Екатерина 19 лет жила со своим свидетельством о смерти под чужим именем

    женщине угражает бывший муж

    «Вольный город» по этому уголовному делу уже публиковал небольшую информацию – о том, что цыганка 19 лет, скрываясь от правосудия, жила под чужим именем. У читателей сразу возникли вполне резонные вопросы: где она была все это время? У нас в городе? Почему ее задержали? И почему не применили срок давности, когда оглашали обвинительный приговор?

    Ситуация действительно нестандартная, поэтому есть смысл сообщить подробности. Итак, речь идет об Екатерине В., вообще не имеющей образования. Родилась в Ставропольском крае, прописана в Волгоградской области, преступление совершила в Тольятти, а жила в Тамбове. Вот такая география, впрочем, для цыган, не утративших страсть к полукочевой жизни, это привычная ситуация.

    Вернемся в июнь 2000 года. Сотрудники уголовного розыска Тольятти получили оперативную информацию, что по определенному адресу цыганка продает наркотики. Было решено провести в частном секторе Старого города проверочную закупку. Девушка по имени Снежана, получив меченые купюры, купила у Екатерины В. две дозы. При обыске дома подозреваемой изъяли еще свыше 22 граммов героина, а это – особо крупный размер.

    Цыганка, вполне предсказуемо, от всего открестилась. Дескать, сами мы не местные, приехали из Волгограда с детьми на лечение, поселились в доме отца. А там то ли азербайджанцы, то ли таджики занимались строительством и оставили в банке из-под кофе какой-то порошок. Тут пришла незнакомая девица, попросила продать этого снадобья. И так далее.

    Екатерину задержали, но в камере предварительного заключения она провела всего сутки, потом была отпущена под подписку о невыезде. Сложно сказать, почему это было сделано, сейчас в таких ситуациях обвиняемый в наркосбыте находится за решеткой до суда. А тогда Екатерина вышла на свободу и через некоторое время исчезла из города. Ее объявили в федеральный розыск…

    Прошло 19 лет. На рынке Тамбова была задержана с вещами, которые вызвали подозрение, 50-летняя цыганка. Она сказала, что зовут ее Галина Казаченко, ей 45 лет, краденым никогда не торговала и вообще – добропорядочная гражданка.

    В отделе полиции провели процесс дактилоскопии – откатали ее пальчики, так обычно говорят оперативники. И умная система «Папилон» выдала неожиданный результат: данные дактокарты Казаченко полностью совпали с данными Екатерины В. Женщину этапировали в Тольятти, где и судили за наркосбыт.

    Здесь цыганка продолжала себя называть Казаченко, а ее адвокат представил дубликат свидетельства о смерти Екатерины В., выданный ЗАГСом Центрального района. Там было указано, что Екатерина умерла в 2002 году. Стали разбираться, и оказалось, что еще в 2004-м суд аннулировал это свидетельство в связи с подделкой справки о смерти. Кто же выдал тогда странный дубликат?

    Специалист первой категории ЗАГСа Центрального района Марина С., допрошенная в качестве свидетеля, пояснила, что повторные свидетельства о смерти выдаются при личном заявлении родственников либо по запросам организаций, органов и адвокатов. К ней за таким дубликатом обратился сын Екатерины. Она, согласно инструкции, сделала запрос по общей базе и выдала документ. Почему информационная база ЗАГСа не отреагировала на аннулирование, она не знает.

    – В связи с большой загрузкой каждый запрос или каждое заявление я физически отработать не могла, поэтому доверила базе выдачу повторного свидетельства о смерти, – подчеркнула Марина.

    Что касается обвиняемой, то она до последнего стояла на своем:

    – Я – Галина, а не Екатерина.

    И только после того, как в суде был допрошен ее старый и больной отец, она призналась:

    – Папа прав, я – Екатерина.

    При этом Екатерина вину в наркосбыте не признала, а ее адвокат подал ходатайство о прекращении дела за истечением срока давности. Согласно Уголовному кодексу, лицо освобождается от ответственности, если со дня совершения преступления прошло определенное время. Например, 2 года – после совершения преступления небольшой тяжести, 6 лет – средней тяжести, 10 лет – после тяжкого преступления, 15 – после особо тяжкого.

    Государственное обвинение в суде поддерживала старший помощник прокурора Центрального района Елена Паникар. Она подчеркнула, что Екатерина 19 лет назад совершила тяжкое и особо тяжкое преступления (в деле два эпизода), но не может быть освобождена от уголовной ответственности, потому что находилась в федеральном розыске.

    Суд согласился с доводами гособвинителя и приговорил наркобеглянку к семи годам одному месяцу колонии общего режима. Услышав суровый вердикт, Екатерина заплакала, она, вероятно, не думала, что прошлое через столько лет может настичь ее.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 17 (1298) 30.04.20
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    женщине угражает бывший муж