Фармацевты объясняют, почему из аптек пропали дешевые лекарства и так необходимые сегодня антибиотики

    держит в руках таблетки

    О том, могла ли привести к коллапсу новая система маркировки лекарств и как помогло решить проблему новое постановление правительства, мы поговорили с Еленой Гладковой, генеральным директором аптечной сети «Дежурная аптека 245».

    – Могла ли привести сложная система маркировки к дефициту лекарств, который возник сейчас на фармацевтическом рынке не только Тольятти, но и всей страны?

    – В связи с новым постановлением правительства РФ напряженность с поставкой товара у дистрибьюторов медикаментов снята. Правительство систему упростило, перевело в уведомительный характер. Конечно, это значительно облегчило жизнь дистрибьюторам и розничному звену, но, скорее всего, производителям легче от нововведений не станет. Правильно было бы задать вопрос им: помогли ли нововведения, какие сложности испытывают производители? Как представитель аптечной сети отмечу, что в розничном и оптовом звене острота проблемы снята. Товар, который скапливался на складах по причине сложностей с маркировкой, ушел на реализацию, то есть поступил на полки аптек.

    – В чем суть системы маркировки?

    – Маркировка предполагает отслеживание упаковки с лекарством непосредственно от завода-производителя до конечного потребителя. Через эту единую систему можно узнать, кто произвел медикамент, через какого дистрибьютора он в конечном итоге дошел до розничного звена. Это позволяет исключить фальсификаты и проконтролировать поступление медикаментов с «серого» рынка – например, когда препараты уходят в розницу из госпитального сектора и продаются с существенной скидкой. Некоторые покупатели встречают одно и то же лекарство в разных аптеках по принципиально разным ценам с разбегом в сотни, а то и тысячи рублей. Такая разница часто говорит как раз о «сером» происхождении препарата. Мы называем это «переливы» из госпитального сектора в розницу.

    – А спекулятивные явления могут быть вызваны изменениями системы? В аптеках исчезают простые лекарства, которые раньше всегда были в наличии; не хватает градусников, противовирусных препаратов, антибиотиков… Это связано с покупательской паникой или с жаждой наживы отдельных дистрибьюторов, аптек, производителей?

    – Начнем с того, что ни один дистрибьютор или аптечная сеть не могут «наживаться» на лекарствах, которые входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Этот перечень ежегодно утверждает правительство, наценка регулируется, есть предел, выше которого поднимать стоимость никто не имеет права.

    Что касается дефицита термометров, хочу напомнить о том, что Россия поставила свою подпись под международной конвенцией по использованию ртути в быту еще в сентябре 2014 года. В рамках данного документа ртутные градусники с начала 2020 года не производятся в России, сейчас распродаются складские остатки. В конечном итоге мы перейдем на термометры без ртути. Отмечу, что никакого ажиотажного спроса на все другие виды градусников нет, они всегда в наличии.

    – А как объяснить рост цен на самые простые препараты? Например, настой валерианы сейчас стоит около 90 рублей за небольшой флакон. За бутылку 0,5 л придется отдать ни много ни мало 1900 рублей. Цена внушительная. Как объяснить такой скачок цен на лекарства?

    – Еще раз подчеркну: лекарства из перечня жизненно необходимых препаратов не могут вырасти в цене в несколько раз. Это запрещено законом. Каждый производитель регистрирует свою цену на препарат, если он входит в перечень ЖНВЛП. Эта цена не может быть выше максимальной утвержденной. В каждом регионе утверждаются размеры предельных надбавок, которые могут применить оптовые поставщики или аптека на своем этапе. И эти надбавки, устанавливаемые в процентах, в Самарской области не увеличивались с 2010 года. Наоборот, оптовые надбавки в этом году были снижены. За последние пять лет цена лекарств из перечня ЖНВЛП (речь идет о низком ценовом сегменте. – Прим. ред.) не поднималась. К примеру, один и тот же препарат один производитель зарегистрировал по цене 15 рублей, а другой – по 30 рублей. Конечно, в условиях дефицита и нестабильной ситуации в экономике тому, кто зарегистрировал препарат по 15 рублей, его производить становится невыгодно, и он закрывает линию. На рынке остается препарат с более высокой зарегистрированной ценой. Препараты низкого ценового сегмента уходят с рынка как нерентабельные. Работать себе в убыток фармацевтические компании не будут.

    В тему

    Путин потребовал не винить людей в ажиотажном спросе на лекарства

    – Нельзя винить граждан в ажиотажном спросе на лекарства от COVID-19, фармацевтическая отрасль должна быть готова всегда к этому, – заявил президент России Владимир Путин. – Что касается ажиотажного спроса: вчера еще никому ничего не нужно было, сегодня уже ничего нет. Мы все с вами знаем, что это возможно, и здесь нечего на людей какую-то вину перекладывать, – сказал глава государства, комментируя доклад главы Минпромторга Дениса Мантурова на совещании с членами правительства.

    Президент также отметил, что российская промышленность нарастит выпуск лекарств по большинству препаратов в ноябре – декабре более чем в три раза, и в первую очередь это касается дефицитных лекарств. В свою очередь Мантуров сообщил, что российские производители лекарственных средств начинают поставлять препараты напрямую в медучреждения и розничные сети, минуя дистрибьюторов.

    – Мы поставили предприятиям задачу продолжить интенсивно наращивать выпуск, несмотря на риски перепроизводства, имея в виду гарантированное насыщение аптечного сегмента, – отметил министр. При этом, по его словам, выпуск лекарств за последние две недели уже увеличился на 40%.

    Юлия Дроглева, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»