Что случилось с котом

Тараканов в нашей квартире не водилось 17 лет, со времени новоселья.

А нынешним летом соседи с первого этажа вызывали дезинсекторов для борьбы с этим бедствием, и вот тогда усатые рыжие мигранты, стремясь выжить, ринулись врассыпную по вентиляционным трубам и отверстиям. Жильцы многих квартир нашего подъезда заметили юрких насекомых, осваивающих новые жизненные пространства, преимущественно в санузлах и на кухнях.

Поначалу тараканы скромничали и появлялись по ночам, облюбовав у нас территорию возле мусорного ведра на кухне. Вскоре ареал их обитания расширился, а свидания стали происходить и в дневное время. Придя в ужас от непрошеных квартирантов, поселившихся в нашем жилище, я бросилась в магазины бытовой химии, за средствами. Не помогло. То ли насекомые стали выносливее и подготовленнее, то ли средства из предлагаемого против них ассортимента оказались слабы, но рыжие мигранты день ото дня становились всё бодрее и нахальнее. Они отвергали шоколадные гели, карамельные пасты-приманки и не реагировали на рекламируемые спреи. Наш домашний кот Рома пытался поймать тараканов, но его 1-2 лишних килограмма всё же мешали ему это в полной мере осуществить.

И тут кто-то из знакомых напомнил мне о старом, но проверенном временем средстве – борной кислоте, смешанной с вареным яичным желтком. Дескать, разложенные по всей квартире шарики этого состава создадут живучим насекомым вовсе уж невыносимые условия существования. Словом, у тараканов нарушится бесповоротно не только пищеварение, но и воспроизведение потомства. Вот последнее особенно меня заинтересовало.

Аккуратно скатанные желтые шарики на бумажных подстилках были разложены по всей квартире, в наиболее любимых насекомых местах, углах и возле коммуникаций. Про самого главного нашего жильца, тоже рыжего, любимого кота Рому как-то сгоряча позабылось… Кошачьей еды всегда было достаточно. Прежние приманки для тараканов Романа никогда не привлекали. А уж эти невзрачные желто-серые шарики с борной кислотой… Кто бы мог подумать, какую негативную роль сыграют они в жизни и здоровье нашего питомца!

Болезнь Ромы

Недавно, придя с работы, я обнаружила один из тараканьих шариков окончательно разгрызенным и разбросанным по квартире. С этого времени наш всеобщий любимец серьезно заболел. Сначала прекратил есть, игнорируя всякие обычно любимые им вкусности (котлетку или рыбку). Обходил за метр молоко, даже воду пить перестал. На второй день появились сухой мучительный кашель и серийное чихание. Рома яростно натирал лапой свой нос, который из нормального розово-рыжего превратился в малиново-красную морковку.

На третий день участились кашель и чихание. Из постоянно открытой пасти был высунут язык, а глаза стали слезящимися, «плачущими». Периодически кот судорожно шипел, свистел, сипел и кашлял.

Не думайте, что мы не предпринимали никаких попыток к оздоровлению любимца. Шприцем без иглы, насильно, пытались впрыснуть ему в рот «Смекту», активированный уголь, просто воду. В ответ кот вяло кусался и крепко сжимал челюсти.

Про тараканов и думать забыли, выкинув злополучные борно-яичные шарики. Да пусть, паразиты, плодятся! Лишь бы Рома выздоровел…

К концу третьего дня, не выдержав мучений животного, мы уложили больного в сумку-переноску и отправились в круглосуточную ветеринарную клинику.

В клинике для животных

Если вы думаете, что ветеринарные врачи, отработав день, после 22 часов отдыхают и пьют чай с бубликами, то сильно ошибаетесь. После 22 только и начинается настоящая их работа!

Холл для ожидания был заполнен почти целиком. Перед нами в очереди на прием к Айболиту оказалось не менее семерых хозяев с их питомцами: кошками и собаками. Потом появилась девушка с прихворнувшим хомячком, но это было уже ближе к экзотике…

Самого крупного из пациентов, золотистого лабрадора, поместили в отдельную комнату, согласно его размерам и статусу. Оттуда он периодически высовывал свой любопытный нос, разглядывая соседей.

На диванчике рядом с нами оказалась шумная и темпераментная собачонка, шпиц Боня. Она оказалась почти что нашей коллегой по заболеванию, так как пострадала тоже из-за тараканов. Оказывается, в квартире, где проживает Боня, дезинсекторы их поморили. Уходя, специалисты клятвенно пообещали, что через три часа можно и людям, и животным проживать безо всяких сомнений и последствий для здоровья. Человеческие организмы оказались крепкими – ничего! А вот Бонин…

Из спокойной и миролюбивой собачки шпиц Боня в обработанной квартире превратилась в неукротимую фурию, метавшуюся по углам и кусающую всё и всех. Возбуждение периодически переходило то в агрессию, то в истерический лай. Животное бросалось на всё, что попадалось: на вещи и обувь хозяев, на ноги… Собачонка злобно и громко облаяла и нас, но кот, вялый и укрытый в сумке, почти не реагировал на вздорную соседку. Боню крепко, в четыре руки, удерживали ее хозяева, парень с девушкой.

Нашим соседом справа оказался крупный сиамский кот с длинной родословной, о чём мне охотно поведала его хозяйка.

– А мы тут часто, – сообщила она нам. – У Мейсона мочекаменная болезнь, мочится котик с кровью. У нас и уколы, и процедуры. Но он у меня спартанец, мужественно всё переносит.

Я заглянула в настрадавшиеся круглые глаза титулованного питомца, увидела в них боль и сочувственно вздохнула…

Напротив нас сидел спортивного вида молодой мужчина с почти таким же, мускулистым французским бульдогом. Гарри, так звали пса, на прогулке вспрыгнул с высокой детской горки и «потянул ногу». Его владелец, похлопывая питомца по мощным бокам, радостно сообщил, что при своих относительно небольших размерах Гарри постоянно гоняет во дворе «пугливых ротвейлеров и питбулей».

– Он у меня ва-аще мужик крутой, весь в меня! – доверительно сообщил аудитории атлетичный владелец Гарри. – Как вы думаете, может, Гарику массаж ног проделать, а? Нам форму терять никак нельзя.

Бульдог покосился на бешено заливавшуюся при виде его Боню и презрительно отвернулся.

– Во! – обрадовался хозяин пса. – Видали, аристократ какой?! Одно слово – порода!

На дальнем сиденье, в углу, девушка держала на коленях кошку-сфинкса и тихо, беззвучно плакала. У ее любимицы оказалась неудачной беременность и прямо в утробе погибли шестеро котят.

– Сейчас простимулируют и роды вызовут. Не знаю, как Дженни это всё перенесет… – сообщала она в трубку телефона.

Несимпатичная мордочка сфинкса, похожего на персонажа из фильма ужасов, не выражала ничего, в то время как ее владелица явно и безутешно страдала.

Вышла медсестра. Лабрадора наконец пригласили в операционную, куда он скрылся вместе с пожилым хозяином. Историю болезни красивого пса мы так и не узнали.

Еще одним питомцем в зале ожидания был кот-перс, персикового же цвета, уютно свернувшийся на коленях симпатичной пухленькой женщины. У животного оказалась теплая кличка – Морс. На свой день рождения (многие владельцы, говорят, их отмечают) кот объелся креветок. В результате получил расстройство пищеварения и стула (о чём явно свидетельствовал характерный запах из стоящей рядом сумки), повышенную температуру и еще кучу проблем. А его хозяйка – нервный срыв, о чём она, смущаясь, нам поведала. Временами, когда невыдержанная Боня лаяла особенно громко, Морс осуждающе шипел в ответ.

Итак, наш кот Рома оказался единственным беспородным животным в этой разномастной элитной компании. Словно напоминая о своем недуге, он периодически сипел, кашлял и чихал. Последний звук особенно раздражал нервную Боню, вызывая у нее приступы яростного лая. Прямо как у некоторых истеричных женщин – невзначай оброненное меткое слово.

Спасение пострадавшего

В общем, в очереди на первичный прием мы просидели ни много ни мало аж три часа. Ветеринарным врачом оказалась симпатичная темноволосая женщина, проворно сновавшая между операционной и перевязочной. Ее помощницей была медсестра, которая делала в процедурном кабинете животным капельницы, уколы и перевязки.

– Кто на укол? Кому на перевязку? – этих пропускали без очереди.

Наконец настал и наш черед. И тут Рома, измученный ожиданием, новыми запахами и звуками, после извлечения его из сумки громко, протяжно завыл. Хозяева породистых животных смотрели на него с интересом.

– Вот это вой! – восхитился спортивный хозяин бульдога. – Впервые здесь, что ли?

Даже Боня уважительно притихла. В возникшей тишине децибелы нарастали, вой крепчал… Наш кот, растопырив свои лапы с естественными, не подстриженными на них когтями, яростно отстаивал независимость. Несмотря на надетый на шею воротник безопасности и четыре удерживавшие его руки (мои и мужа), Ромка умудрился вырваться и расцарапать мне кисть.

Животному сделали общий и биохимический анализы крови (экспресс-диагностика, между прочим), потом – УЗИ, обследовали легкие. Диагноз: «Аллергическая реакция в виде бронхиальной астмы». Назначили срочно капельницу с преднизолоном, димедрол, успокаивающие… Капельница растянулась аж на три часа: 150 мл, по 50 мл в час. Быстрее нельзя: от скорости у животного может быть отек легкого.

Нашего кота уложили на столик, в заднюю лапку ввели и фиксировали катетер. За эти три часа Рома неоднократно пытался вырваться, грозно шипел, свистел и орал. При этом часть лекарства из введенной капельницы естественным образом вылилась-таки из него. Катетер, предназначенный для следующих введений, фиксировали скотчем, отчего Ромина походка изменилась, лапу он подволакивал. Несомненно, после лечения коту стало полегче: он стал свободнее дышать, уменьшились кашель и чихание. Чего не скажешь о нас. Было три часа ночи – нервной, полной тревог и потрясений. Впереди нас ожидала обратная дорога домой, в другой район города, а также полный рабочий день…

Следующим вечером симптомы болезни, хотя и менее выраженные, возобновились, и мы снова направились в ветлечебницу. Правда, ждать в очереди уже было не нужно: нас сразу пропустили на капельницу. Надо отдать коту должное: при повторной процедуре орал и выл он уже не так громко, как в первый раз.

Всего было четыре капельницы. После улучшения состояния остальное лечение мы принимали уже дома.

Через неделю Ромка уже ел свою привычную пищу, терся об наши ноги и благодарно пел до боли знакомые кошачьи песни. Правда, по утрам сохранилась привычка громко и неожиданно чихать. Чихает наш кот мастерски: заранее о своих намерениях не сообщает, разумеется, и лапой морду не прикрывает. Брызги от него летят во все стороны, на 2-3 метра. Но это ничего. Главное, что живой!

А что же с тараканами, спросите вы. Да забыли мы о них, если честно, пока спасали кота! Может, придумаем позже что-то безопасное и надежное.

Соседка вот подсказала новую идею: есть какое-то ультразвуковое устройство от усатых пришельцев: включаешь в розетку и – опа! – разбегаются мерзкие насекомые, как черти от ладана, правда, из твоей квартиры в соседние.

Но есть вопрос: а как домашний питомец прореагирует на возможное вмешательство в его биосферу? Хоть и беспородный котяра, а всё равно самый что ни на есть родной, самый любимый. Как у Экзюпери: раз приучили к себе когда-то, значит, несем ответственность. Навсегда…

домашний рыжий кот рычит

Кота спасала
Наталья Артемьева, «Вольный город Тольятти», № 41 (1169) 20.10.17

 

фото: из открытых источников