Дмитрий Марфин: «Наш детский коллектив больше не нужен филармонии»

Режиссер и его «неформатный» детский коллектив рискуют оказаться на улице.

Он стал режиссером-постановщиком городской филармонии в 2013 году. До этого долгое время играл в театре «Дилижанс», потом попробовал себя в режиссуре — понравилось.

— Когда я поставил в «Дилижансе» спектакль «Зима», меня заклинило: я понял, что у меня есть свой стиль, что я могу донести до людей свою мысль. Еще в армии меня тормошила мысль: толпа это толпа, в ней много мозгов, только нету ума! Режиссура — это вычленение личностей, интеллектуальных, любящих, талантливых, объективных к данной реальности и желающих сделать чудо, зная, что в него на данный момент мало кто верит. А оно есть и происходит на сцене. С детьми это особенно заметно.

Конечно, Марфин — человек шебутной и не всегда удобный, но, как говорила в свое время директор филармонии Лидия Семенова: «Мы искали на эту должность человека универсального. Чтобы он был и актером, и режиссером, и сценаристом и разбирался в музыке. Именно таким человеком и оказался Дмитрий Марфин».

За два года сделано многое. Сперва прогремел мюзикл «Том Сойер» — впервые дети играли при участии живого джазового оркестра. Его на разных площадках показали десять раз, были довольны и зрители, и сами юные артисты. Так или иначе, но при филармонии родился так называемый детский «театр живой музыки».

Как говорит Дмитрий, спектакль задумала поставить директор филармонии Лидия Семенова. Она сама нашла все ноты. Но это не все. Мало найти ноты и музыку, нужно еще отыскать клавир. Клавир — это переложение партитур оркестровых или вокально-оркестровых произведений (симфоний, концертов, опер, ораторий и т.д.) для одного фортепиано или для фортепианного сопровождения вокальных партий). Лидия Валентиновна нашла его в Музыкальном театре юного актера в Москве, а «я с удовольствием взялся за работу».

— Кто бы знал, какая это была пытка для меня! Джазовые музыканты очень скептически относятся ко всем, кто вливается к ним в коллектив, если вы не музыкант, конечно. Когда им сказали, что с ними будут дети, то они это восприняли без всякого восторга. Но потом ребята своей искренностью, трудолюбием и талантом смогли найти общий язык с музыкантами, с дирижером оркестра Валерием Мурзовым. Проникновенность их игры повлияла на музыкантов, и они изменили свое отношение к совместным проектам.

А потом был еще один «детский проект» — «Вовка в джазовом царстве» и взрослая постановка «Бременские музыканты».
Насмотревшись мюзиклов, поставленных Дмитрием Марфиным, настроились на встречу с режиссером с явным позитивом. Поговорим, мол, о высоком, о творческих планах, о том, как хорошо, что в Тольяттинской филармонии сделали такие чудесные проекты. Тем паче, именно посмотрев «Тома Сойера» Марфина, Фонд Тольятти именно ему решил дать добро на постановку благотворительного музыкального шоу «Бременских музыкантов». Однако перспективы у режиссера на будущее оказались далеко не самые блестящие. Дмитрий Марфин и его детский коллектив рискуют оказаться в скором времени на улице.

— Мне «Вовка…» понравился, хотя конец немного смазанный. Но дети замечательно исполняли джазовые композиции.

— Согласен, что этот мюзикл несовершенен. А что вы хотите — было всего две репетиции. Но его можно довести до ума и показать еще несколько раз, если обстоятельства позволят.

— Ну какие тут обстоятельства? В начале прошлого года Лидия Валентиновна сама объявляла кастинг для детей для участия в музыкальной постановке. И вообще, в разговоре с ней всегда красной нитью шла мысль — как можно больше привлекать детей в филармонию не только в качестве зрителей.

— Я не буду строить догадок, но по какой-то причине нам сказали, что наш детский коллектив больше не нужен филармонии. Поиграли, мол, и хватит. А меж тем дети отработали десять раз «Тома Сойера», четыре раза — «Серебряное копытце», два раза «Теремок» с Русским оркестром и сделали «Вовку в джазовом царстве». Конечно, последняя работа несовершенна, но мне не давали времени для репетиций. Для меня это просто чудо, что дети смогли все сделать, пусть не в полную возможность. «Вовка…» обошелся филармонии в ноль копеек. Костюмы шили сами, из декораций — две тумбы после «Серебряного копытца».

Детские проекты и на имидж филармонии сыграли, и денег заработали, и сами дети радуются, что у них есть вот такое интересное дело. А теперь выходит: сначала подарили конфетку, а потом отняли. Родители юных артистов в недоумении: они же тоже вложились в эти постановки.

— Дмитрий, а какие-то дальше планы были с детьми?

— Конечно. Мне очень хотелось бы вывести «Тома Сойера» в другие города. Одно дело — наша публика, которая уже их любит, другое дело — незнакомые зрители, которых предстоит в себя влюбить. Идут переговоры с Санкт-Петербургом, есть знакомые ребята, которые приедут сюда в марте с концертами. Они даже обещают часть вырученного гонорара отдать для гастролей нашего «Тома…». В Питере нам хотят устроить несколько показов с привлечением джазовых музыкантов Санкт-Петербургской филармонии, и тольяттинский малый джаз с собой возьмем. Хотелось бы сделать спектакль и к 70-летию Победы, на войне погибло немало юных патриотов. Но это пока планы, которые ничем не подкреплены.

— Но мы же будем надеяться на лучшее?

— А куда деваться?

А что думают родители юных артистов, попавших в музыкальные проекты городской филармонии?

Мама Гоги Казакова:

— Наш Гоша был занят в мюзиклах «Том Сойер» и «Вовка в джазовом царстве» в главных ролях. Но не в этом дело. Ему 9 лет, и до того как он попал на кастинг в филармонию, в школе его частенько ругали за скороговорку. После занятий и репетиций в филармонии мы все отметили, что ему хорошо поставили речь, а занятия со Светланой Терентьевой развили в нем вокальные данные. Мы очень благодарны Дмитрию Марфину, режиссеру и другу наших ребят, что он сумел увлечь их таким интересным делом. Наш Гога отказывался от всяких других детских мероприятий, если знал, что его ждет репетиция. И наш ребенок стал ответственнее и собраннее. Он даже начал писать сценарий для школьного спектакля. Он рвался на занятия в филармонию, ему нравились ребята, с которыми он играл. Гога говорит: «Они совсем другие». С радостью стал отказываться от компьютерных игр, посиделок с друзьями и просмотра телевизора в пользу репетиций! Бежит на них со всех ног! И когда он узнал, что продолжения не будет, у него такое отчаяние было: «Это все?!»

Мама Дианы Анкудиновой:

— Диана — приемная девочка в нашей семье. У девочки в силу сложившихся жизненных обстоятельств надорвана психика. С Дианой раньше много работал психолог. В 2012 году мы переехали с Дальнего Востока в Тольятти, Диана была взята из детского дома в Уссурийске. На большой сцене она поет с 5 лет. В настоящий момент за плечами уже больше 30 всероссийских и международных конкурсов. Везде имеет звание лауреата первой и редко второй степени. На последних конкурсах уже три звания Гран-при, теперь уже и звание «Серебряный голос фестиваля» и золотая медаль в Китае. Вот представляете, казалось бы все, много чего добился в жизни ребенок, а оказалось, нет. Из Дианы получилась еще и хорошая поющая актриса! Она всегда хотела играть какие-нибудь роли. Пройдя кастинг в филармонии, Диана попала в проект «Том Сойер», где сыграла одну из главных ролей — Бекки. У нее хорошо получилось.

Дети очень подружились в проекте, от этого потом и зависела слаженная игра в мюзиклах. Дианка на репетиции просто летала, старалась быстро сделать уроки и снова погружалась в свои роли и песни. Дети всегда шли на репетиции с удовольствием. А какой опыт Дианка приобрела, когда пела под аккомпанемент настоящего оркестра. Это просто была не сбыточная мечта, это просто супер как здорово! Надо огромное спасибо сказать Дмитрию Николаевичу Марфину, Светлане Владимировне Терентьевой, директору филармонии Лидии Валентиновне Семеновой и всем, всем, всем, кто сделал и запустил этот проект! Браво! Вы сделали детей более счастливыми в этой жизненной рутине. В то время, когда подростков у нас отнимают наркомания, алкоголизм, насилие, наши дети приобщаются к творчеству. Дети научились чувствовать локоть товарища по сцене, поддерживать друг друга… А сейчас это просто все прекратили. Вот такой творчески слаженный коллектив сейчас распустили. Очень жаль!

Мама Лизы Кривуля:

— Лизонька попала на проект в филармонию в шесть лет. И это было счастьем и чудом. Наша Лиза очень талантливый ребенок, она и до этого принимала участие в различных конкурсах, занималась в театральной студии. Но попасть в музыкальный спектакль — это просто большая удача! Сейчас идут разговоры о том, что проекты Марфина прикроют. Почему? Зачем? Сейчас идет поколение одаренных детей (я сама-то и трех нот не знаю), где им развиваться, где им совершенствоваться? Я знаю, что есть много платных студий и кружков, но не всегда там работают профессионалы. Другое дело — музыканты и работники филармонии. Неужели лучше, чтобы ребенок оказался не у дел и сидел день и ночь за компьютером?

главные герои Том Сойер

Том Сойер спектакль

фото: Вадим Кондратьев

в конце выступления

premera-serebriannoe-kopyttco-detskaia-opera-2014-9

premera-serebriannoe-kopyttco-detskaia-opera-2014-8

premera-serebriannoe-kopyttco-detskaia-opera-2014-2

джаз спектакль

фото: “Площадь Свободы”

Галина Плотникова, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников