Дьякон-наркоман пойман на распространении героина

Вчера поступили новости, заставляющие задуматься о двух явлениях в церкви, о которых не принято распространяться. Речь идет о наркомании и гомосексуализме. Повод первой теме дала скандальная информация о задержании дьякона Свято-Воскресенского монастыря Самары, обвиняемого в поставках героина в колонию. Тридцатилетний священнослужитель был пойман буквально за руку сотрудниками наркополиции совместно с сотрудниками ИК-13 в момент переброса 50 граммов героина на территорию закрытого учреждения. При этом в момент задержания священнослужитель находился в состоянии наркотического опьянения. Просто приматывал скотчем пакетик с порошком к камню и зашвыривал его в зону.

По оперативной информации, дьякон поставлял наркотик в колонию около месяца по нескольку раз в неделю, получая за такое «благословение» по 2 тысячи рублей и стабильную дозу. Из допроса священника следует ряд шокирующих подробностей, например, о том, что он кололся героином прямо в машине такси, пересаживаясь на заднее сиденье.

По словам служителя монастыря, героин он употреблял более года, пристрастившись к нему на «воле», когда временно покинул монастырь, попытавшись устроить личную жизнь. Имея среднее профессиональное образование плотника-столяра, бывший монах трудоустроился в частное предприятие, занимавшееся изготовлением мебели, и заодно стал принимать героин. Через год, когда зависимость требовала все больше денег на дозу, а личная жизнь так и не сложилась, мужчина вновь решил вернуться в монастырь.

Уже при исполнении православного служения дьякону поступило предложение от некоего неизвестного, представлявшегося по телефону «Поп». Неизвестный предложил дьякону перебрасывать героин за ограду ИК-13. В задачи дьякона входило быть лишь курьером и перебросчиком – все организационные моменты по поиску клиентов, сбору денег и организации закладок Поп взял на себя. Отказаться от такого предложения дьякон не смог…

«Я должен был забрать наркотик из «закладки», доставить его к исправительной колонии, подготовить к перебросу, прикрепив утяжелитель и зажигалку-фонарик для удобного обнаружения свертка в темноте, – рассказал дьякон на допросе. – Для переброса нужна была хорошая физическая подготовка, которая у меня имелась. И только после успешного завершения операции Поп перечислял деньги на мой сотовый телефон. В связи с этим у меня была очень большая заинтересованность в качественной работе».
По словам дьякона, несмотря на сильную заинтересованность, свой последний переброс он сделать не успел: едва мужчина вышел из такси и побежал к ограде колонии, как его задержали сотрудники УФСКН и колонии.

В период следствия молодой священнослужитель полностью признавал свою вину и каялся. В какой-то мере показательно, что он воспитывался в неблагополучной семье: мать семью бросила и позже угодила за решетку за убийство, отец вел аморальный образ жизни. Ввиду этого будущий священник оказался в школе-интернате № 1 г. Отрадного, после чего в 2005 году закончил ГПТУ № 34 г. Самара. В том же году из-за отсутствия своего жилья паренек пришел в Свято-Воскресенский монастырь, где принял постриг, а позже, в 2009 году, – сан дьякона Русской православной церкви.

Как сообщила руководитель пресс-службы УФСКН России по Самарской области Ольга Шелест, поначалу следствие решило не арестовывать дьякона, обязав его явиться на допрос. Но тот не явился, объяснив позже, что у него просто-напросто не было денег на проезд. С этого времени священник находится под стражей.
Возникает вопрос, неужели в монастыре не знали о пагубном пристрастии молодого дьякона к героину, тем более что он болел гепатитом С в хронической форме, да и отличить религиозный экстаз от наркотического опьянения, наверное, не так уж сложно. В монастыре следствию дали понять, что были совершенно не в курсе героиновой зависимости священнослужителя.

Чтобы понять, как такое возможно, журналист обратился за комментарием к преподавателю Нового Завета и ряда иностранных языков Самарской православной духовной семинарии Артему Вечелковскому. Читателям он известен как Амфиан.

Но неожиданно выяснилось, что Артем больше не преподает в семинарии. И буквально на днях он открыто объявил себя геем, готовым всеми доступными средствами защищать права гомосексуалистов. «Я покинул семинарию в июне, и очень вовремя, – рассказал бывший преподаватель семинарии. – Церковную карьеру я закончил, и теперь с церковью я как бы не связан, хотя остаюсь как бы священником и не запрещен в священнослужении. Относительно истории о дьяконе-наркокурьере даже не знаю, что сказать. Конечно, мое отношение к этому отрицательное. Мало того, что он употреблял наркотики, так еще и распространял – какие тут могут быть оправдания? К сожалению, подобные случаи говорят об облике всей церкви, потому что я знаю этот монастырь и знаю, что там творится, кроме наркотиков. За дела подчиненных отвечает начальство, это базовый принцип. Но в церкви почему-то хотят так: дьякон плохой, а мы хорошие. Так не бывает».

Сегодня Артем Вечелковский не стесняется говорить о том, что он гей и что людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией хватает на руководящих должностях в РПЦ Самарской области. «Меня бы это мало интересовало – это их право, если бы не их личные отношения с некоторыми коллегами и подчиненными, выпирающие наружу», – говорит Вечелковский.

Корреспондент поинтересовался, позволяет ли вообще вера занимать должности священнослужителей людям нетрадиционной ориентации? «Это сложный вопрос, – ответил Артем, – канонически нет. Хотя, лично я считаю, что необходимо пересматривать церковное отношение к гомосексуальности. Да я сам гей, так что не мне в этом вопросе кого-то уличать».

Цитата:

Артем Вечелковский:

– Даже если руководство монастыря не знало о наркомании своего дьякона, значит, это плохое начальство, не соответствующее занимаемой должности. Такое начальство надо гнать. Если митрополит ставит в наместники монастыря человека, который известен только своей близостью к архиерею (можно добавить и много еще чего, но не буду), то это характеризует и митрополита, и всю эту систему. На мой взгляд, уровень священников в России не то что снижается, он на дне. Если только еще и дно начать копать…».

ограждение исправительной колонии

фото: Площадь Свободы

Евгений Халилов, “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников