуация критическая, сам вызовет ту же скорую. Беда в том, что люди иногда злоупотребляют обращениями в скорую помощь. И когда нам звонят и просят привести домой направление в больницу – это своего рода потребительский экстремизм».

В зоне угроз

С этим согласен директор Тольяттинской станции скорой медицинской помощи Михаил Лапшин:

«В такие периоды нам, конечно, сложно. Потому что наши специалисты находятся в зоне угроз. И хотя они предохраняются всеми возможными способами, они тоже могут простудиться, выходя из помещения по пути в машину, или поймать вирус. Они тоже люди. Они тоже болеют. Хотелось бы, чтобы жители понимали, что скорая должна выезжать, как говорится, не на каждый прыщик. Конечно, если бы поликлиники полностью выполняли свои обязанности, у нас было бы меньше работы, но у них свои проблемы и тоже дефицит кадров. Мы не отказывает никому. При этом надо понимать, что есть категория жизненно угрожающих состояний (травмы, обильные кровотечения, инфаркты) и есть категория неотложных вызовов. Естественно, первые требуют немедленного прибытия бригады скорой помощи. Если же у взрослого температура поднялась до 38 и немного выросло давление, мы можем передать этот вызов в регистратуру поликлиники, а там на месте уже решат, кто и когда приедет к больному. Естественно, что такие вызовы ждут долго. Иногда поликлиники возвращают нам вызов: нет людей. И тогда мы тоже приезжаем к пациенту с задержкой. Но бывает абсурдные ситуации, когда кому-то трудно дойти в плохую погоду до поликлиники или просто не хочется стоять там в очереди. Это потребительский экстремизм пациента. Два года назад у нас на станции был вызов в три часа ночи по поводу… прыща на животе. Поверьте мне на слово, такое у нас бывает».

Приоритет – дети

На станции скорой помощи нас уверили, что главный приоритет – дети. К ним выезжают в первую очередь. Так бывает не только в период роста ОРВИ, но и в любую погоду, в любой сезон, в любое время дня и ночи. А потому у взрослых больных появляется шанс встать в очередь после всех детских вызовов, если, конечно, их состояние не диктует другого подхода к угрожающей жизни ситуации.

На чем едем?

Минздрав Самарской области помогает нашей скорой машинами. Аккурат накануне Нового, восемнадцатого года в Тольятти пришло десять машин. Но Михаил Юрьевич очень надеется на помощь главы администрации Тольятти, ведь скорая служит интересам всего города. А износ ресурса транспорта слишком велик. Конечно, водители и ремонтники заставляют бегать старые машины, но нагрузка на них круглосуточная. А станция мечтает получить не оборудованные машины, а простые пустые «газели». А уж оборудуют их на скорой сами.

«В Тольятти немало предприятий, которые могли бы нам помочь расширить парк», – говорит Михаил Лапшин.

Здесь говорят о потребности еще в трех десятках автомобилей. И о поддержке медикам тоже говорят. Потому что нужна реальная доплата на квартиры фельдшерам, которые бы могли приехать в Тольятти на работу из других регионов.

«Зарплаты сегодня в скорой неплохие, – говорит Михаил Лапшин. – Средние медработники получают за полторы ставки от 25000 до 35000 рублей, врачи – около 60000 рублей. Обеспеченность врачами в скорой составляет около 30%, сертифицированными фельдшерами и медицинскими сестрами – 65-67%».

Пика нет

И все же, по данным Тольяттинской станции скорой медицинской помощи, пика ОРВИ в нашем городе пока нет. Есть небольшое увеличение числа заболеваний относительно февральских показателей. За февраль было принято 440 вызовов по этому поводу, госпитализировано 52 взрослых пациента. 295 больных из общего числа пациентов скорой в феврале – дети. Их госпитализировано 39 человек.

«Родители могут быть уверены, что вызов к их детям будет выполнен раньше, чем при тех же симптомах у взрослых пациентов. Но иногда все равно придется подождать».

Наша справка

В связи с ростом заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом прием температурящих больных проводится в специально выделенных кабинетах без обращения в регистратуру:

АПК № 1 (Московский пр-т, 49): кабинет № 103 для приема детей, кабинет № 112 для приема взрослых;

АПК № 2 (ул. Свердлова, 82): кабинет № 1 «фильтр» для приема детей, кабинет № 104 для приема взрослых;

АПК № 3 (пр-т Степана Разина, 12): кабинет № 118 для приема детей, кабинет №129 для приема взрослых;

АПК № 4 (б-р Гая, 5): кабинет № 14 для приема детей;

АПК № 5 (ул. Автостроителей, 9а): кабинет № 121 для приема детей;

АПК № 6 (б-р Цветной, 16): кабинет № 134 для приема взрослых;

ОВОП (ул. 40 лет Победы, 76): кабинет № 9 для приема взрослых.

Факт

ОРВИ и грипп относятся к острым вирусным респираторным заболеваниям, при которых поражаются дыхательные пути, наблюдаются высокая температура и интоксикация. В большей степени опасны не сами эти недуги, а осложнения, к которым они могут привести.

Сегодня обеспеченность врачами в скорой составляет около 30%, сертифицированными фельдшерами и медицинскими сестрами – 65-67%».

За февраль было принято 440 вызовов по этому поводу, госпитализировано 52 взрослых пациента. 295 больных из общего числа – дети. Их госпитализировано 39 человек.

Наталья Харитонова, «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

женщина врач готовит укол для больного

фото: «Площадь Свободы»