Если автомобили за последние 8-10 лет подорожали в 2-3 раза, то зарплаты у многих остались примерно такими же

мужчина покупает автомобиль lada

ВАЗ снова стоит. Работников отправили отдыхать в счет будущего (декабрьского) отпуска, надеясь за несколько дней все-таки решить проблему с поставками комплектующих. В том, что детали подвезут, сомнений почти нет, однако вряд ли их хватит надолго. По слухам, на следующей неделе выпускать будут всего две модели – «Гранту» и классическую «Ниву».

Ситуация для смерти российского автопрома сейчас самая подходящая за всю новейшую историю страны. Состояние, в котором находится отечественный авторынок, можно назвать близким к агонии. На протяжении последних двух недель мы наблюдаем за масштабным повышением цен, которое окончательно превратило автомобиль из средства передвижения в предмет роскоши. Кроме того, большинство иностранных производителей уже остановили производство машин в нашей стране и их поставки, правда, пока не заявили о полном разрыве отношений с Россией. Это «Вольво», «БМВ», «Форд», «Ягуар», «Лэнд Ровер», «Фольксваген», «Шкода», «Порше», «Мазда», «Хонда» и так далее.

Некоторые (например, «Тойота», «Ниссан» и «Мицубиси») пока не определились со своей позицией, видимо, желая посмотреть, как дальше будет развиваться ситуация на Украине. Ну а те, кто остался на рынке, подняли цены так, что вычеркнули солидную часть россиян из числа потенциальных покупателей.

Вообще, именно автопром наиболее остро реагирует на все кризисные колебания. Так было в 1998-м, в 2014-м, а теперь и в 2022-м, причем если машины за последние 8-10 лет подорожали в два-три раза, то зарплаты у многих остались примерно такими же.

Происходящее сейчас выглядит удивительным. Примерно полтора года назад один из моих родственников купил кроссовер «КИА Спортаж» в очень хорошей комплектации за 1,8 миллиона рублей. Казалось бы, со временем его машина должна дешеветь (все-таки считается подержанной), однако сейчас она, наоборот, подорожала примерно на 700 тысяч. То есть купил, покатался, а потом продал и в хорошем плюсе остался. Понятно, что это лишь теоретически, поскольку, продав сейчас, сложно будет купить за эти деньги что-либо стоящее.

Что касается новых машин «КИА Спортаж», то их цена официально стартует от 2,5 миллиона (в минимальной комплектации), а судя по объявлениям в интернете – от трех миллионов. Прибавьте сюда дополнительное оборудование, и можно смело готовить 3,5, если, конечно, найдутся желающие покупать не премиальное авто по таким ценам.

О том, что вазовские машины подорожали от 63 до 250 тысяч рублей, мы писали в прошлом номере «Вольного города», однако теперь становится понятно, что конкуренты подняли цены еще больше. В некоторых автосалонах даже начали убирать ценники, чтобы не шокировать ими покупателей. Мол, если кому-то захочется узнать стоимость – подойдут и спросят, а то большинство приходят, только чтобы сфотографировать и потом в соцсети выложить.

Одна из самых популярных в России иномарок – «Хендэ Солярис» – сейчас стартует от 1 миллиона 245 тысяч. Об этом сказано на официальном сайте производителя, однако в автосалонах ситуация иная. В некоторых из них эту модель предлагают купить за 2,8 миллиона (это, видимо, с солидным багажом из дополнительного оборудования), то есть в два с лишним раза дороже.

С более престижными машинами ситуация примерно такая же. «Тойота Камри» официально стоит от 2,5 миллиона рублей, а в автосалонах цены на нее доходят до пяти! Полнейшее безумие, оправданием которому не может служить ни курс доллара, ни какие-либо иные причины.

Получается, что с такими ценами иномарки больше не являются конкурентами продукции ВАЗа. На первый взгляд – да, однако, не будем забывать, что завод наш тоже не совсем российский (или даже совсем не российский), и особого желания любой ценой сдерживать цены у его руководства пока не наблюдается. К примеру, питерские блогеры на днях ходили по автосалонам в поисках самой дешевой машины. И что вы думаете? Им предложили «Гранту» за миллион, что, естественно, стало поводом для сотен ироничных (а порой и агрессивных) комментариев.

Масла в огонь добавила история, рассказанная работниками автосалона на Пулковском шоссе. Там некий мужчина в конце февраля заказал автомобиль за 1,2 миллиона рублей, оплатил его и ушел в ожидании поставки. В итоге машина еще в пути подорожала до 1,6 миллиона, а выдавать ее по прежней цене дилер не стал. Клиент, в свою очередь, не захотел доплачивать и просто отказался от машины.

В общем, не получится отделиться от негативных процессов и сказать, что они (то есть иностранные производители) плохие, а мы (ВАЗ) хорошие. Покупатели возмущаются, а продавцы разводят руками: мол, берите как можно скорее (желательно за наличные и с оплатой всей суммы целиком), потому что дальше может быть еще хуже или вообще никак.

– В вазовских автомобилях валютная составляющая – почти 50 процентов, поэтому любые колебания курса рубля сразу же приводят к изменению цен, – заявил вице-президент национального автомобильного союза Антон Шапарин.

Другое дело, что машины, которыми торгуют сейчас, собирались из комплектующих, закупавшихся по старым ценам. Мало того, дилерам их с завода отгружали тоже до повышения курса доллара, а значит, происходящее сейчас безобразие – не что иное как попытка воспользоваться ситуацией и заработать как можно больше.

Автоконцерны повышают цену, а конечную стоимость машин оставляют на совести дилеров. Продавцы реагируют на ажиотаж мгновенно (прайс-лист обновляется едва ли не каждый день), всё глубже залезая в кошелек покупателей. Путь тупиковый, поскольку рано или поздно авторынок просто рухнет, и будут люди по 10-20 лет ездить на своих стареньких машинах, не имея возможности поменять их на новые. А когда совсем автомобиль развалится, то водители станут пешеходами…

Какие последствия могут быть у столь пессимистичного сценария? Например, вынужденное закрытие ВАЗа, способное перечеркнуть все старания областного и федерального правительств по спасению Тольятти. Конечно, наш город постепенно перестает зависеть от автопрома, однако процесс не настолько быстрый, чтобы безболезненно пережить потерю основного предприятия. Кроме того, уменьшение автопарка чревато закрытием дилерских центров, СТО и, конечно же, автозаправочных станций, что может потянуть за собой цепочку новых проблем.

То, что ситуация серьезная, понимает и губернатор Дмитрий Азаров, который на днях специально приезжал на ВАЗ, чтобы пообщаться с руководством и трудовым коллективом.

– Договариваемся о том, чтобы увеличить поставку комплектующих, – сказал он. – Сейчас на условия мирового полупроводникового кризиса еще накладывается действие санкций. Поэтому в ежедневном режиме обсуждаем возможные варианты развития ситуации и дополнительные меры поддержки предприятия. Думаю, что и эти трудности преодолеем, действуя сообща. Более 60 тысяч жителей региона заняты в производстве автомобилей и компонентов. И именно от ВАЗа зависят доходы и благополучие семей сотрудников. Я не забываю об этом ни на минуту.

В свою очередь, президент ВАЗа Николя Мор пообещал вазовцам, что, несмотря на нынешние сложности, к 1 мая будут выплачены премии. Расходы на эти цели в размере 10 миллионов рублей уже заложены в бюджет.

О рекордном повышении цен на встрече если и говорили, то не так громко, чтобы слова эти долетели до ушей журналистов. Да и какой смысл акцентировать внимание на том, что очень сложно контролировать, ведь все сейчас смотрят на постоянно растущий курс доллара.

Без сомнения, производителям придется просить у государства помощи в виде налоговых льгот и доступных автокредитов для населения, однако чиновникам, прежде чем кому-то что-то обещать, нужно дождаться, какие компании покинут Россию по политическим причинам, а какие решат остаться. Но даже если федеральная поддержка станет реальностью, цены на машины от этого не понизятся. Во всяком случае, подобного в истории нашего авторынка еще не было.

Добавим, что аналитики прогнозируют три варианта сценария для ВАЗа в текущем году. Первый из них – уход «Рено» с возможной национализацией или перепродажей завода. Второй – французы остаются, но из моделей «Лада» будут выпускать только «Ниву», требующую минимального количества импортных комплектующих.

Самый оптимистичный – третий, но он возможен лишь в случае улучшения политической ситуации. Это решение проблем с поставками деталей и восстановление производства всех моделей до масштабов годичной давности. Но тут сразу возникает вопрос: нужны ли такие масштабы, если покупательская способность населения падает, а стоимость машин – заоблачная?

Тимур Калинин, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 9 (1393) 11.03.22