Даже через стенку были слышны звуки ударов

Либо законченный циник, либо очень ироничный человек придумал когда-то «народную мудрость», которую любят иногда повторять в мужских компаниях:

– Бей бабу молотом – будет баба золотом!

Дмитрий Г. эту фразу воспринимал буквально и при каждом пьяном случае издевался над женой. Причем бил жестоко, остервенело, как будто за что-то мстил всему человечеству. А если учесть, что он в свое время воевал на Северном Кавказе, то представьте его неосознанную злобную ярость.

У 43-летней Ольги была порочная страсть – алкоголь. Более молодой Дмитрий, сам любивший как следует выпить, считал, что вылечить жену можно только битьем. Даже не вылечить – отучить. Жили супруги в трехкомнатной малосемейке, где часто менялись соседи.

– Я с Ольгой прожил 12 лет и три, нет, четыре дня. Развелся, потому что она пила. Через несколько месяцев Ольга вышла замуж, я с ней не раз потом встречался, чтобы договориться о разделе нажитого имущества. Уже тогда она была в синяках и ccадинах, жаловалась, что новый муж ее бьет, особенно, если напьется. Г. иногда мне звонил на сотовый, чтобы поговорить на разные бытовые темы, но всякий раз он был в нетрезвом состоянии.

Это слова бывшего супруга Ольги. Дети от первого брака (у них другая фамилия) встречались с матерью чаще и тоже замечали следы побоев. Соседи по малосемейке рассказывали потом, как и где бил Г. свою жену: на кухне, в коридоре. И даже через стенку были слышны звуки ударов.

– Ко мне в гости пришел сын со своей знакомой, мы вместе выпили. Тут в комнату заглянула Ольга, которую накануне изметелил муж, попросила и ей налить. Вид у нее был бледный, измученный, синяки на всем лице. Ходила она плохо – держалась за стены. Я отказал: куда ей в таком состоянии пить. Она вернулась в свою комнату, и мы услышали грохот. Бросились туда – Ольга лежала на полу. Подняли ее, уложили на кровать, позвонили Г., дескать, надо вызывать скорую помощь, Ольга хрипит, у нее изо рта идет пена. Г. отказался, но потом я всё равно вызвал врачей. Они констатировали смерть. Когда Дмитрий приехал с работы, то заявил, что в полицию не пойдет давать показания, и меня попросил: «Не говори, что я ее бил. Скажи, по пьяни сама падала». Потом собрал вещи и ушел.

Арестовали Г. через три месяца, он написал явку с повинной, надеясь избежать сурового наказания. Но, пообщавшись с опытными уголовниками, уже в суде изменил тактику: жену никогда не бил, только «дал две пощечины, и то без размаха», свидетели его оговорили по неизвестной причине, явку с повинной написал под давлением оперуполномоченного, а экспертное заключение о причине смерти жены считает вообще необоснованным». Словом, томится в камере невинный человек, и никому до этого нет дела.

Государственное обвинение в суде поддерживал помощник прокурора Комсомольского района. Он предложил лишить Г. свободы на 10 лет. Суд с учетом смягчающих обстоятельств (всё-таки ветеран боевых действий, ранее не судим) приговорил к семи годам колонии строгого режима. Тоже весомое наказание. И закономерное, особенно для того, кто издевается над более слабым.

Сергей Русов, «Вольный город Тольятти», № 17 (1195) 04.05.18

девушка лежит на полу

фото: antivirus.ua