Если человек говорит одно, а думает о другом

Это уголовное дело не совсем похоже на те, что регулярно рассматривают районные суды Тольятти, разбираясь в хитросплетениях наркобизнеса.

На этот раз на скамье подсудимых оказался 22-летний Евгений Т., который после службы в армии работал в спортивном клубе механиком. В суде он вину не признал и даже отказался от дачи показаний, зато в самом начале предварительного следствия, когда был еще подозреваемым, дал полный расклад.

Евгений рассказал, что проживает с родителями и сестрой, наркотики никогда не принимал и не принимает. А еще у него есть друг, именно Александр попросил банковскую карточку, чтобы на нее переводили деньги за наркотики.

– На эту банковскую карту мне зачисляли зарплату, когда я работал, – подчеркнул Евгений.

Якобы сначала ему было совсем не интересно, чем занимается Александр, а потом он за компанию съездил с ним на такси за свертком с наркотиками. «Груз» лежал на улице Маршала Жукова, точнее на опушке леса. После этого они отправились на съемную квартиру. Сразу же возник вопрос: кто и где снимал для них жилье? Евгений пояснил, что это он на улице Чайкиной снял для друга квартиру, оформив договор аренды на себя. Зачем? Друг просил, у него вроде бы были проблемы с документами. Там они собирались с приятелями.

Затем якобы Александр попросил помочь ему в раскладке наркотиков. Он взял 10 доз, две из них положил в подъездах соседних домов, остальное выбросил в мусоропровод, потому что испугался. Пошел в съемную квартиру, отправил сообщение о закладках другу, снова вышел на улицу и сел за руль «Калины». Госномер машины не помнит, один из приятелей дал ее во временное пользование.

Вот тут и подошли к Евгению два парня, постучав в окно водительской двери.

– Лично я с ними знаком не был, но раньше их видел в Комсомольском районе: одного зовут Рауф, другого – Роман. Я открыл дверь, они схватили меня и стали избивать, даже сломали челюсть в двух местах. Потом велели пройти в их черную «Гранту». Я подчинился, сев на заднее сиденье. Рядом сел Роман, а за руль – Рауф, который на планшет снимал видео. Угрожая, они стали спрашивать, как меня зовут, с кем «работаю» по наркотикам. Я назвал и себя, и места закладок. Потом мы проехали к этим подъездам, там, не выходя из машины, я показал, где спрятаны наркотики. После этого парни поставили условие: или отдаю им 100 тысяч рублей, или они выкладывают видео с моим признанием в интернет, – рассказал Евгений.

– И что вы сделали?

– Стал звонить родственникам, но ни у кого такой суммы не было. Тогда парни велели искать 50 тысяч, результат – тот же. Они отвезли меня в четвертую горбольницу, а там врачи дали направление в отделение челюстно-лицевой хирургии медгородка. После операции, когда меня выписали из больницы, я подал официальное заявление в полицию, чтобы привлекли к уголовной ответственности этих вымогателей.

После таких показаний, естественно, были допрошены Александр, Рауф и Роман. Александр изложил свое видение событий. А именно: Евгений – его друг с детства, тем не менее это он предложил «зарабатывать» на раскладке наркотиков. Александр согласился не сразу, но потом помогал: Евгений раскладывал свертки с наркотиками, а он записывал адреса. Дозы уже были расфасованы.

В суде Александр выдал уже другую версию случившегося: да, они хотели заняться наркобизнесом, но их банально кинули – в указанном месте «груза» не оказалось. Чтобы не возвращать деньги администратору интернет-магазина, они решили схитрить и делали пустые закладки, то есть без наркотиков. А то, что он раньше говорил, так это под давлением полицейских.

Суд критически отнесся к его показаниям в принципе, поскольку Александр – заинтересованное лицо. Про давление со стороны правоохранителей говорила и защита подсудимого, и тут особый интерес представляют показания эксперта, который исследовал видеозапись с признанием Евгения. Свидетель сообщил, что у нас в стране нет единой методики проведения психолого-вокалографической экспертизы, но в каждом исследовательском центре существуют свои апробированные методы. При исследовании видеозаписи он выделил три критерия: невербальные признаки, динамика эмоций и само содержание речи. Если человек говорит одно, а думает о другом, то происходит сознательное искажение, то есть диссонанс между содержанием речи и эмоциями. Когда человек сознательно искажает информацию, то он не может удержать в памяти весь объем деталей. При эмоционально-напряженной ситуации память подводит.

Также при исследовании принимаются во внимание речевые особенности, которые позволяют сделать вывод о том, сознательно ли человек искажает информацию или утаивает ее.

Жестикуляция Евгения на видеозаписи является результатом естественного припоминания событий, о которых он рассказывает. Если человек является участником событий, о которых сообщает, то возникает желание ее воспроизводить и как следствие – жестикулировать. И наоборот: если человек не был участником событий, то информация не вызывает желание ее воспроизводить и жестикулировать. Употребление Евгением в ответах на вопросы слов «наверное, может быть» свидетельствует о том, что он не выучил информацию, а сообщает ее естественным образом. Кроме того, слова «наверное» и «не помню» являются своего рода синонимами.

Еще эксперт подчеркнул, что у Евгения были признаки сознательного искажения и утаивания определенной информации. А его последняя фраза – «Может, договоримся?» – свидетельствует о том, что он быстро ориентируется в обстановке.

Несложно сделать вывод: Евгений говорил правду, когда незнакомые парни вели видеозапись. Кроме того, в двух местах, указанных Евгением, полицейские нашли его закладки.

Что касается Рауфа и Романа, то история их борьбы с распространением наркотиков выглядит как-то сомнительно. Суд Комсомольского района не стал вдаваться в подробности, но прозвучало, что Рауф осужден. Он получил условный срок: помогло, что сотрудничал с полицией, оказывая содействие в раскрытии наркопреступлений.

А вот Евгений реально сел – пять лет колонии строгого режима. До этого бывший механик в камере не был, находясь под подпиской о невыезде. Его взяли под стражу в зале суда, в этот момент Евгений выглядел особенно потерянным. Когда адвокат сказал, что надо обжаловать приговор, Евгений кивнул скорее механически, чем осознанно. Не знаю, о чём он думал, но от новых реалий парню было явно не по себе.

Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

мужчина в куртке сидит за столом

фото: www.taopic.net

Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 57 (1185) 16.02.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362