Если коронавирус в течение двух-трех недель не проявляет себя

    в эфире николай ренц отвечает на вопросы

    Главный врач ГКБ № 5 Николай Ренц рассказал, чем COVID-19 опасен для человечества и какие меры предпринимаются для защиты тольяттинцев

    Сегодня, когда весь мир живет в режиме принудительной или добровольной самоизоляции из-за разбушевавшегося коронавируса, люди нуждаются не только в продуктах и лекарствах, но и в оперативной и правдивой информации. И прежде всего мы хотим знать о состоянии дел в нашем городе, а не только в далеких Пьемонте, Нью-Йорке или Ухане.

    В минувший понедельник в прямом эфире ВАЗ ТВ о коронавирусе, профилактике, борьбе с вирусом и перспективах Тольятти рассказали главный врач городской клинической больницы № 5 Николай Ренц и врио начальника территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Самарской области в г. Тольятти Алексей Кузнецов. Соведущими прямого эфира стали главный редактор газеты «Площадь СВОБОДЫ» Анна Кондратьева и главный редактор канала ВАЗ ТВ Яна Левина. Свои вопросы гостям студии также могли онлайн переправлять горожане.

    – Николай Альфредович, конечно, все мы сейчас смотрим, как развиваются события в мире, в нашей стране, в регионе. На сегодняшний день (23 марта 2020 года) известно о девяти заболевших в Самарской области, семь из них – в Тольятти. Как сейчас оценивается их состояние?

    Николай Ренц:

    – Восемь из этих пациентов – в удовлетворительном состоянии, один пациент вызывает у нас определенную тревогу, его состояние заслуживает внимания, и мы за ним очень интенсивно наблюдаем и оказываем соответствующую помощь.

    – Каков возраст заболевших, которые находятся в больнице?

    Николай Ренц:

    – Все семеро заболевших – взрослые. Также у нас находится несколько человек, которые либо были в контакте с больными, либо имеют сомнительный результат анализов на уровне Самары. В основном это средний возраст – 34, 40, 50 лет.

    – А мест хватает в боксах – для заболевших и контактеров?

    – Пока да. Но мы надеемся, что в ближайшие дни нам удастся всех, кто был в контакте и здоров, отправить на домашний карантин и тем самым освободить боксы.

    – Какова сегодня готовность нашей медицины, инфекционного корпуса, куда поступают пациенты с подозрением на новую вирусную инфекцию?

    Николай Ренц:

    – Этот корпус – типовое инфекционное здание. Конструкция здания позволяет нам соблюдать все необходимые эпидемиологические нормы и правила, которые препятствуют выносу инфекции наружу, и удовлетворяет требованиям, предъявляемым в работе с особо опасными инфекциями. Мы можем поместить пациента в бокс, не подвергая опасности других больных. Со стороны улицы каждый бокс имеет свой вход. Там 58 боксов, 32 полубокса.

    Все пациенты разобщены, вентиляция нигде не сообщается между собой, средства индивидуальной защиты есть – маски, очки, костюмы. Я хочу сказать здесь спасибо АВТОВАЗу – нам помогли, передали защитные костюмы, которые применяют в производстве и которые подходят для работы с этими пациентами. Что касается медицинского оборудования, нам сейчас оказывает помощь правительство Самарской области: выделены дополнительные средства на приобретение оборудования, необходимого в первую очередь для оказания реанимационной помощи. Сейчас проходят процедуры его закупки. Но проблема в том, что покупают сейчас все, и нужного оборудования на рынке реально мало. Нам удалось многие позиции зарезервировать, некоторые мы активно ищем возможность закупить. Но оказать необходимую помощь на этом этапе и даже на нашем оборудовании мы в состоянии.

    – Если на предприятии работник заболел вирусом, то всех сотрудников должны отправить на медосмотр? Как выстраивается вся система?

    Алексей Кузнецов:

    – Если выявлен заболевший, который был в контакте или уже помещен в инфекционное отделение, – в этом случае проводится эпидемиологическое расследование, определяется круг контактных лиц. Есть утвержденные рекомендации по изоляции таких лиц. Это имеющие тесный контакт с заболевшим в домашних либо рабочих условиях. Тогда данные лица изолируются.

    – А если покурили в местной курилке – это считается тесным контактом?

    Николай Ренц:

    – И да, и нет. Вот мы сейчас с вами сидим на расстоянии больше метра. Рекомендовано пока, чтобы люди даже в ресторане не находились ближе метра. В Испании даже закрывали рестораны, если это правило нарушалось. То есть стоят пять столиков, работает только центральный. Но если мы с вами сидим в офисах рядом – это тесный, близкий контакт. Семья – тоже близкий контакт.

    – Можно ли сделать тест в Тольятти? Если да, как и где?

    Николай Ренц:

    – Тесты делаются либо лицам, прибывшим из стран, где есть случаи коронавируса, либо тем, кто был в контакте с человеком, у которого выявлен вирус. А вот тем, кто просто приходит: я хочу, – нет, не делается. Каждый тест сопровождается экстренным извещением, и Роспотребнадзор отслеживает эти вещи.

    – Почему так долго приходится ждать результатов тестов?

    Николай Ренц:

    – Самара нам делает достаточно быстро, а вот ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» (г. Новосибирск) не так быстро, как хотелось бы.

    – То есть результаты анализов проверяются и перепроверяются?

    Николай Ренц:

    – Да.

    – Какова сама процедура анализов на наличие вируса?

    Николай Ренц:

    – Если вы на домашнем карантине, у вас берет мазки участковая служба. Если вы в больнице, например, поступили с пневмонией, – даже если никаких подозрений на коронавирус нет, берется этот анализ и отправляется в самарскую лабораторию. Если в самарской лаборатории он вызывает подозрения (сомнительный результат) – Самара отправляет материал на диагностику в федеральный центр в Новосибирск. То есть если есть сомнения, анализ перепроверяется. Если же он отрицательный, то не перепроверяется.

    Алексей Кузнецов:

    – Я дополню. С сегодняшнего дня изменяется маршрутизация направления биоматериалов, отобранных у контактных лиц для верификации (подтверждения). Часть отобранного биоматериала будет направляться в том числе в референс-центр в Москве. Планируется создание до 15 таких центров на территории РФ для ускорения исследований.

    – Почему ажиотаж во всем мире связан именно с коронавирусом? Ведь статистика по гриппу намного выше.

    Николай Ренц:

    – Такая реакция понятна. С вирусом гриппа мы неоднократно сталкивались, у многих из нас иммунитет, мы проводим профилактические мероприятия, прививаем людей, мы готовы к нему. Если б мы с вами не прививались, было бы достаточно большое количество летальных случаев. К коронавирусу у нас вообще нет иммунитета, мы с ним не сталкивались, и нужно время, чтоб создалась определенная готовность наших организмов, мы должны с ним проконтактировать. Правда, мы пока не знаем, насколько устойчив иммунитет после контакта.

    Во-вторых, у коронавируса чрезвычайно высокая контагиозность (способность инфекционных болезней передаваться от больных людей и животных здоровым. – Прим ред.). Он значительно более заразный, чем грипп. Опять же по причине того, что у нас вообще нет антител к этому вирусу. Поэтому огромное число заболевших – с достаточно выраженной дыхательной недостаточностью, требующей большого объема интенсивной и реанимационной помощи. Соответственно, ресурсы здравоохранения просто рухнули во всем мире. Государство понимает, что невозможно создать сразу новую медицину в таком объеме. Поэтому нужны эпидемиологические мероприятия, о чем говорит Роспотребнадзор, – это изоляция, уменьшение контактов, снижение риска встретиться с инфицированным человеком.

    Медики и сами в зоне риска

    – Вы сказали, что сейчас идет закупка оборудования, подготовлены боксы. А медиков – сестер, врачей – вам хватит, если увеличится количество пациентов?

    Николай Ренц:

    – Я неоднократно заявлял, что медиков на душу населения в Тольятти почти в два раза меньше, чем в Самаре. И с точки зрения возрастного состава у нас треть медиков – в зоне риска по коронавирусу. В этом плане у нас непростая ситуация: мы сейчас выстраиваем графики и организовываем работу так, чтобы обеспечить доступность и возможность оказать помощь. Нам помогают. И думаю, завтра уже к нам приедут молодые врачи, которые заканчивают обучение в ординатуре. Завтра приедет 11 человек, потом еще ждем – с тем, чтобы подкрепить кадрами такие направления, как кардиология, терапия, инфекция, анестезиология, реанимация. Очень непростая ситуация. К сожалению, мы со многими нашими намерениями – обеспечивать жильем, давать доплаты – говорили-говорили, но…

    Это для нас непросто – для тех, кто организует работу, и непросто для врачей. И я не самый главный в этом деле. А главные те, кто там – непосредственно у больных, например, заместитель главного врача по инфекционным болезням Николай Викторович Каравашкин, который начиная с 12 марта, можно сказать, практически не уходил с работы. Он сбежит домой в полпервого – два часа ночи, а в восемь утра опять на работе. И так очень многие сотрудники инфекционного отделения больницы. Когда 12 марта к нам стали поступать первые пациенты, ночью приходилось переводить имеющихся пациентов из одних боксов в другие – начали в 23 часа и закончили только в 5.30. Мы хотели, чтобы ни один из вновь прибывших пациентов не заразил других. А утром выписывали тех, кого можно, чтобы освободить боксы, так как не должно было остаться никого с другими заболеваниями. Когда выписывали людей домой, то наслушались очень много «лестных» отзывов в наш адрес. Конечно, это не добавляет энтузиазма медикам. И в этой связи я бы хотел, чтобы все понимали, как важно этих людей ценить.

    Я бы хотел, чтобы сейчас к медикам, которые работают в очень тяжелых, напряженных условиях (и не только в инфекционном отделении), было отношение, соответствующее их труду и значимости их труда для наших граждан. А они работают очень самоотверженно, очень достойно, поверьте.

    – Горбольница многопрофильная. Как сегодня идет работа в других подразделениях, не в инфекционном?

    Николай Ренц:

    – Я вас уверяю, что во всех других направлениях, где мы оказываем медицинскую помощь – травма, родовспоможение, операции на груди, голове, животе, лор, глазное отделение, все работают в штатном режиме. Единственное, что в соответствии с приказом, дабы уменьшить вероятность всяких контактов, мы вынуждены прекратить плановую медицинскую помощь. И вводим карантин, поэтому очень строгий доступ ухаживающих к пациентам. Но все остальное работает. И инфаркты, инсульты лечим, и стентирование делаем на новом оборудовании.

    – Николай Альфредович, вы были услышаны нашими зрителями. Ирина Головко пишет: «Спасибо нашим врачам, пусть они будут здоровы. Низкий им поклон за их труд!»

    Николай Ренц:

    – Я смело могу сказать: здоровье врачей, которые сейчас трудятся, – это самый ценный продукт. Поскольку, как мы видим, в других странах практически 15-20% медиков, контактирующих с больными, сами заболевают…

    – Сегодня стало известно, что на базе пансионата «Радуга» в Тольятти начинает работать временное учреждение, где будут находиться люди на карантине. Это, видимо, касается тех, у кого нет возможности самоизолироваться?

    помещают тольяттинцев на карантин

    Николай Ренц:

    – Речь о людях, приехавших из Испании, Франции и других стран, где очень серьезная ситуация по коронавирусу. К примеру, будь я на месте такого человека, у которого дома немолодые родители и нет возможности самоизолироваться, я бы домой не рискнул приходить. Обратился бы в «Радугу» для прохождения карантина. И неважно, есть симптомы заболевания или нет – риск в таком случае очень высок.

    «Радуга» – это обсервационное учреждение для тех, кто оказался в зоне риска заражения. Таким людям нужны изоляция и, конечно, сдача анализов. Анализы отрицательные, карантин закончился – можно возвращаться домой. Потому что велика вероятность, что, даже вернувшись домой здоровым, но инфицированным, вы можете передать инфекцию окружающим. Так что подумайте о своих близких, проявите разумную заботу.

    – А существует ли практика проверки? Соблюдают ли вернувшиеся из-за границы тольяттинцы режим самоизоляции? И что нам делать, если наши знакомые, к примеру, нарушают эти правила?

    Алексей Кузнецов:

    – В таких случаях необходимо сообщать в контролирующие организации, в том числе нам – в Роспотребнадзор, в органы внутренних дел. Будут приниматься меры административного воздействия либо подаваться исковые заявления в суд для принудительной изоляции таких людей. Кроме того, сейчас сотрудники правоохранительных органов уполномочены проводить контроль за тем, как вернувшиеся из зарубежных поездок граждане соблюдают режим самоизоляции.

    Николай Ренц:

    – Если вам рекомендовали быть дома после какой-либо поездки, не пренебрегайте этой рекомендацией. Нужны продукты – закажите доставку на дом. Не забывайте, что вы можете представлять опасность и для людей преклонного возраста, и для молодых, у которых есть какие-либо хронические заболевания. Для них вы являетесь источником серьезной опасности. Прислушайтесь к этим словам, поверьте, сейчас это чрезвычайно важно.

    – Еще один вопрос от наших зрителей: «Я здоровый человек, хронических заболеваний нет. Мне грозит этот вирус?»

    Николай Ренц:

    – К сожалению, этот вирус опасен абсолютно для всех. Да, статистика показывает, что значительное количество людей вступает в контакт с вирусом и справляется с ним. У нас иммунная система мощная. Но никто вам гарантий дать не может. Последний пример – 34-летний спортсмен-марафонец в Италии сейчас находится на искусственной вентиляции легких. Не застрахован никто.

    – Очень много вопросов касается аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Насколько наши медучреждения ими обеспечены, хватит ли на всех, насколько они работоспособны?

    Николай Ренц:

    – У нас, в клинической больнице № 5, сейчас 82 реанимационные койки, из них 18 – для новорожденных, остальные – для других экстренных ситуаций, в том числе связанных с коронавирусом. Аппаратов ИВЛ у нас 50, все в рабочем состоянии. Эти аппараты в разных отделениях – онкологии, хирургии, кардиологии и т.д. Из 54 находящихся в реанимации пациентов на искусственной вентиляции легких были только 16. Разумеется, потребность в ИВЛ может возрасти, и мы их купим. Есть гарантия поставок. Взаимопонимание с поставщиками есть, мы знаем, какие модели необходимы. Ситуация под контролем.

    – Вопрос: «Что делать, если вирус в течение двух-трех недель не проявляет себя? Надо ли сдавать анализы?»

    Николай Ренц:

    – Если по истечении этого срока вы чувствуете себя хорошо, не надо ничего проверять. А вот если кто-то из вашего близкого окружения действительно заболел – поступил в стационар, то Роспотребнадзор не оставит вас без внимания. Согласно предписаниям вам будет предложено обследоваться. В этом плане система четко отлажена. Лишь бы люди не скрывались, не прятались за закрытыми дверями, что, к сожалению, случается. В таких случаях приходится привлекать участковых.

    – Вопрос от телезрителей: «Стоит ли ограничить работу фудкортов и скопление людей в крупных торговых центрах? Ограничить работу фитнес-центров?»

    Алексей Кузнецов:

    – Все будет зависеть от развития эпидемиологической ситуации. Сейчас таких ограничений нет. Подобного рода решение может принять только оперативный штаб.

    Николай Ренц:

    – Я предлагаю каждому подумать о себе самостоятельно. Я бы сейчас не ходил в людные места. Помните, что вирус очень опасный.

    – Какие сейчас самые опасные очаги распространения вируса?

    Николай Ренц:

    – Ручки тележек в торговых центрах. Постоянно пользуйтесь спиртсодержащей жидкостью. Протирайте руки как можно чаще. 70-градусный спирт для вируса губителен, так что защищайте себя. Ручку тележки в торговом центре побрызгайте спреем. Носите одноразовые резиновые перчатки. А еще лучше обойтись без тележек, ограничиться пакетами. Помните, что все, к чему мы прикасаемся, может таить опасность. То же касается поручней в автобусах, любых дверей, к которым вы прикасаетесь. Мойте руки после каждого контакта с поверхностями в общественных местах. Нет возможности – воспользуйтесь спиртсодержащей жидкостью.

    Что касается масок. Если раньше у нас в больнице использовалось 40 тысяч масок в месяц, то за последние два месяца мы истратили 230 тысяч. Поэтому вынуждены и сами их шить из марли. Марлевые маски многоразовые, их можно кипятить, это самый лучший метод стерилизации.

    – Как долго эффективна обычная одноразовая маска?

    Николай Ренц:

    – Два часа. Через каждые два часа ее надо менять. Марлевая рассчитана на три часа. Это при условии, что вы ее не снимали. Повторно использовать нельзя.

    – Сегодня появилась информация о подозрении заражения двух жителей Сызрани. Эти люди госпитализированы в городскую клиническую больницу № 5. Они ждут результатов анализов?

    Николай Ренц:

    – Одному из этих пациентов самарской лабораторией поставлен так называемый сомнительный результат анализа. У второго был близкий контакт с этим человеком.

    – В вашу клинику направляются и жители других городов Самарского региона?

    Николай Ренц:

    – Полагаю, что в эти дни появится приказ регионального министерства здравоохранения, в котором будет точно определена маршрутизация людей с подозрением на коронавирусную инфекцию. Знаю, что к нам будут поступать жители Сызранского, Шигонского, Октябрьского районов, Жигулевска и, конечно, Тольятти.

    – А есть ли понимание, по какому пути идти – по пути Европы или Китая?

    Николай Ренц:

    – Вы, наверное, обратили внимание на ситуацию в Японии. В этой стране более ста миллионов жителей. Расположена она рядом с Китаем. Очень развитые коммуникации с миром. А уже вчера и в Японии, и в Сингапуре открылись школы. Умерших в Японии около ста человек, заболевших мало. Почему? Я, конечно, не знаю деталей, но полагаю, что дело в чрезвычайной дисциплинированности японцев. Им сказали, как следует себя вести, и они строго следуют этим рекомендациям. Японцы ходят в масках, они невероятные чистюли – каждые 2-3 минуты моют руки. И я думаю, что организованность жителей Японии и неукоснительное соблюдение ими рекомендаций специалистов сыграли свою роль. И это при том, что люди там живут очень скученно. Поэтому, на мой взгляд, у нас ситуация во многом будет определяться нашим с вами поведением. Пойдем ли мы из этой студии в ресторан или магазины или отправимся домой.

    В завершение эфира призываю всех быть осмотрительными, следовать рекомендациям медиков, быть терпимыми и внимательными друг к другу. Здоровья всем!

    Иван Дмитриев, «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015

    в эфире николай ренц отвечает на вопросы