Демянская операция дает полное представление о наших успехах и неудачах

    О Великой Отечественной войне столько написано, снято фильмов, но, оказывается, мы почти ничего не знаем о ней. Кто помнит о демянском побоище, самом продолжительном сражении, которое тянулось полтора года, с сентября 1941-го по март 1943-го? Там под Демянском впервые была окружена крупная немецкая группировка и разбита элитная эсэсовская дивизия «Мертвая голова», но и мы потеряли сотни тысяч бойцов и до тысячи танков.

    Демянск находится в 180 километрах от Новгорода, немцы взяли его 9 сентября. Чтобы понять, как мы воевали эти летние месяцы, стоит поговорить, потому что в умы большинства прочно забили информацию о наших пленных, потерях, о крахе в начале войны.

    На этом направлении противник превосходил советские войска в дивизиях в 1,7 раза, в танках – в 1,3, в орудиях – в 2, в авиации – в 1,2 раза. Таким образом, мы оказались в заведомо невыгодных условиях. К тому же ни один эстонец не явился после объявления мобилизации, а прибалтийские военнослужащие переходили на сторону немцев. И все-таки в Эстонии мы задержали врага до 22 июля.

    Контрудар нашей 11-й армии отбросил фашистов на 40 километров на запад, сорвав попытку врага овладеть Ленинградом с ходу, что позволило выиграть время для укрепления обороны города. Немцы были настолько уверены в успехе, что возили с собой бордели, где «жрицы любви» числились служащими военного ведомства, получали жалованье, страховку и даже имели льготы.

    На деле же все было не так прекрасно. Из воспоминаний немецкого врача: «Потери возрастают, госпитали переполнены, дивизии несут колоссальные потери, счет убитых и раненых солдат идет на тысячи».

    Здесь впервые показала себя танковая дивизия полковника Ивана Черняховского. Немцы в своих атаках гнали перед собой женщин, детей, стариков, пленных. В таких случаях наши переходили в штыковую атаку. Мы умело маневрировали малыми силами, небольшими отрядами, нанося короткие, жесткие удары с флангов и тыла.

    Теперь любят говорить, что мы завалили врага трупами. Были грамотные операции, приносившие хорошие результаты.

    Дивизия СС «Мертвая голова» в первые месяцы войны потеряла половину личного состава – 14 тысяч человек. Из письма убитого эсэсовца: «Русские – отчаянные смельчаки, они дерутся, как дьяволы».

    К концу сентября стали прибывать дальневосточные дивизии, оснащенные танками Т-34, явившиеся неприятным сюрпризом для немцев. Иногда мы прибегали к хитростям: трактора без глушителей имитировали танки, противник готовился отразить атаку с этого направления, а удар наносился в другом. Пренебрежительное отношение к нашей пехоте у врагов быстро изменилось.

    Вот что написал немец в октябре 1941 года: «Противник дерется с небывалым ожесточением. Натыкаясь на солдат сталинской дивизии, на поднятые руки не рассчитываем. Они обороняются до последнего и предпочитают погибнуть, чем сдаться».

    Почему же мы отступили? Противник был сильнее нас. Не хватало жесткой дисциплины. Даже генерал Дмитрий Волкогонов признавал:

    – Беспощадная страшная воля Сталина смогла заставить, одолеть свое малодушие под страхом смертной кары.

    По приговорам военных трибуналов расстреляли 10 201 человека. Ветераны вспоминали – страшнее паники на фронте не могло быть ничего.

    Поначалу многому требовалось научиться. Например, у нас к каскам отношение было пренебрежительное. В результате 80% убитых имели поражение в голову. А у них за появление на передовой без каски судили как за членовредительство.

    Разумеется, война войной, а обед по расписанию. Интересно сравнить продпайки: у немцев хлеба и мяса меньше, не было картофеля, овощей, сала, макарон, зелени, в основном – сыр, кофе, шоколад.

    Не ожидали оккупанты мощного партизанского движения, пришлось издать «10 заповедей немецкого солдата по борьбе с партизанами». 16 июля 1941 года Гитлер заявил:

    – Эта партизанская война имеет и свои преимущества: она дает нам возможность истреблять всех, кто восстал против нас.

    Но скоро он заговорил по-другому.

    Первые дни 1942 года вермахт встретил, вспоминая судьбу армии Наполеона. Немцы к зиме оказались не готовы, рассчитывая воевать до осени. Пользуясь погодой, Сталин приказал начать наступление Северо-Западного фронта. По опыту финской войны были сформированы лыжные батальоны, способные обходить врага по глубокому снегу. Бои в разных направлениях шли с переменным успехом. Гитлер лично следил за этими боями. Понятно, что в статье не опишешь наступление целого фронта. Но вот отдельные героические эпизоды…

    Батальон капитана Величко ночью ворвался в Старую Руссу, перебив часть гарнизона, стал ждать поддержки, которая так и не смогла подойти. Величко приказал держаться до последнего патрона, раненый в живот, он продолжал командовать батальоном. Когда их осталось 40 человек, фашисты окружили дом и подожгли. Часть бойцов, расчищая путь гранатами и автоматным огнем, прорвалась из окружения.

    Наши потери были большие, но мы учились воевать. И многие немцы понимали, поход на Восток закончится плачевно. Морозы доходили до 40 градусов, но все наши бойцы были одеты тепло: зимнее нательное белье, ватные брюки, овчинные полушубки, валенки, теплые рукавицы и шапки-ушанки. У каждого – плошки с сухим спиртом для обогрева и водка по 100 граммов в сутки для поддержания здоровья.

    Бойцам помогало население: мальчишки, мужчины заменяли пулеметчиков, содействовали разведке, женщины и девушки занимались хозяйственными делами. Отдавали все запасы продовольствия, рыли окопы, подносили патроны.

    Фашисты несли тяжелые потери, но Гитлер строжайше запретил отступления. В результате немцы оказались в районе Демянска в котле. Однако у нас не хватало сил, чтобы добить их, так как общая площадь демянского котла составляла 3 тысячи квадратных километров. В окружении оказалось 100 тысяч солдат противника. Обеспечение группировки осуществлялось по воздуху. Немцам удалось с этим справиться: ежедневно приземлялось до 500 транспортников.

    Наша авиация хорошо поработала: общие потери немцев составили 265 самолетов. Именно в этих боях Герой Советского Союза старший лейтенант Борис Ковзан совершил четыре воздушных тарана.

    В этом аду среди немцев участились случаи членовредительства. По словам прошедших демянский котел, ужасней, чем там, ничего не было. Это был первый случай окружения группировки противника, и он расценивался не только как военный, но и политический успех. К сожалению, попытка уничтожить окруженного противника вылилась в затяжную борьбу.

    Впервые здесь мы применили десантников, наводивших немалый шорох в самом центре окруженной группировки. И все же шел лишь 1942 год, у нас не хватало запасов оружия, мы уступали по числу самолетов, было мало танков. Нам приходилось проявлять исключительный героизм, отражая по 6 атак за день.

    Немцы потеряли убитыми около 90 тысяч человек, но сохраняли демянскую группировку, осознавая, что в случае успеха открывается прямой путь на Москву с севера. Ставка в Кремле понимала, мы сковали 10 дивизий противника, враг несет тяжелейшие потери. Надо держаться.

    Из письма гитлеровца: «Русские атакуют непрерывно и дерутся до последнего». В течение 1942 года было несколько попыток ликвидации немецкой группировки, но бои шли с переменным успехом. Между прочим, здесь против нас воевали испанские и датские добровольцы.

    В конце 1942 года был разработан план решающего наступления, руководить которым должны были маршалы Семен Тимошенко и Григорий Кулик, не единожды уже показавшие свою неумелость. Началась операция крайне неудачно. Ударная группировка попала в окружение, подбили 84 танка, и свыше 18 тысяч человек составили потери. Враг сопротивлялся отчаянно.

    Демянское побоище отвлекло на себя немалое число вражеских сил. После разгрома под Сталинградом Ставка вплотную смогла заняться Северо-Западным фронтом, чтобы окончательно покончить с демянской группировкой. Довольно внушительную силу составила авиация. Гитлер после Сталинграда боялся нового окружения и дал согласие на эвакуацию. Немцам удалось избежать окружения и разгрома. Но Ставка сделала необходимые выводы.

    Почему я так подробно написал об этой редко упоминаемой операции, где не было победителей? У нас сейчас, вспоминая войну, говорят или о победах, или о страшных поражениях. Демянская операция дает полное представление о наших успехах и неудачах. Она была для нас уроком, приблизившим нашу Победу.

    Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 17 (1248) 08.05.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    советские солдаты зима война