Что будет с Тольятти в ближайшие годы: через 10 лет может стать городом бабушек

    Тольятти стремительно теряет молодежь, а остающееся в городе население столь же быстро стареет. Каким будет наш город в 2030 году?

    Печально, но численность населения Тольятти продолжает сокращаться. Об этом доложил на минувшей неделе заместитель главы Тольятти по финансам, экономике и развитию Алексей Бузинный. По мнению руководителя, убыль идет за счет миграционного оттока. По состоянию на 1 января 2019 года численность населения Тольятти, по сведениям государственных органов статистики, составила 702,8 тысячи человек. На 1 января 2018 года в Тольятти числилось 707,4 тысячи человек. Таким образом, за год население убавилось на 4,6 тысячи человек. Со слов Бузинного, к сожалению, тенденция миграционного оттока сохраняется. Почему это происходит и что ждет наш город в самом обозримом будущем? Об этом корреспондент «Площадь СВОБОДЫ» побеседовал с президентом Торгово-промышленной палаты Тольятти Виктором Шамраем.

    Уменьшимся на 30 тысяч человек

    – Темой демографии занимаются государственные структуры, – рассказывает Виктор Николаевич. – Есть областное управление статистики, есть органы МВД – миграционная служба. Изменения в демографической ситуации измеряются по двум показателям: естественный прирост – это разница между рождаемостью и смертностью и миграционный – разница между числом приехавших и уехавших. Я за этой статистикой внимательно наблюдаю, поскольку демография – это один из базовых показателей, определяющих состояние экономики. Например, потребительский рынок, рынок труда, рынок образования – все «растет» оттуда. Мы зачастую планируем свою деятельность на 2-3 года, а демография позволяет заглянуть в будущее города на 5-10 и на 20 лет. Исходя из этого можно сделать вывод, какой бизнес следует развивать, а над чем лучше десять раз подумать.

    – Что, на ваш взгляд, будет происходить с Тольятти в ближайшие годы?

    – Численность Тольятти сокращается уже восемь лет, с 2010 года, и это никакой не секрет. Другое дело, что все эти годы она сокращалась за счет оттока населения, то есть уезжало больше, чем приезжало. Но вот уже два года подряд к миграционному оттоку добавилось снижение рождаемости. Детей рождается меньше, чем уходит в мир иной.

    Сейчас разница по этому показателю составляет 700 человек, но в силу сложившейся демографической структуры населения Тольятти эта разница в ближайшие годы будет расти. Сейчас число тольяттинцев в возрасте 50+ в процентном соотношении меньше, чем, например, в Самаре, – там 39%, у нас 36%. Но с 50-х годов базовая численность населения Самары практически не изменилась, тогда как у нас изменилась на 1000% и выше – с 60 тысяч до более 700 тысяч человек. Сейчас те, кто строили город в 20 лет, еще живы, но теперь в возраст 50+ вступают их дети, которых еще больше. По состоянию на 2014 год граждан в возрасте 21-40 лет было больше всего, а через 15 лет больше всего будет тех, кому 41-60 лет. Сейчас численность тех, кому от 10 до 20 лет – 60 тысяч человек, от 1 до 20 лет – больше 100 тысяч. Значит, к 2030 году, даже если все эти люди останутся здесь, жителей в максимально детородном возрасте – от 20 до 30 лет – будет практически на 40 тысяч человек меньше.

    Кто будет ухаживать за бабушками

    – Это «девятый вал», который накатывает на нас начиная с 2017 года, и чем дальше, тем больше, – продолжает Виктор Николаевич. – Если в 2018 году численность населения уменьшилась на 4,6 тысячи человек, то нет оснований думать, что эта цифра будет сокращаться. В лучшем случае она будет такой же, в худшем – увеличится.

    Нетрудно умножить этот показатель на 10 и прикинуть, сколько нас будет через 10 лет. Если сейчас в Тольятти условно 703 тысячи жителей, то через 10 лет будет в лучшем случае 670 тысяч. При этом каждому второму будет за 50. А вы знаете, что в этом возрасте соотношение женщин и мужчин начинает резко меняться в силу того, что мужчины умирают быстрее. Так что если Иваново – город невест, то Тольятти лет через 10 может стать городом бабушек.

    Это не драма и не трагедия, а закономерный процесс, если мы будем думать и готовиться к этим изменениям. Но проблема в том, что программа социально-экономического развития Тольятти до 2030 года строится на том, что население города будет расти. В ближайшие годы мы, как «город молодой», собираемся строить детские сады, школы, дороги, озабочены рабочими местами. Это, конечно, правильно. Но этот список надо дополнить исходя из потребностей большей части населения будущего Тольятти. Кто будет ухаживать за этими людьми, кто будет их лечить, предоставлять различные услуги, обеспечивать занятость, досуг? Ну и заканчивая кладбищами и прочими вещами, о которых говорить не хочется, но все равно придется. К примеру, в ближайшие годы в Самарской области предполагается построить пять психоневрологических диспансеров, но ни одного из них не будет заложено в Тольятти.

    В генеральном плане города, принятом в 2018 году, есть демографический анализ. В нем предусмотрены все сценарии, кроме того, который у нас развивается. Есть сценарий, предусматривающий миграционный и естественный прирост, есть сценарии с одной из этих составляющих, но сценария со снижением обоих показателей нет. И за базовый взят сценарий, предусматривающий рост населения, причем существенный. Спрашивается, на что опирались разработчики?

    Город танцующих стариков

    – Я думаю, наши чиновники хотят показать своим руководителям, что не зря едят свой хлеб. Поэтому на бумаге всегда все улучшается, – говорит Виктор Николаевич. – А я за то, чтобы учитывать реалии и готовиться к изменениям. Если вы знаете, что каждому второму жителю будет за 50, то вы примерно понимаете потребительский тип поведения этих людей. У нас, если посмотреть структуру бизнеса, 90% – это микропредприятия плюс ИП, из которых более половины заняты торговлей. А пожилым гражданам что нужно? Услуги. Они гораздо меньше покупают. А вот услуги – здравоохранения, образования – будут востребованы. Сейчас предприниматели, размещая вакансию, не указывают, что специалисты старше 40 лет не принимаются, но это подразумевается. А через пять лет наши предприниматели будут искать тех, кому за 40 днем с огнем, и в лучшем случае будут находить тех, кому 50. Это те, кто готов работать и хочет. Но кто их к этому подготовит, если сейчас образовательная сфера процентов на 90 ориентирована на детей и молодежь. Кого будут учить эти техникумы и вузы через 10 лет? Эти годы пролетят быстро. Ведь только недавно, казалось, был 2008-й… точно так же наступит 2030-й.

    – Что еще можно сказать о потребительском поведении тольяттинцев недалекого будущего?

    – Мы живем в глобальном мире, что усугубит ситуацию. Я имею в виду все то, что связано с цифровой экономикой. Этот момент будет непросто совместить со старением населения, хотя через 10 лет в старшем возрасте окажутся те, кто уже знаком с гаджетами, Интернетом, соцсетями. Но для пожилых людей возникнет много проблем, для решения которых нужна чья-то помощь. То же общение, коммуникации. Сейчас это система каких-то кружков, секций, клубов. Слава богу, у нас растет число некоммерческих организаций, вовлекающих население в разнообразный досуг.

    На прошлой неделе в Тольятти прошел форум «Серебряный возраст». Туда заходишь и видишь, как люди вместе что-то лепят, шьют, возделывают, проводят как-то время: поют, танцуют, рисуют, ходят с лыжными палками, читают и обсуждают книги. И это будет востребовано – чем дальше, тем больше. Я недавно был в библиотеке и видел, как люди пришли обсудить литературу. И кто, вы думаете, там сидит? Население категории 60+. Им это интересно, и библиотека для них – одно из тех редких мест, где это можно делать бесплатно, потому что у них не такие большие, мягко говоря, доходы. Им нужно доступное для них социальное обслуживание, а социальное предпринимательство сейчас очень фрагментарно. В будущем оно будет развиваться наравне с коммерческим предпринимательством, я в этом уверен.

    Резко росли – резко и состаримся

    – В плане старения населения мы идем по пути Запада?

    – Возможно, но чем дальше, тем больше наши граждане понимают, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Например, если вы онкологический больной в какой-то предельной стадии, то никакая общественная организация, кроме фонда Чулпан Хаматовой и других, которые «пробили» закон о паллиативной медицинской помощи, не будет вами заниматься. Это должна быть государственная работа.

    – В Самаре и других городах нашей губернии к 2030 году будет аналогичная ситуация по возрасту 50+?

    – Если посмотреть, как «стареют» соседние города, то, конечно, десять лет назад по структуре населения мы были заметно «моложе» Самары и Сызрани. Там за десять лет эта категория выросла на 4-5%, прибавляя условно по 0,5% в год. У них процесс идет постепенно, мы же за 10 лет постарели на 10% и в ближайшие 10 лет постареем еще на 15%. То есть структура населения Тольятти меняется довольно резко, в связи с тем, что в свое время город резко рос. В этом и состоит проблема.

    – Давайте еще раз просуммируем, что нам нужно для того, чтобы встретить 2030 год во всеоружии?

    – С моей точки зрения, пока нам нужно только осознать происходящее. К этому вопросу нужно привлечь все возможные средства: работы демографов, статистики – и более четко просчитать вопрос в динамике, чтобы не опираться не предположения. Я, например, опираюсь на какие-то цифры, но интерпретация моя субъективная, и возможно, кто-то скажет, что я нагнетаю и драматизирую. Но, по крайней мере, нужны расчеты, выкладки, обсуждение и принятие какого-то варианта. После этого нужно подумать, что необходимо сделать для того, чтобы пережить эту ситуацию спокойно.

    Самарский Китай

    – Наши органы статистики делают такие прогнозы?

    – У нас, если я не ошибаюсь, всем органам государственной власти ограничена инициатива по передаче в публичную плоскость того, чем они занимаются. Но любой человек может зайти на сайт местной администрации либо регионального отдела статистики и посмотреть данные по численности населения за разные годы. Люди, конечно, это видят. Они видят ситуацию по школам, больницам. Например, по уровню онкологических заболеваний мы сейчас среди лидеров. И не потому что в Тольятти какая-то особенная экологическая ситуация, а потому что структура населения стала такой. А завтра будет еще больше больных. Слава богу, у нас строится онкологический центр.

    – А мы можем сделать хотя бы ориентировочный прогноз по населению Тольятти на более отдаленный период, например, до 2050 года и далее?

    – Это будет еще более спекулятивно, чем прогноз до 2030 года. Потому что сейчас начинают давать результат те проекты, которые традиционно подвергались критике. Я имею в виду Особую экономическую зону (ОЭЗ), территорию опережающего социально-экономического развития. У нас интересная ситуация в этот период быстрых перемен. Все говорят, что кризис – это, с одной стороны, плохо, а с другой, это новые возможности. Но ведь это так и есть. Каким-то отраслям очень плохо – строительству, торговле, сфере недвижимости. С другой стороны, есть те, кому хорошо: автомобилестроение, производство химии, удобрений, IT-сфера. Быстрыми темпами растет производство одежды, мебели, обуви, медной катанки. С одной стороны, мы имеем в Тольятти 10-процентный рост промышленного производства и почти 30-процентный рост экспортной выручки, а с другой стороны, когда граждан спрашивают, как они себя чувствуют и какие у них перспективы, люди, как правило, дают негативные ответы. С одной стороны, идет рост новой экономики, приличный по любым меркам, даже по китайским, тем более по европейским. С другой стороны, есть часть социума и экономики, которой сейчас тяжело, а будет еще тяжелее.

    Через два года в Комсомольском районе должно будет заработать крупнейшее в России производство сыров, на котором будет занято более 400 человек. Из Питера к нам заходит завод, который будет производить медный кабель для айтишников. У нас третий год увеличивает объемы, номенклатуру и географию фармакологическое предприятие по производству таблеток. У нас есть IT-компании (IT – информационные технологии. – Прим. ред.), численность которых 500 человек. То есть Тольятти становится этаким внутренним Китаем. У нас хорошие условия для больших и не очень больших производств, и они создаются. Расширяются специализации, мы становимся этаким городом мастеров. Загородные компании у нас очень хорошо себя чувствуют и никуда не собираются уезжать. Потому что жить в Тольятти гораздо удобнее, чем, например, в Москве. Здесь жить дешевле, 20 минут – и ты в любой точке города и даже за городом. В какой столице это возможно?

    От медицины никуда не денемся

    – Плюс к тому, что Тольятти становится городом мастеров, мы, хочешь – не хочешь, станем здравницей. Потому что, когда в одном городе будет компактно проживать столько людей старшего возраста, сюда придут все медицинские технологии. Пусть не здравница, но оздоровительный центр. Так что специализация Тольятти понятна.

    Самара – столичный город, купеческий, образовательный центр, научный, культурный, космический, Тольятти – внутренний Китай, город мастеров и медицины.

    Мне кажется, нет ничего трагичного в том, что нас становится меньше, и мы становимся старше. Когда я говорю на эту тему, мне отвечают: «Зачем ты нас пугаешь? Не все так страшно у нас в Тольятти». А я не говорю, что страшно. Страшно будет, когда мы подойдем к этому периоду неподготовленными. А если подготовимся, то ничего страшного нет.

    Все, о чем я вам рассказал, прекрасно знают люди, планирующие решения в масштабах города. Просто речь о 2030-м или 2040-м годе. «А где я буду в 40-м году?» – наверное, думает каждый из них. Я говорю как житель, потому что в 2030 году буду простым пенсионером. Поэтому думаю и о себе в том числе.

    В тему

    Переезд в Простоквашино

    Часть тольяттинцев, безусловно, переселяется в расположенные вокруг города населенные пункты Ставропольского района. Об этом говорит та же статистика: за год численность населения Ставропольского района увеличилась с 73,7 тысячи человек до 76,2 тысячи. Другими словами, 2,5 тысячи тольяттинцев переехали в Подстепки, Приморский и другие сельские поселения. Остальные 2,1 тысячи, получается, разъехались по другим городам – в Москву, Питер, Краснодар. Но и это не факт. Дело в том, что в 2017 году в Тольятти смертность впервые превысила рождаемость, и достаточно заметно – 8 тысяч ушедших в мир иной против 7,3 тысячи появившихся на свет. То есть на 700 человек. Итоги соотношения смертности/рождаемости за 2018 год статисты еще не подводили, они будут опубликованы позже. И как знать, какие там будут цифры.

    К сожалению, сказать определенно, сколько тольяттинцев поехали искать лучшей жизни в другие города, работники органов статистики не могут – таких данных, конечно, нет, как невозможно и подсчитать, сколько в Тольятти прибыло трудовых мигрантов. А это тоже фактор.

    «Худеющие» и «жиреющие»

    Убыль населения наблюдается во всей Самарской области. За 2018-й год наша губерния уменьшилась с 3,193 млн человек до 3,183 млн, или на 10 тысяч человек. Сокращается численность населения всех городов, включая Самару, которая за год «усохла» с 1,163 млн человек до 1,156, или на 7 тысяч человек, – вполне пропорционально Тольятти. Жителей Сызрани стало меньше на 2,6 тысячи человек (с 172 тысяч до 169,6), наш спутник Жигулевск потерял 1 тысячу человек (с 57,6 тысячи до 56,6 тысячи).

    Тем временем численность населения Москвы увеличивается примерно на 100 тысяч человек ежегодно (в настоящий момент 12,3 млн человек), Санкт-Петербурга – примерно на 70 тысяч человек в год (в настоящий момент 5,3 млн человек). На 20 тысяч человек в год ежегодно прирастает Краснодар, где сейчас, по данным статистики, проживает без малого 1 млн человек.

    Евгений Халилов, газета «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015

    бабушка в конторе