Единственная в своем роде: Свой юбилей отмечает народная артистка России Наталья Дроздова

    В возрасте мы где-то рядом, были и пионерками, и комсомолками. Вместе, но по-разному любим театр, Чурикову в фильмах «Морозко» и «Васса», джинсы, дождь, млеем от Аль Пачино, с тоской вспоминаем о Раневской, Евстигнееве, Леонове, Янковском. Но Дроздова была бы не Дроздовой, если бы не заявила:

    – А мы возраст скрывать не будем – мне 2 августа 65 стукнет. Чего скрывать, когда уже старух, бабок и престарелых барынек играю. И мне нравится то, что происходит сейчас со мной: идет такая переоценка ценностей. Раньше гналась за временем, а сейчас я его растягиваю на минуты, на мгновения. То, что когда-то было для меня проблемным, неприятным, что могло бы вызвать бурю эмоций, нынче для меня всего лишь констатация факта, и я смотрю на это отрешенно. А в ответ на какую-нибудь грубость, хамство просто хочется пожалеть человека: зачем ты так себя тратишь? Нравится созерцание цветов, неба, реки, того, что раньше воспринималось как обыденность, сейчас все в другом цвете и настроении. А общение? Какой кайф получаешь от чужого ума, эрудиции. Раньше ведь ты был заточен на себе, на своих переживаниях. А сколько мне радости от моих и Глеба Борисовича учеников! Они не забывают мой дом – и те, кто рядом, и те, кто далеко.

    Сделать пластику? Может быть, и хотелось где-то что-то подправить, но я понимаю, что тогда у меня будет не мое лицо, а маска. Как я смогу играть? Как я смогу передавать эмоции? Алиса Фрейндлих решилась на подтяжку, а потом жалела: это страшно для актрисы – ты перестаешь владеть своим лицом. Нет, я хочу оставаться актрисой, а не носить маску.

    Дроздов

    – Встреча с Дроздовым… Меня поразил тогда его взгляд из-под очков – серо-зеленые молнии. У него была такая энергетика, что можно было запалить костер от одного его взгляда. Я до сих пор помню это мгновение – взгляд, который прожег до донышка. Мы встретились в фойе Воронежского театра, я тогда была студенткой, стояли с девчонками, и Дроздов оглянулся на нас. И все – я пропала. Вы не поверите, но этот взгляд магнетический, пронизывающий, он остался и сейчас. Когда я прихожу на кладбище, к могиле Глеба Борисовича, у меня ощущение: с какой бы я стороны ни подошла, Дроздов меня видит. Наверное, фотографы могут найти объяснение этому эффекту, для меня же это загадка и тайна: Дроздов видит меня с любого расстояния и места.

    Но Дроздов в первую очередь мой учитель, великолепный режиссер, педагог, он был личностью такого гигантского масштаба… Это был целый космос. Человек-оркестр с безупречным вкусом. И конечно, его заслуга, что я стала актрисой. Я не знаю, кто бы я была без него. Я бы, наверное, и не достигла каких-то успехов, не раскрылась глубоко на сцене. Он умел открывать актеров. Ему порой говорили: ах, какой плохой студент. Дроздов отвечал: «Вы просто его не видите и не знаете, на какую кнопочку нажать».

    Тот свет далекой звезды по имени Глеб Дроздов до сих пор ведет Наталью Степановну, она постоянно сравнивает и меряет мужчин, людей по мужу и зачастую не находит в них того, что было в Дроздове. Это ведь тоже незавидная участь: прожить четверть века с яркой личностью, которая и после смерти затмевает нынешних кумиров. И хотелось, может быть, найти близкого и родного человечка, ан планка-то высокая в свое время была взята, а ниже брать после Глеба Борисовича уже не хочется.

    – Хотя говорят, что не надо жить прошлой жизнью, но для меня все пространство вокруг до сих пор заполнено им. Так, что пускать кого-то туда нет ни желания, ни интереса… Я и свой юбилейный вечер в филармонии планирую провести в день рождения Глеба Борисовича – 27 ноября.

    Театр

    – После расставания с «Колесом» какое-то время не играла на профессиональной сцене. Но потом в Молодежном драматическом меня ввели в спектакль «Около любви» вместо ушедшей Валерии Константиновны Логутенко. Потом вошла в труппу театра. Появились роли в «Нюре-Чапай», «Тетках», «Касатке»… Среди актеров я по возрасту самая старшая, но мне в МДТ очень комфортно. В этом, конечно, и заслуга Владимира Коренного, он же из актеров, а потому понимает и любит артистов. А это дорогого стоит.

    Аншлаги на «Тетках» только на свой счет не приписываю. Пьеса у Коровкина простая, яркая, с крепко закрученной интригой, колоритными, вызывающими сочувствие персонажами, живым языком. Сам автор говорил, что главным стимулом к творчеству для него является смех зрителя. И кстати, не все принимают «Теток» на ура, мнения самые полярные. Но мне дорога оценка Игоря Касилова, ученика Глеба Дроздова, которому спектакль понравился, и нашу работу он назвал качественной… К слову сказать, до сих пор моих героинь отождествляют со мной, как некоторые потом признаются: а мы не ожидали, что в жизни вы другая – мягкая, тихая. Вот и представь, играю на сцене крикливую хабалку, а потом слышу: к Дроздовой подойти страшно, она такая взрывная…

    Что бы хотелось сыграть? Из прежних мечтаний это роль Вассы Железновой, но по возрасту я, наверное, уже в нее не вписываюсь. Но, чтобы вот так биться-колотиться – «ах, я это не сыграла и это», такого нет. Были прекрасные роли и партнеры, были удачи и неудачи. И сейчас, дай бог, все будет идти своим чередом, пока есть силы и желание… Я только что вернулась из круиза на теплоходе по Волге. Там мы с Игорем Супруновым, моим учеником и солистом филармонии, вечерами работали. Отдельно у меня были номера – чтение женской лирики: Ахматова, Цветаева, Тушнова. Так я слегка обкатала свою будущую юбилейную программу.

    Дружба

    – Тех, для кого я не Наталья Степановна, а Наташка, таких мало осталось, они в основном в Ярославле. А для других я Степановна. У меня со временем появилась защита, не каждого за нее пускаю, открытость со временем уходит… Не всегда надо открываться: потом бывает больно… Хотя вот говорю правильные вещи, а какой-то наив по отношению к людям остался. Я им по-пионерски до сих пор доверяю, а потому меня часто могут и обмануть, и кинуть. Придут, наплачут три ведра слез, попросят денег и исчезнут. А просить обратно мне трудно. Когда человек врет, и я это знаю, не он, а я отвожу глаза. Его стыд на себя беру. В наше время это, наверное, ни к чему. Но что поделаешь.

    А дружу, люблю, скучаю со своими учениками. Каждый мне дорог. И я хочу, чтобы все у них было хорошо и счастливо, чтобы никто не умирал… Потому как все можно пережить – и подлость, и зависть, но смерть близкого – никогда. Все остальное в жизни – такие мелочи…

    Кстати

    Родом Наталья Дроздова из карельского села Лоухи, училась в Воронеже, там впервые вышла на сцену и почти 25 лет блистала в нашем театре «Колесо». Сейчас – актриса Молодежного драматического театра. И конечно, в ее жизни случился человек, который перевернул сознание провинциальной девчонки и открыл не только целый мир, но и помог раскрыть себя. Я говорю о Глебе Борисовиче Дроздове, основателе театра «Колесо» и супруге Натальи Степановны.

    Галина Плотникова, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015

    наталья дроздова

    фото: «Площадь СВОБОДЫ»