Дуэт мэтров джаза Даниила Крамера и Валерия Гроховского вытворяет за роялями такое, что кажется, будто инструменты пляшут

    После концерта музыканты дали интервью корреспонденту «Площади Свободы», где рассказали, как будут встречать Новый год и кто из Тольятти жил в семье всемирно известного джазмена почти четверть века.

    Один приезд Даниила Крамера — большое событие для поклонников качественной музыки. Выступления Крамера в паре с другим виртуозом Валерием Гроховским приобрело исторические масштабы и стало обязательным к посещению для всех тольяттинских ценителей джазового искусства.

    Зал филармонии был полон. Люди слушали игру мастеров, затаив дыхание: в музыке Крамера и Гроховского можно раствориться. На концертах исчезает понимание места, времени, пространства. Джаз полностью погружает в круговорот эмоций. От импровизации Моцарта бежали мурашки по коже. При Шопене хотелось плакать от счастья. Бах заставил задуматься о смысле жизни. Прочтение дуэтом марша Мендельсона улыбнуло, особенно после шутливой презентации композиции Крамера и Гроховского.

    В конце зрители рукоплескали стоя и не хотели отпускать музыкантов. «Браво, маэстро, браво!» — кричали тольяттинцы и долго не хотели отпускать музыкантов. «Понравилось? Приходите еще» — с этими словами Холерик и Валерик, как сами себя шутливо называют музыканты, раскланялись и покинули сцену. А за кулисами дали живое интервью городским журналистам.

    — Даниил Борисович, в одном из интервью вы сказали, что успех концерта зависит от репетиции. Хорошо прошла — концерт будет неудачным. Прошла плохо, все случится с точностью наоборот. Сегодня как прошла репетиция?

    — Вы шустрые в Тольятти, быстро узнали: я ведь только на днях говорил об этом в Рязани. У музыкантов, в основном классических, есть такая примета: если музыкант с репетиции уходит довольный, то на концерте он сыграет хуже. А вот когда он уходит злой, то мобилизует все силы, чтобы отыграть концерт на «отлично». Хотя мы с Валерой сегодня не репетировали. Просто прикоснулись к роялям, убедились, что они «живы», издают звук. Мы, что называется, пристроились друг к другу.

    — Вы отлично смотритесь на сцене, а в жизни дружите?

    Даниил Крамер: Невозможно играть вместе и при этом не дружить в жизни. Дружим много лет, не помешало даже расстояние, когда Валера долго жил в Америке. Встретиться на этот Новый год планируем в Марианской долине в чешском городе Брно. Я приеду туда 30 декабря с семьей, своим братом из Германии, а чуть позже к нам присоединиться Валера.

    Валерий Гроховский: Да-да, мы будем пить пиво, есть рульку, много гулять на свежем воздухе. На всю катушку насладимся жизнью и общением друг с другом!

    — А как же «новогодние чесы»?

    Даниил Крамер: Оставьте выражение «новогодние чесы» попсе. Попсовые музыканты занимаются «чесами», то есть в чистом виде зарабатыванием денег. Концертами такие выступления назвать сложно: это больше музыкальная работа, связанная с нажиманием клавиш в нужное время в нужном месте. Лично я больше одного концерта в день не играю.

    В этом году я уже отказал нескольким компаниям, которые звали меня выступать в новогоднюю ночь. Да, я отказался от баснословных по нынешним временам денег, но праздник в кругу семьи гораздо важнее. Однажды уехал на полгода в Италию, вернулся, а передо мной совсем другой ребенок. С тех пор я осознал: никакие деньги не способны окупить мне шесть месяцев, когда мой собственный ребенок рос без моего участия.

    Вот в молодости я мог дать несколько концертов в новогоднюю ночь. Один концерт играл на проспекте Вернадского, а через полчаса другой — на другом конце Москвы. Долго не играл. Подбирал короткие новогодние регтаймы по 7-10 минут.

    Валерий Гроховский: Знаете, как называется сольный джазовый концерт, который идет меньше часа? Малосольный.

    — Валерий Александрович, а почему вы вернулись из Америки в Россию, да еще в такое непростое время, когда между странами фактически идет холодная война?

    Валерий Гроховский: От природы я гастролирующий музыкант, практикующий педагог, словом, жизнь у меня насыщенная. Так случилось, что в американском городе Сан-Антонио я жил спокойной, размеренной жизнью. Даже поправился сильно. Но тут произошла судьбоносная встреча с Даниилом!

    Даниил Крамер: В то время я интенсивно гастролировал по Европе, но имя Гроховского на афишах мне не попадалось. Со слов наших общих друзей знал, что Валера живет в Америке.

    В начале 2000-х годов я выступал в Париже, в зале имени Корто, сделанном в виде скрипки Страдивари только изнутри (Альфред Корто — известный французский музыкант. — Прим. редакции). После концерта ко мне в гримерку зашел Валера. Он сильно поправился, я не сразу его узнал, так что первая фраза была: «Ой, привет». Вторая: «Поехали со мной в Россию?» Так все и завертелось. Валера — король игры в редких джазовых стилях, он владеет сложными техниками игры, доступными избранным музыкантам. И вскоре мы отправились показывать мастерство в свой первый тур по России.

    — Не тяжело было, Валерий Александрович? Из респектабельной «американской мечты» в разъезды по русским провинциальным гостиницам…

    Валерий Гроховский: Это настоящий кайф! Я почувствовал себя живым, обновленным изнутри и очень молодым. Расцвел душой, в Америку возвращаться не планирую. Впрочем, в нашей жизни загадывать наперед нельзя.

    — Даниил Борисович, а что если завтра к вам с предложением сыграть вместе обратится рок-группа? Пойдете играть с ними вместе?

    Даниил Крамер: Мы за любой кипиш! Недавно сыграли вместе рок-блюз с командой из Екатеринбурга «Blues Doctors», дали концерт с пианистом Денисом Мажуковым. Идей у нас много, жизнь кипит.

    — А что если вдруг завтра к вам обратятся отыграть на «Песне года», откажете?

    Даниил Крамер: Для того чтобы сделать шаг назад, надо потратить много сил и времени. Откажусь. Зато на интересные проекты я всегда соглашаюсь охотно. Один из самых интересных экспериментов прошел недавно. Дуэт «Холерика и Валерика» исполнил шутливую рок-оперу

    Валерий Гроховский: Да, я там играл партию графини. А ты был младшей дочкой, которая по сценарию совсем не умела играть на пианино.

    — С Тольятти вас связывает особая история. Известно, что однажды после концерта вы подобрали котенка. Как сложилась его судьба?

    Даниил Крамер: Котенок вырос в большую и красивую кошку Мусю. Тольяттинка Муся прожила в нашем доме 23 года, и только недавно она умерла от старости. Представьте, после концерта она шла за нами час до гостиницы. Так я и ее взял домой. Мудрая была кошка, с даром исцеления. Вся семья ее очень любила. Так что с Тольятти у меня связана давняя любовь.

    Наша справка

    Даниил Крамер родился и вырос в Украине, в Харькове, где закончил среднюю специализированную музыкальную школу. В джаз он идти не думал, просто один раз случайно попал на концерт известного джазового пианиста Леонида Чижика и испытал глубокое потрясение. Настолько ему понравились импровизации Чижика! С тех пор посвятил направлению всю жизнь, а сейчас известен не меньше самого вдохновителя.

    Если Крамер в джаз идти не думал, то судьба Валерия Гроховского была предопределена. Валерий родился и вырос в насквозь музыкальной семье — отец джазмена известный музыкант, дирижер, композитор Александр Гроховский. Он привел сына в музыку с 6 лет, а уже будучи студентом, Валерий увлекся джазом. Но не обычным, а джазом на стыке с классикой.

    Валерий 15 лет жил в Америке, где трудился профессором по классу фортепиано в Техасском университете, г. Сан-Антонио. В Россию он вернулся по приглашению Даниила Крамера.

    «Вот здесь, в России, в гастролях по провинциальным городкам я родился заново», — признался музыкант корреспонденту «Площади Свободы».

    Юлия Дроглева, газета «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

    даниил крамер  валерий гроховский в тольятти

    фото: «Площадь Свободы»