«Для родителей, не имеющих интернета, мы разместили на сайте министерства информацию!»

    девушка сидит за столом и смотрит в ноутбук

    Борьба за будущее

    26 февраля 2021 года в Самарской губернской думе прошёл круглый стол на тему «Актуальные вопросы реализации в Самарской области образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных технологий в общем и дополнительном образовании». Если коротко – о дистанте. Собственно, в самой Губдуме находилась лишь Татьяна Бодрова – председатель думского комитета по образованию и науке. Остальные участники были подключены к действу посредством конференц-связи. Таким вот дистантным способом на заседании присутствовали губернские и городские депутаты, представители министерства образования и науки, представители образовательных учреждений и родительской общественности и даже педагог-психолог. Всего – около пятидесяти человек. Разговор получился сложным. Неудивительно. В 2020 году родительское сообщество буквально вставало на дыбы при одном только упоминании слова «дистант».

    Дистант будет, но родителей спросят

    Татьяна Бодрова сделала упор на то, что дистанционная форма обучения не нова, а берет свое начало аж в 1995 году. Председатель комитета заявила, что дистанционное обучение перспективно, мобильно и способно интегрироваться с уже имеющимися образовательными программами. А в планах у правительства до 2024 года стоит создание условий для реализации образовательных программ с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий.

    Означает ли сказанное Татьяной Евгеньевной, что школы переведут на ЦОС (цифровую образовательную среду), пока не известно, но, судя по тому, как далее в ходе заседания круглого стола чиновники активно расхваливали дистант, вполне возможно.

    Далее депутат Бодрова заверила, что в период пандемии специалистами министерства образования и науки была проведена полномасштабная работа по оказанию информационно-методической и консультационной поддержки образовательных учреждений. Что были соблюдены требования СанПина.

    Ею была озвучена и такая информация, что если школа пожелает осуществлять образовательную программу исключительно в цифровом формате, то у нее для этого должен быть полный комплект необходимого оборудования.

    Бодрова сделала особый акцент на том, что в соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 44 закона «Об образовании» форму получения образования и форму обучения ребенка выбирают только родители (законные представители), а затем закончила свой доклад масштабным количеством рекомендаций областным и городским министерствам, департаментам, образовательным организациям продолжать работу по совершенствованию и распространению цифровой образовательной среды во всех учебных заведениях области.

    Кругом враги

    Своим видением ситуации, сложившейся вокруг дистанционного обучения, поделилась заместитель министра образования и науки Елена Пинская. Речь она начала с благодарностей за инициирование столь важной темы и отметила, что вокруг данной темы существует много инсинуаций, а значит, недостаточно понимания. А отсюда, как объяснила Елена Олеговна, следует необходимость «говорить с очень разными целевыми аудиториями». И даже назвала процесс введения дистанта «триггером для фейков» в родительской среде.

    Но так как в чиновничьей среде никаких инсинуаций не наблюдалось, а, наоборот, звучали лишь хвалебные отзывы, то напрашивался вывод о том, что замминистра предлагает работать с недовольной родительской общественностью. Эту же общественность (жителей Самарской области) чуть позже в своей речи Пинская обвинит в «разворачивании борьбы против обновления материально-технической базы кабинетов информатики». Из событий недавнего прошлого мы прекрасно помним, что родители Самарской области выступали против дистанта, собирали подписи и даже ездили на прием к губернатору, создавали группы в соцсетях опять же против дистанта, но точно не против «обновления материально-технической базы кабинетов информатики».

    Вообще речь чиновников стоит воспринимать не буквально, а через призму новояза (придуманный чиновниками язык, призванный скрыть истинное положение вещей). Так, например, г-жа Пинская обратила внимание, что дистанционные технологии использовались в течение очень долгих лет. Действительно, использовалось. Но использовались только в вузах и ссузах, то есть в среде взрослых, замотивированных на осознанное образование людей. Так при чём здесь дела школьные, о которых шла речь на круглом столе? Об этом ли дистанте хотела сказать Пинская или о другом?

    Двинемся далее. С точки зрения чиновницы, пандемия послужила толчком для обновления в школах компьютерного оборудования, которое много лет не обновлялось. Основной же мыслью всего выступления было утверждение, что развитие информационных технологий не подменяет (не заменяет) традиционный очный формат обучения. Но! «Для тех учителей, и учащихся, и родителей, которые по объективным причинам либо не имеют интернета, либо не имеют возможности полномасштабно включиться в онлайн-процесс обучения, на сайте министерства образования мы разместили рекомендации». Ну… Думаю вы оценили!

    САНПИН переписали

    С 1 марта 2021 года вступили в силу новые санитарные правила. Конечно, в этой связи хотелось бы услышать мнение Роспотребнадзора. Потому что, как вполне объективно заметила Татьяна Бодрова, «любого родителя волнует проблема сохранения здоровья ребенка при использовании новых информационных технологий». На заседании круглого стола Роспотребнадзор был представлен начальником отдела надзора по гигиене детей и подростков Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Самарской области Надеждой Антоновой. Она сообщила, что новые СанПиНы уже утверждены главным санитарным врачом, доведены до сведения школ. Школы с ними ознакомлены и начинают работать в соответствии с ними. Далее Антонова зачем-то фрагментарно зачитала новые СанПиНы. Из выступления Антоновой стало ясно, что Роспотребнадзор не видит никакой угрозы здоровью детей и даже школьникам младшего звена. На дистант переводить можно, но не более 40 минут в день и обязательно, чтобы не бликовал экран и воздух в помещении перемещался с определенной скоростью.

    Далее в ходе заседания круглого стола выступали и другие чиновники, представители авиационного лицея и даже представители родительской общественности, являющиеся членами областного родительского собрания при министерстве образования и науки. Всех последующих выступающих объединяло исключительно положительное отношение к дистанту, поэтому недостатки и недочеты если и озвучивались, то были незначительными. Речи выступающих были одинаково восторженными, пропагандирующими внедрение новых цифровых форм обучения. Прозвучала даже мысль о том, что дистант помог учителям физкультуры. Помог ли он освоить физкультуру детям, об этом выступающий стыдливо умолчал.

    Кто за дистант?

    Безусловным доказательством того, что список выступающих на круглом столе был скорректирован в пользу сторонников дистанта, стало выступление представителей лицея авиационного профиля №135 городского округа Самара. Для доклада о достоинствах дистанционного образования выбрали молодого мужчину, учителя информатики Сергея Паранюшкина, который уже только по набору этих характеристик обязан следить за внедрением дистанционных технологий в учебный процесс, так как это и есть его работа. Почему не пригласили возрастного учителя, женщину начальных классов сельской школы, для того, чтобы она поделилась своим опытом обучения детей во время дистанта? Но даже Сергей Владимирович после хвалебных од передовым технологиям сказал, что «традиционное образование проще и лучше».

    В качестве представителя школьников выступил мальчик-девятиклассник из того же профильного лицея города Самары, лицеист прочитал написанный заранее доклад о достоинствах обучения на дистанте. Можно ли считать этого замотивированного на профильное обучение подростка представителем всех школьников Самарской области?! Думаю, ответ очевиден.

    Звучали риторические вопросы: что плохого в том, чтобы подключиться при помощи ЦОС к Гарварду?! Безусловно, ничего плохого в такой возможности нет. Но! На практике к Гарварду никто школьников подключать не собирается, а только к их родным школам с их родными учителями только «на том конце провода». А Гарвард – это уже как-то совсем не бесплатное образование в рамках Конституции РФ.

    А кто против?

    Критическое отношение к дистанту всё-таки прозвучало на заседании круглого стола. Им поделилась представитель родительского областного комитета Эльмира Киселёва, которая тезисно изложила вред, который дистант нанес их детям, родителям и учителям. Это и формирование интернет-зависимости, и сообщение о том, что дистант не располагает безопасными для здоровья информационными технологиями. Выступающая сослалась на научные исследования, доказывающие, что после дистанта у 80 процентов школьников имеются признаки ухудшения здоровья.

    Представители областного родительского комитета выразили предположение, что дистант вводился для массового приучения родителей к цифровой платформе и теперь чиновники в ускоренном режиме будут внедрять цифровую школу, что приведет к уничтожению образования как такового и ликвидации всех учителей. В итоге родительская общественность потребовала учесть «настоящее мнение для защиты прав детей и сохранения традиционной школы с очным обучением и живыми педагогами», а также указала, что считает необходимым обеспечить традиционное очное образование. Дескать, ЦОС пусть остаётся только в рамках дополнительного образования, а до тех родителей, которые решили участвовать в эксперименте, донести все риски и последствия дистанта. В итоге доклада представитель родительского комитета настояла на том, что ответственность, в том числе материальную, за результаты ухудшения психического и физиологического здоровья детей, возможную утечку персональных данных, следует возложить персонально на администрацию Самарской области.

    Пожалуй, наиболее жёстким было выступление тольяттинского депутата Алексея Краснова, которое мы приводим полностью.

    Алексей Краснов: Всё идёт от решения людей, у которых на голове корона!

    — Эпиграфом к моему выступлению я возьму сегодняшнюю речь Елены Олеговны Пинской и процитирую ее: «Для родителей, не имеющих интернета, мы разместили на сайте министерства информацию!». Вот, собственно, с этого и следует начать. Елена Олеговна обвинила общественность в излишней истеризации дистанта. А я считаю, что общественность вообще не виновата. Я считаю, что во всем, что происходит, в этом конфликте, который возник вокруг дистанта, виноваты как раз в первую очередь органы власти. И хотя мне очень понравилось, как Эльмира Равильевна назвала его дИстантом, потому что дистанционное образование можно называть дистАнтом, а вот это, что было, и что сейчас продолжается – это нужно называть «дИстантом». Потому что это нечто ненаучное, ненормальное и неадекватное. Я объясню, почему я так считаю. По моему мнению, действия власти были нелогичными, незаконными в некоторых частях, ненаучными полностью и волюнтаристскими полностью.

    Первый пункт – нелогичность. Приведу один всего пример, который возмущал всех родителей, которые стенали, кидали телефон в стену, раздражались: ночные клубы работают, школы — нет! То есть, оказывается, школа у нас — источник заразы, где детей просто не пускают, если у них есть температура, а ночной клуб, битком набитый людьми, где взрослые пляшут, целуются, обнимаются, – работает. Это что, логично? И это решение власти!

    Второе – незаконность. Я на эту тему целую петицию писал, открытое письмо от меня было. Я задал множество вопросов. К сожалению, на эти вопросы от правительства Самарской области я тоже не получил внятного, развёрнутого ответа. Например, я спрашивал: почему никто не оплатил родителям интернет? У нас, вообще, образование бесплатное. Если родители оплачивали ту часть образования, которая касалась интернет-трафика, значит, государство обязано им это все возместить. Чтобы провести к системному блоку или к ноутбуку интернет, нужно заплатить приличные деньги. Это не сотовый оператор, это — оператор трафика, и там ценник начинается от 400 рублей в месяц. Ответа на этот вопрос я не получил. Идем дальше.

    Следующее – ненаучность. Меня возмущает как педагога, как ученого. Запускается процесс – все СанПиНы нарушаются, но делается вид, что они не нарушаются. Яркий пример того, что одни не слышат того, что говорят другие: это пример выступления Роспотребнадзора сейчас. Это что сейчас было? Зачем говорить нам про школу? Школа – зарегулированное место, там и так абсолютно все зарегулировано, что там проверять? Вопрос состоит в том, что ребенок дома — когда он находится на дистанте — страдает от нарушений всех СанПиНов. Прочитал в презентации Екатерины Александровны Тарасовой — 455 смартфонов было передано детям. То есть дети учились на телефонах несколько месяцев. А это нарушение СанПиНов. Дети «ослепли», зрение село. Я уж не говорю о том, что 90 процентов родителей не умеют отключать на телефонах неблагожелательные программы, то есть у детей еще был доступ и к игрушкам и еще бог знает к чему. Из выступления Роспотребнадзора следует, что приняты новые СанПиНы, которые определяют какое-то там электростатическое напряжение. У школы, что, осциллографы есть — замерять, повысилось ли электростатическое напряжение от монитора или нет? А самое главное, что вся речь Роспотребнадзора была посвящена только одной стороне, которая находится в школе.

    Абсолютно никакой логики в этом СанПиНе нет. Я читаю – «угол наклона должен быть не больше 30 градусов». Как родители, которых нет дома, проверят угол наклона ноутбука? Как проверит школьник угол наклона? У него что, есть аппаратура, которая может проверять этот угол наклона? Или у каждого у нас дома лежат лазерные уровни, чтобы проверить угол наклона? Это же бред!!! Читаем дальше – бликование. Во время дистанта родителей отправили на работу, а дети сидели дома. Кто проверит, есть блики на мониторе или нет? Ребенок сам, что ли, проверит? Да ребенок с ума сходит от того, что происходит: у него стресс, а он будет сидеть и проверять блики! Абсурд! Или к нам опека будет приходить в каждую квартиру, когда нас не будет дома, чтобы смотреть, как у нас дети с бликами или не с бликами сидят?

    Четвёртый пункт моего выступления – это про волюнтаризм. Всё, что бесит родителей, это то, что они видят: всё происходит совершенно без какой-либо стратегии, логики и очень часто продиктовано просто какими-то политическими выпадами или какими-то спазматическими решениями каких-то органов власти. Елена Олеговна очень зажигательно рассказала про триггеры, которые запускают вот эту вот родительскую злость. Я вам сейчас, Елена Олеговна, расскажу про один такой «триггер». У меня младшая дочь учится в лицее, там теперь у нас директор Галина Муканина. Это депутат Тольяттинской городской думы! Кандидат наук! И сейчас она стала директором нашей школы. Что она делает? Она берет и отменяет очные занятия в школе и переводит детей на дистант! Вчера было 20 градусов мороза, никакой эпидемии нет, ни у кого (родителей, законных представителей) разрешения не спросили – готовы ли они привести ребенка в школу. Просто-напросто детей отправили на дистант. Я написал заявление в прокуратуру, потому что я считаю, что это нарушение закона об образовании и нарушение законных прав. С какой стати Галина Валентиновна прервала педагогический процесс, кто ей это позволил, на каком основании? Почему это основание не доведено до родителей? И это не просто какой-то случайный директор! Это представитель власти и одновременно директор! Ею введён дистант в первом классе. Что делать родителям, которые оба уходят на работу? Им брать отгул и сидеть дома с ребёнком из-за того, что директора торкнуло, что она имеет право вот так, ни с того, ни с сего, дистант ввести? Вот отсюда всё идет! От решений таких людей, у которых «корона» на голове! «Корона» на голове и приводит к этому – ни ученых не спросили, ни педагогов не спросили, ни родителей не спросили!

    Всегда, когда идет речь о дистанте, говорят, что это был форс-мажор. Но и власть во время форс-мажора должна напрягать все свои усилия, действовать точно, четко, по закону и науке и действовать уважительно ко всем участникам процесса. Тогда и не будет таких родительских «революций»! Закончу свое выступление следующим: зачем выводить на заседание круглого стола мальчика-девятиклассника компьютерного лицея? Когда мы обсуждаем проблемы, то нужно обсуждать проблемы! А у нас во всех документах нет вообще ни слова про сёла! Как там организован дистант? Есть ли там интернет? Есть ли там у детей ноутбуки, компьютеры? Там вообще у 25% процентов сёл нет связи (и речь идет не об интернет-связи)!

    Я как педагог, как ученый, как депутат не вижу того, чего хочу увидеть: определения проблем властью и решения этих проблем. Я вижу долгие, нудные пересказы нам СанПиНов, которые мы и так прочитали и в которых увидели полную дурь! Спасибо!

    Евгения Снегири, «Тольяттинский навигатор»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 6 (567), 4 марта 2021 года