Дорогой мусор: Ведь не нужны мы городу, не нужны

    дом частный
    Фото: «Вольный город Тольятти»

    Последние публикации «Вольного города» о явных перекосах мусорной реформы и монополистском поведении регионального оператора вызвали у читателей определенный резонанс.

    Среди звонивших были и жители микрорайона Тимофеевка-2, чей рассказ показался особенно интересным. Кроме того, они настойчиво приглашали к себе.

    – Я готов приехать через пару дней, подскажите, как вас найти, – ответил я.

    – Наши дома – на проезде Надежды.

    – Какое интересное название улицы. Ни разу там не был. А как вас найти?

    – Все зависит от того, с какой стороны будете подъезжать, мы находимся между проездами Любви и Веры…

    Так получилось, что первым на моем пути оказался проезд Любви. Что сказать? Улочка небольшая, коттеджи аккуратные, дорога, правда, скверная, требующая ремонта, зато зеленые обочины чистые, без привычных для тольяттинского пейзажа полиэтиленовых пакетов и пустых сигаретных пачек. Название, конечно, красивое, романтичное, весеннее, но…

    Дом – это быт, а быт всегда принижает возвышенные чувства и названия. Вот как вам фраза: на проезде Любви мусорных отходов «производят» меньше, чем указано в квитанциях? Не очень? Тогда о чем думали чиновники, присваивая обычным проулкам необычные имена? А кстати, кто постарался: ставропольские столодержатели или тольяттинские?

    Наталья Бондаренко и Любовь Коробцова – соседки. Живут рядом и воюют вместе, пытаясь найти справедливость или хотя бы намек на нее. Их дома стоят на проезде Надежды, а небольшой мусорный контейнер – посередине, на два коттеджа. Удобно, точнее, было удобно, до прихода на рынок услуг регионального монополиста. Но обо всем по порядку.

    Лет двадцать назад или даже раньше амбициозные руководители города решили сделать Тольятти миллионником. Один из вариантов – укрупниться за счет соседей. Тогда неофициально обсуждалась идея присоединить Жигулевск в качестве четвертого района, а также расшириться за счет Ставропольского района. Так в Тимофеевке появился городской «анклав». Назвали его Тимофеевка-2.

    Микрорайон находится в центре села и только с одной стороны граничит с городом. Точнее, с Хрящевским шоссе, примыкающим к Автозаводскому району, хотя микрорайон

    территориально относится к Старому городу.

    Семьи Бондаренко и Коробцовых строились 20 лет назад. Тогда их и соседние проезды назывались иначе.

    – По мере того, как здесь возникали новые улицы, тольяттинские чиновники давали им разные названия. У нас, например, забрали прежние и присвоили их новым проездам, а нам дали эти: Веры, Надежды, Любви, – пояснила Коробцова.

    – А почему именно так? Проще было бы новым улочкам присвоить новые имена.

    – Не знаю. Но поначалу выходило много мелких казусов: то таксисты до Любви не хотели ехать, то Веру с Надеждой путали…

    Я потом на карте посмотрел, как называются в Тимофеевке-2 другие проезды: Ясный, Розовый, Нежный, Звездный… Странная фантазия была у чиновников. Но забавно не только это. До недавнего времени дома с участками принадлежали жильцам и относились к Центральному району, а уличные дороги – к Ставропольскому. Сейчас и дороги стали городскими, правда, количество ям на них не убавилось.

    – В микрорайоне примерно 120 домов. Село нам дает воду, свет, газ, интернет. Правда, интернет здесь слабый, а сейчас это особенно важно, когда дети и внуки учатся удаленно, – рассказала Наталья Александровна.

    – А город что дает, кроме прописки?

    – От города – мусорная реформа во всей ее «красе».

    Собеседницы пояснили, что регоператор считает их городскими жителями, поэтому выписывает квитанции с учетом общей площади домов. Часто в эту общую площадь входят баня, гараж и даже крыльцо. Почему? Потому что помещения находятся под одной крышей и на одном фундаменте с жилыми комнатами.

    – Вот конкретный пример. Общая площадь всего дома с гаражом и баней составляет 257 квадратных метров. «ЭкоСтройРесурс» ежемесячно выписывает счет на 1163 рубля. Раньше мы платили всего 250 рублей, у нас на два дома – контейнер объемом 0,9 куба.

    – Регоператор в городе берет за квадратные метры, в селе – за количество проживающих. Если бы вы были сельчанами, то сколько пришлось бы платить?

    – Примерно 200 рублей, потому что нас двое: я и муж.

    – То есть почти на тысячу меньше.

    – Да! Вон через дорогу стоят практически такие же, как у нас, дома. Но это уже Ставропольский район, там другой тариф, другое отношение властей. А мы никому не нужны!

    Понять эмоции жителей Тимофеевки-2 можно. В Тольятти проблема с тарифом для обитателей коттеджей не новая: Федоровка, Жигулевское море, Портпоселок, частный сектор Старого города. Дома там стоят большие, когда строили, не думали, что будут экономические кризисы, мусорные поборы. Некоторые владельцы, став пенсионерами, и рады бы продать свою роскошную недвижимость, но не могут: за дешево – рука не поднимается, за дорого – никто не берет.

    Но одно дело, когда со всех берут по одному тарифу, и совсем другое, когда живущие через дорогу платят в 4-5 раз меньше.

    – Посмотрите напротив – двухэтажный дом. Соседи живут только на первом этаже, на втором – не то что нормальной крыши, даже лестницы нет. Не сумели достроить, материалы постоянно дорожают. А регоператор им регулярно присылает счет, учитывая общую площадь, то есть два этажа. Это нормально?

    – Вы пытались докричаться, достучаться до «ЭкоСтройРесурса»?

    – Бес-по-лез-но! Нас не слышат и не хотят слышать. Куда мы только не писали, куда не обращались, одни отписки, отговорки и ссылки на действующий норматив. Поэтому весь микрорайон не платит за вывоз мусора. Принципиально!

    Мы готовы заключить договор, платить, но за реально сделанное. Все думают, если частный дом, то много мусора. Наоборот! Мы отходы давно уже сортируем: что-то идет на корм курам, что-то – в компостную яму, а что-то – в мусорный бак. С наших двух домов за месяц в баке набирается 0,9 куба. Вот за вывоз этого объема мы и готовы платить, как было раньше, до «ЭкоСтройРесурса».

    О существующих проблемах микрорайона мы говорили достаточно долго. Кстати, самым большим начальником, который к ним за эти годы лично приезжал, оказался теперь уже бывший глава Центрального района Артем Гончаров. На обещания говорливый чиновник не скупился, но так и ничего не сделал, что в принципе не сильно удивило иронично настроенных жителей Тимофеевки-2.

    Потом женщины провели небольшую экскурсию. Пригласили пройти в огород, а там, показав на бурьян за забором, огорошили:

    – Когда-то власти нам обещали здесь построить школу, детский сад и магазин. Сами видите, воз и ныне там.

    – В нескольких местах я видел разметку земельных участков. Это под будущие коттеджи? А кто продает: городские власти или ставропольские?

    – Это большая тайна, но мы думаем, что землей торгуют сельчане.

    – А кто в соседнем проезде под ЛЭП коттеджи строит? Симпатичные, только как-то рядом стоят. Как на дачах.

    – Кто строит, точно не знаем, но сами удивляемся, какое «электрическое» место выбрали. Раньше это называлось санитарной зоной, а теперь… То, что совсем рядом – там участки маленькие, каждый по пять соток.

    Пройдя по проезду Надежды, я заметил возле одного коттеджа табличку о продаже. Мои гиды пояснили, что прежде здесь жили супруги, потерявшие в кризис доход. Жена сумела найти работу в Москве, перебралась туда. Муж, помыкавшись здесь, тоже отправился покорять столицу, а недвижимость выставил на реализацию. Я спросил, сколько просят супруги за этот дом. Собеседницы, дружно пожав плечами, предположили:

    – От четырех с половиной миллионов рублей и выше.

    На прощание собеседницы, пригласив почаще приезжать к ним, снова удивили:

    – А может, нам обратиться к губернатору и перейти из Центрального в Ставропольский район? Ведь не нужны мы городу, не нужны!

    А ведь они правы, подумал я, не нужны. Вот только какой муниципалитет добровольно отдаст часть своей территории?

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

    дом частный

    Фото: «Вольный город Тольятти»