Была ли смерть Стива Ирвина закономерной?

    стив ирвин коала и его жена

    Абсурд ситуации усугублялся тем, что укусы скатов обычно не смертельны…

    4 сентября 2006 года Стив Ирвин (1962-2006) — австралийский натуралист, шоумен и автор фильмов «Охотник за крокодилами» и «Крокодиловые файлы» — занимался подводным плаванием и был случайно ужален скатом-хвостоколом прямо в сердце, что привело к мгновенной смерти. Ему было 44 года.

    «Всемирно известный натуралист погиб на съемках». «Стива Ирвина уколол скат-хвостокол». «Самый известный автралиец ушел из жизни самым непредстказуемым образом»… Казалось, заголовкам в СМИ не будет конца: смерть Стива Ирвина, «охотника за крокодилами», потрясла весь мир. Самые разные некрологи — сдержанные, эмоциональные, даже злорадные — заполнили газеты.

    Была ли его смерть закономерной? Стоит ли играть с природой? Что теперь будет с крокодилами?

    На вечере в библиотеке читатели чуть ближе прикоснулись к биографии натуралиста. Попробовали осознать, насколько уникальным человеком был Стив; посмотрели документальный фильм из цикла «В защиту диких животных», снятый им.

    …22 июля 2007 года официально открылся Парк-заповедник имени Стива Ирвина. Этот кусок земли очень много значит для семьи Ирвин, ведь здесь охраняют крокодилов — животных, которых Стив так любил. Этот человек и сегодня живет в каждом из нас. Он просто делал то, что любил больше всего на свете. И не раз говорил, что готов умереть, защищая природу.

    Отдавая дань его памяти, читатели рассказали о собственных интересных встречах с дикими животными, а также о своих домашних питомцах.

    Итак.

    Последняя охота

    Съемки фильма «Самые опасные обители океана», ставшего роковым для Стива Ирвина, проходили вблизи рифа Грейт Берриер, знаменитого своими опасными обитателями. На протяжении целых тысячелетий ядовитые змеи, морские крокодилы и акулы-людоеды были полновластными хозяевами этих вод. Совместно с океанографом Филиппом Кусто, внуком Жак-Ива Кусто, Стив пытался выяснить, как эти животные эволюционировали в смертельно опасных хищников.

    Скат-хвостокол (морской кот) вряд ли мог претендовать на первые места в рейтинге самых опасных животных океана. Обычно он не представляет большой угрозы для человека и не нападает на людей. Раз в сто лет, конечно, случается, но об этом рассказывают, как о пришествии инопланетян. Свое орудие скат пускает в ход только в случае, если чувствует опасность, и в основном использует его, обороняясь от акул.

    В тот день море было неспокойно, и Ирвин решил просто поплавать на мелководье. — Отсниму пару красивых кадров для Бинди, — сказал он помощникам. Бинди, дочка Стива, готовилась к выходу своего собственного, детского ТВ-шоу, и папа помогал, как мог. Ничто не предвещало беды: прозрачная, невесомая вода Порт-Дугласа, яркое солнце, белоснежный песок… И скаты: они медленно парили над песком, похожие на черные шали, будто чьей-то неведомой рукой разбросанные по морю.

    Стив, свесившись с борта своего корабля «Крок один», болтал с коллегой Джоном Стейнтоном.

    — Кто у нас в фильме будет самым опасным? Тигровые акулы, наверное? — задумчиво рассуждал он, поглядывая на водную гладь. — Акул я, честно говоря, немного побаиваюсь. Акулы — это тебе не крокодилы. Они проворнее в сто раз. С ними рядом так просто не поплаваешь, как вот с этими, — он взглянул вниз, на черные колышущиеся пятна.

    И Стив Ирвин, прославившийся именно благодаря своему бесстрашию в обращении с дикими животными, сделал попытку приблизиться к скату. Расценив намерения человека как агрессию, морской кот нанес Ирвину смертельный удар хвостовой иглой в сердце. К прибытию медиков Стив был уже мертв…

    Абсурд ситуации усугублялся тем, что укусы скатов обычно не смертельны, а Стив Ирвин на протяжении жизни бесстрашно контактировал с гораздо более опасными хищниками. Так, один раз он потерял равновесие в процессе кормежки крокодилов, и чуть было сам не стал вторым блюдом. К счастью, отделался легким ранением кисти.

    Его любовь к животным была по-детски искренней и безудержной. Когда любимая крокодилиха Ирвина приказала долго жить, он проливал над ее телом отнюдь не крокодильи, а самые настоящие человечьи слезы. Однажды прямо в процессе репортажа маленькая и наглая рептилия «бородатый дракон» ухватила его за нос. Как правило, она питается листьями и насекомыми, но для Стива сделала исключение. Ирвина это привело лишь в еще большее, чем обычно, умиление перед красотой и многообразием местной фауны.

    Позже бледный заплаканный Стейнтон, глядя в камеры, рассказывал, что произошло.

    — Они с оператором спустились в воду. Стив проплывал над скатом, наверное, слишком близко, когда скат вдруг поднял хвост и ударил Стива прямо в сердце. Оператор продолжал снимать, я видел пленку. Нет, вы ее не увидите… Мы отдали кассету полиции. Потом ее судьбу будет решать жена Стива, Терри.

    В качестве эксперта вызвали Бена Кроппа, бывшего подводника, ныне — документалиста, специализирующегося на подводных съемках. Он видел запись, беседовал с очевидцами и теперь непонимающе тряс головой:

    — Я сначала вообще в это не поверил. Чтобы скат-хвостокол напал… И чтобы шип угодил в сердце… Вероятность этого — один на миллион, знаете… Я всю жизнь плавал со скатами, и только однажды он проявил агрессию. Наверное, скат просто испугался: над ним был Стив, рядом — оператор… А скаты защищаются хвостом — он длинный, упругий и очень сильный. Что почувствовал Стив — не хочу даже думать. Удар шипом — все равно что удар ржавым зазубренным кинжалом.

    Было ли это провидением, возмездием, нелепой случайностью? Над гробом погибшего натуралиста разгорелась целая дискуссия.

    «Он точно допрыгается!»

    Энергичный парень в вечных шортах цвета хаки стал самым известным австралийцем за пределами Австралии. Смешно, но у себя на родине его любили и знали гораздо меньше, чем в Америке, где Ирвин был популярнее всех своих знаменитых земляков: и Кайли Миноуг, и Рассела Кроу. Последний назвал его «живым символом Австралии».

    Еще бы: передачи Ирвина смотрели в ста сорока странах, их аудитория превышала шестьсот миллионов. Когда первые документальные фильмы «охотника за крокодилами» появились на открывшемся канале «Animal Planet», тот смотрело всего двести тысяч зрителей. Годом позже — семь миллионов, еще через пять лет — семьдесят шесть.

    Руководство канала публично признавало, что семьдесят миллионов из них привел на канал именно Ирвин, сумасшедший, восторженный австралиец с диким акцентом, который в одиночку ловил двенадцатифутового крокодила, вертел в руках ядовитых змей и не боялся, кажется, ничего на свете.

    Дети по всей Америке повторяли его любимое бессмысленное восклицание «Крайки!», которым Ирвин сопровождал любую свою дикую выходку, будь то общение с макаками или погоня за ядовитой ящерицей. Ребятня с удовольствием кричала: «Ну, разве она не прелесть?» — именно эту фразу произнес Ирвин, когда его пыталась съесть самка аллигатора в австралийском болоте.

    «Прелестью» для веселого ведущего были все: тарантулы, гадюки, питоны и, конечно, крокодилы. «Ох, какая прелесть! — радовался Ирвин, хватая пятерней свежие экскременты ящерицы-ядозуба. — Смотрите, что у нас тут: чешуя змеи, глина, чья-то шерсть и — о боже мой, не верю глазам! — коготь другой ящерицы! Это очень важно! Видите? Потрясающе! А запах! Буээ! Круто! Крайки!»

    Дети боготворили Ирвина — особенно после его появления в «Улице Сезам». Его обожали и студенты — особенно после того, как этот парень в шортах возник в одном из эпизодов мультсериала «Южный парк». Ирвину посвящали песни панк-группы, его костюм — шорты и рубашка защитного цвета — пользовался популярностью на карнавалах, а Аме-рику Ирвин завоевал, появившись на самом рейтинговом ТВ-шоу с Джеем Лено и вывалив ему на стол маленького крокодильчика. Лено изменился в лице, и Америка радостно захохотала, но окончательно признала Ирвина своим, когда он бесхитростно ответил на вопрос — а как определить пол крокодильчика?

    — Очень просто, — объяснил Стив. — Я делаю это так: засовываю палец вот сюда (камера показывает, куда именно). Если крокодильчик улыбается — это девочка, а если пытается меня укусить — значит, мальчик.

    «Он точно допрыгается!» — предрекали скептики, глядя на то, как Ирвин заигрывает с тасманийским дьяволом или гладит очковую кобру. Но время шло, а с ним решительно ничего не случалось. Кто-то говорил про ангелов, кто-то — про счастливую судьбу, сам же Стив иногда упоминал про Силу — таинственную ауру вокруг него, которая успокаивает животных и позволяет находить с ними общий язык. Теперь, после его нелепой смерти, разговоры возобновились.

    — Нет ничего странного в том, что Стив Ирвин погиб, дразня опасное животное, — холодно заявил вице президент РЕТА, общества, ратующего за этическое обращение с животными. — Он этим занимался годами, сделал на этом карьеру — и мы совсем не удивлены результатом. О ком мы вообще говорим? Есть серьезные люди, защитники природы, вроде Жан- Жака Кусто, а этот просто дешевая телезвезда.

    А президент телеканала NBC, на котором часто появлялся Ирвин, грустно заметил:

    — Стив всегда говорил мне: не бойся, я профессионал, всю жизнь работаю с животными, у меня все под контролем. Увы, его смерть напомнила об одной простой вещи — животные не смотрят в трудовую книжку. Не знаю, что советовал Стиву его папа, но мой мне говорил: с дикими животными подружиться нельзя. Они хотят и могут нас убить…

    Под счастливой звездой

    — Пап, а змеи могут убить?

    — Конечно, сынок.

    — А ты не боишься?

    — Конечно, боюсь.

    — А зачем ты тогда этим занимаешься?

    — Потому что я люблю свою работу и люблю змей. Понимаешь, если их любить, но помнить, что они опасны — всегда помнить, каждую минуту, — тогда с тобой ничего не случится.

    Юный Стиви любил разговаривать с отцом: Боб Ирвин умел все объяснить охотно и очень просто. Но, сказать по правде, особых вопросов у мальчика никогда не возникало. Стив жил бок о бок с дикими животными с самого рождения. Его отец был серпентологом, мать занималась охраной дикой природы и подрабатывала ветеринаром. В шесть лет на день рождения родители подарили сыну четырехметрового питона. Едва научившись разговаривать, он ловил с отцом ядовитых змей и смотрел, как с зубов гадюки по капле в пузырек с черепом и костями стекает ценный яд.

    Стива всегда окружали звери: раненые, выздоравливающие, разные. Малыш кенгуру, которого переехал грузовик, тритон, потерявший хвост, дикая лисица с поломанной лапой… Ну, кем он еще мог стать — не юристом же?

    Хотя Ларри Кинг возразил Стиву как-то:

    — Почему бы нет? Хотя бы из чувства протеста.

    — Но мне нравилось, — чуть не завопил в ответ Стив. — И у меня получалось! Звери слушались меня — знаете, как это здорово?

    Об этом не знал Ларри Кинг, об этом до поры до времени не подозревал и отец Стива. Однажды Боб взял сына с собой на ловлю ядовитых змей, и мальчик случайно наступил на одну из них.

    — Папа, папа, я поймал!- радостно закричал Стив и моментально отлетел в сторону на пару метров: побелевший отец, увидев, что происходит, дал ему крепкого тычка. Это оказалась очень ядовитая коричневая змея; она могла — и должна была — укусить Стива, но почему-то этого не сделала. Размазывая по лицу слезы, не понимая, в чем он провинился, Стив шагал домой, а следом брел отец, молча размышляя об этом удивительном приключении. Уже у дома он примирительно сказал:

    — Я очень испугался за тебя, сынок. Но, видно, ты родился под счастливой звездой — или просто животные любят тебя, не знаю….

    Охотник за крокодилами

    Стив и сам не знал — но с тех пор он из кожи вон лез, чтобы доказать отцу, что тот не ошибся. Собрав денег, Боб и Лин Ирвин открыли небольшой зоопарк под названием «Квинслендский парк рептилий и фауны», и Стив охотно принялся помогать родителям. Он делал все — чистил клетки, кормил крокодилов, ухаживал за вомбатами.

    В девять лет Боб позволил ему поймать своего первого крокодила: под чутким присмотром Стив сделал все, как учил отец — запрыгнул крокодилу на спину, распластался сверху, не давая рептилии повернуть голову, накинул петлю на пасть, зажал — вот его первый крокодил лежит в лодке.

    Со временем Стив узнал о крокодилах все: они быстрые, хоть и немного непо-воротливые. Охраняя свою территорию, могут внезапно выскочить на берег, если проходишь мимо, но никогда не будут преследовать. У них настолько сильные челюсти, что человеческую кость могут раздробить в мгновение ока, но мышцы устроены так, что разжать челюсти им гораздо сложнее — их можно буквально удержать рукой или изолентой. Ночью крокодилов ловить легче, чем днем, — их глаза отражают свет, так что достаточно посветить фонариком над поверхностью воды, и вон он!

    Довольно странно любить крокодилов — но Стив, и правда, полюбил рептилий как родных. Аллигаторы казались ему чудом уцелевшими динозаврами: страшные, древние, внешне неповоротливые. Их считают опасными, но они же сами в беде: фермеры отстреливают бедняг за то, что те нападают на коров, а что уж говорить про браконьеров — за сумочку или туфли из крокодиловой кожи платят немало.

    Этих мрачных страшноватых существ Стив полюбил настолько, что после школы записался в государственную программу помощи крокодилам и стал охотником — человеком, который ловит аллигаторов там, где они приносят вред, и перемещает в безопасные места. За свою работу он денег не брал, взамен ему позволяли забирать крокодилов в отцовский зоопарк, который со временем стал его собственным.

    Ох, как это было увлекательно — ловить крокодилов! Он один на один с природой — щуплый парень, вооруженный лишь лодкой, веревкой и алюминиевой трубкой петлей-ловушкой. Стив прибывал туда, где крокодилы нагоняли на людей страх: случалось, эти твари нападали не только на коров и лошадей, но и на людей, — и голыми руками ловил их, упаковывал в деревянные коробки собственной конструкции и отвозил подальше от этих мест.

    Стив мог часами выслеживать крокодила, сидя на дереве, в мангровых зарослях или лодке. Заметив добычу, он бесстрашно бросался в воду и обхватывал рептилию руками. Случайные свидетели закрывали глаза, думая, что тут-то безумцу и конец, но ничего подобного: отважный охотник выныривал, и вместе с ним выныривал крокодил, ошалевший от столь беспардонного обращения, — пасть его была уже крепко перевязана, а лапы тщетно пытались отбиться от невесть откуда взявшегося нахала.

    Вы видели? Круто? Как я его! Это очень опасно!

    Стив был настоящим героем, победителем, охотником, жаль только, никто не видел его побед — разве что верная собака да комары, которые безжалостно кусали парня в засадах. Стив пытался фотографировать свои подвиги, но снимки получались скучными и однообразными: вот я, а вот крокодил. Процесс ловли запечатлеть, понятно, не получалось, а помощников у него не было.

    Видеокамеру он однажды взял с собой просто ради хохмы: это была одна из первых переносных видеокамер, и стоила, между прочим, недешево. Стиву не терпелось заснять хоть что-нибудь из своих подвигов и похвастаться перед родными. Впрочем, не только перед родными: честно говоря, никто вообще не верил, что он в одиночку может поймать стодвадцатикилограммового крокодила.

    Для начала Стив примотал камеру к дереву; затем прибил двумя скобами к борту лодки. Видео получилось довольно странным : парень с ошалевшими глазами уворачивался от крокодила, потом подбегал к камере, так что в объективе оказывалось только его возбужденное лицо, и кричал:

    — Вы видели? Круто? Как я его! Это очень опасно!

    Картинка дергалась, пропадала, затем появлялась снова — парень уже волок в лодку громадного крокодила. Странно, но Стив совсем не чертыхался. Наоборот, было отчетливо слышно, как он приговаривает:

    — Ух, какой красавец! Вот это экземпляр! Ну-ну, не дергайся!

    «Красавец» пытался извернуться и откусить комментатору голову, но тому, казалось, это только нравилось.

    Стив выглядел сущим безумцем — да, пожалуй, он и был таким. Ну, какой нормальный человек будет прыгать в реку к крокодилам, а потом скакать вокруг них, обняв камеру? Но Стив и не был нормальным — он ведь вырос в окружении гадюк и аллигаторов, которые казались ему куда более понятными и честными, чем люди.

    — Они никогда не нападают внезапно, — говорил он друзьям. — А вот люди — сколько угодно…

    Зарабатывать деньги на своем новом увлечении видеосъемкой Стив и не думал: он все равно каждый день демонстрировал то же самое посетителям своего зоопарка. Прыгал в бассейн, размахивал очковой коброй, держа ее за хвост, дразнил крокодилов упитанной курицей, отпрыгивая всякий раз, когда те бросались на него, разинув пасть. Публика охала, а Стив радостно кричал:

    — Видели? Видели? Это самая хищная красавица в нашем зоопарке!

    Иногда ради развлечения он стриг траву вокруг бассейна, демонстрируя, как тщательно крокодилы охраняют свою территорию — раз в три минуты ему приходилось отпрыгивать от края, загораживаясь от острых зубов газонокосилкой. Что ж, это производило впечатление — в особенности на женщин.

    Способность выдержать хороший удар по голове — это то, что нужно!

    Как-то после очередного аттракциона с кормлением аллигаторов толпа схлынула, а одна девушка осталась: она просто таки не сводила с Ирвина зачарованных глаз. Девушку звали Терри, она оказалась американкой и в зоопарк Стива приехала, наслушавшись рассказов про его необычное шоу, от которого все стоят на ушах.

    Но, по правде сказать, сам Стив поразил ее куда сильнее — он же настоящий Тарзан, Индиана Джонс и Крокодил Данди в одном лице! Терри думала, что таких людей уже нет, но Стив был живым доказательством, что еще как есть.

    С девушками Ирвин обычно вел себя скованно — ему негде и некогда было упражняться в хороших манерах. Но эта симпатичная блондинка была от него явно в восторге, и Стив решил: заполучить ее вряд ли будет сложнее, чем крокодила. Он провел для нее экскурсию по парку, рассказал про каждого зверя и пригласил на ужин. Она пришла — и оказалась ко всему прочему большой поклонницей Джеральда Даррела, а в родном Орегоне — активной защитницей дикой природы. Выходя из ресторана, Терри, не заметив балки, сильно треснулась об нее головой, но даже не пискнула, только слегка поморщилась. Стив был сражен окончательно:

    — Девушка, которая интересуется природой не меньше меня и способна выдержать хороший удар по голове, — это то, что нужно, — бесхитростно признавался он впоследствии.

    И это было самое романтичное признание в любви, которое удалось из него вытянуть. Они поженились девять месяцев спустя и провели медовый месяц очень по- ирвиновски — в болотах, снимая пилотный выпуск сериала «Охотник за крокодилами».

    Адреналин по телевидению

    Податься на телевидение Стива надоумил приятель, режиссер Джон Стейнтон — они познакомились в конце 80-х, когда Стейнтон приехал в зоопарк позаимствовать нескольких коал для съемок рекламного клипа. Пленки со своими приключениями Стив показал ему как-то вечером за ужином, ради шутки. Джону жутко хотелось спать, но он не мог оторваться от экрана — измазанная глиной физиономия охотника, который с воплем бросался на крокодилов и радостно заглядывал в камеру, заражала какой-то невероятной энергией.

    — Я же не актер, — простодушно заметил Стив, когда Джон предложил ему сделать из этого какой-нибудь проект. -И совсем не умею держаться перед камерой.

    — Да тебе не надо ничего менять, дурень! — не выдержал Стейнтон. — Тебе нужен только нормальный оператор — поверь моему опыту!

    Когда телефильм про охотника за крокодилами впервые появился на австралийском телевидении, зрители решили, что над ними издеваются. У Ирвина все было чересчур: он выглядел настоящей карикатурой на австралийца — с этим диким деревенским акцентом, который с трудом понимали даже жители Мельбурна, с преувеличенной мимикой, воплями, жестами, комическими трюками…

    Конечно, никто прежде такого не видел: лодка двигалась по протокам в поисках крокодилов, и от сериала оставалось ощущение, что рядом и вправду никого, кроме Стива и Терри, — никакой съемочной группы. Это было похоже на реальное приключение, в котором герои по-настоящему рискуют жизнью и сами снимают свои похождения трясущимися от восторга или страха руками.

    Терри очень натурально вопила от ужаса, когда муж нырял в реку, кишевшую крокодилами, — она-то к ним никакой особой любви не испытывала. Однажды Стив за обедом рассказал жене, что происходит с костью, когда ее перекусывает крокодил, — она буквально взрывается.

    — Поэтому лучше, если он просто отхватит от тебя кусок мяса — это не так страшно. Но если тяпнет за ногу — о-о, вот тут начнутся проблемы, — спокойно продолжал он, дожевывая стейк.

    После этого Терри несколько дней не могла спокойно спать — у нее было богатое воображение. Так что перед камерой она волновалась по-настоящему — а как иначе?

    Никто прежде не показывал на телевидении ничего подобного, но австралийцы не торопились оценить старания Стива Ирвина. Не помогли даже трогательные рассказы Терри о том, как они потратили на съемки медовый месяц: от съемочной группы было решительно некуда деться, так что вечерами в поисках уединения молодожены отплывали подальше в заросли. Это, конечно, очень романтично, но немного неудобно, к тому же надо думать о том, чтобы не перевернуть лодку, под тобой же крокодилы! И еще москиты — ужас, пострашнее крокодилов.

    — Я был искусан даже там, куда никогда не ступала нога москита, — бодро заявил журналистам Ирвин, и сиднейские телекритики окончательно скривились — и вот на этого гопника предлагают смотреть нашим детям?

    Зато Америка оценила Стива по достоинству. Он был большим американцем, чем они сами: громче их, энергичнее, возбужденнее. Он любил кантри, любил носиться на грузовиках, скакать в шортах, обожал устраивать барбекю — ну разве что, в отличие от зрителей, в окружении крокодилов.

    Зоопарк в багаже

    Физиономия Стива, вопящего:

    — Ну, это же круто! Смотрите сюда! Это дико ядовитый тарантул, и я сейчас схвачу его за лапки!- стала появляться во все большем количестве телевизоров, а на его банковский счет потекли деньги — сначала немного, потом побольше, позже денежный ручеек превратился в шумную полноводную реку.

    Правда, Стив был равнодушен к деньгам. В любое время года он ходил в одних и тех же шортах. Его не волновали машины, модная одежда, гаджеты — ничто из того, что обычно интересует мужчин. Он не курил, не пил, даже кофе не употреблял — ему и без того хватало адреналина. Каждый день охотник на крокодилов ложился в полдевятого вечера и вставал в четыре утра — звери требуют много внимания.

    Купить новый дом? Стив подумывал об этом, но не слишком часто — в свои сорок, уже обзаведясь двумя детьми, он так и жил посреди зоопарка в домике, скромном по любым меркам, а уж тем более — по меркам телезвезды, которой внезапно стал. В его доме было четыре спальни, и это, наверное, не так уж мало — если не считать, сколько постояльцев в нем жило. Он с Терри, дочка с сыном, плюс Джонатан, Рейчел и Роджер, Рози, Сью… Джонатан — это игуана, Рейчел и Роджер — два круглохвостых опоссума, Рози — питон, Сью — стаффордширский терьер.

    А в дополнение — еще примерно тридцать обитателей: питоны с Бирмы, змеи и прочие драгоценные твари. Что говорить, даже родную дочь он назвал в честь любимого крокодила — Бинди (точнее говоря, дочь звали Бинди Сью — привет заодно и терьеру!).

    Вот кого в доме не было — так это попугаев: Стив боялся их куда больше, чем крокодилов. С виду-то они дружелюбные, а на самом деле — и это вам любой владелец зоопарка скажет — нет более злобных и коварных птиц. Никто и никогда не клевал Стива больнее и чаще, чем попугаи.

    Пожалуй, лишь на животных Стив не уставал тратить деньги. И еще на заповедники: разбогатев, он принялся скупать обширные участки земли по всей Австралии. Но не для того, чтобы что-то на них устраивать — наоборот, чтобы там никто ничего не устроил. Пусть все будет, как будет: он поставит забор, может, еще деревьев подсадит — и, глядишь, какая-нибудь затюканная семья коал вернется в родные места, где ее никто не потревожит.

    Игра с огнем?

    Конечно, он нравился не всем. Когда Ирвин отправился снимать фильм в Антарктику, его обвинили в том, что ради эффектных кадров он перепугал колонии пингвинов и тюленей, — было даже проведено специальное расследование. Впрочем, телеведущего оправдали.

    Главный же скандал разразился, когда Стив появился на публике с полугодовалым сыном и стал, как обычно, дразнить курицей громадного крокодила. А потом для усиления эффекта опустил малыша на землю и показал, как тот якобы удирает от крокодила — притом, что животное было совсем рядом.

    Когда со всего мира посыпались возмущенные отзывы родителей и целых комитетов, Ирвин поначалу даже не понял, в чем его обвиняют: точно так же его воспитывал собственный отец, а как же иначе?

    — Не было ни малейшей опасности, — удивленно и немного обиженно объяснял он журналистам. — Я всю жизнь при крокодилах, у меня все под контролем, до малейших деталей.

    Терри не сказала ни слова. Она-то понимала, что это не так. Благодаря мужу сна знала про крокодилов куда больше, чем раньше, — и, увы, в том числе множество историй, от которых кровь стыла в жилах.

    В 1993-м любимый крокодил Стива по имени Грэм чуть не загрыз насмерть его помощника — тот вычищал загон после ливня. Грэм откусил парню часть ноги, и спасло его лишь то, что Стив прыгнул на крокодила, выкрутил ему хвост, а потом вставил в пасть черенок лопаты.

    Только Терри знала, что Стив далеко не такой неуязвимый, каким хочет казаться перед камерой. В 1984-м его чуть не обезглавила кенгуру, через четыре года едва не задушил питон, один крокодил — тот самый Грэм, между прочим, — едва не откусил ему руку в 1991-м, другой сломал два ребра в 1998-м.

    В 2001-м аллигатор оттяпал Стиву палец — еле пришили. В Новой Зеландии, прыгая с лодки, он сломал ключицу, а его правое колено буквально собрано по частям. В Восточном Тиморе Ирвин полез в бетонную трубу спасать крокодила, и тот разодрал ему бок и полноги.

    Его кусали, царапали, в него плевали ядом…Наверное, если Стив до сих пор жив, в этом есть какая-то божья справедливость, но надолго ли ее хватит?

    С каждым днем, с каждой новой съемкой Терри боялась все сильнее, хотя в кадре изображала бесстрашную верную жену. Ну и что, что у них теперь много денег? Ну и что, что их зовут в Голливуд делать полнометражное кино?

    В один холодный вечер она поговорила с мужем — и перестала бояться навсегда.

    — Я не дурак, — сказал ей внезапно посерьезневший Стив. — Крокодилы никогда не будут нам друзьями. Я знаю массу историй, да и ты знаешь.

    Это были истории, которыми дрессировщики делились между собой. Про знаменитых укротителей тигров по имени Зигфрид и Рой, таких же популярных в мире больших кошек, как Стив — в мире крокодилов: в конце концов тигры их загрызли.

    Про «Гризли-мена» — парня, который тринадцать лет изучал в лесу медведей, подружился с ними, а потом встретил незнакомого — и погиб.

    Сам Стив время от времени вспоминал про одного своего приятеля — тот завел крокодила в качестве домашнего животного. Ходил с ним в паб, показывал друзьям, ставя на стойку рядом с кружками, — маленькие крокодильчики очень милы и совсем не опасны. А потом крокодил подрос и в один прекрасный день отхватил хозяину руку по локоть, вместе с часами.

    — Я не такой дурак, — повторил Стив. — Не из тех, кто, посмотрев «Человека- паука», идет покупать себе ядовитого паука-птицееда. Я знаю, что если расслабиться, крокодил — или медведь, или тигр — сожрет тебя, не задумываясь. Просто потому, что ты ему никто. Но в том-то и дело, что я не расслабляюсь. И если не случится ничего сверхъестественного, все будет в порядке. Это значит, что с природой все-таки можно договориться, и значит, у нас есть шанс.

    4 сентября 2004 года Терри Ирвин с горечью вспомнила эти слова.

    Самое главное – это … потом

    Вышедший после смерти Ирвина фильм «Самые опасные обитатели океана» посмотрело несколько миллионов телезрителей. На американских Хеллоуинах стал моден «костюм Стива»: шорты, рубашка и пластмассовый окровавленный шип, торчащий из груди. В сериале «Южный парк» вышел еще один эпизод с участием Ирвина: там покойный натуралист появляется на костюмированном балу у Сатаны — сначала его критикуют за пошлый костюм, а потом, выяснив, что это не костюм, а сам Ирвин, выгоняют прочь — за отсутствие карнавального наряда.

    На побережье Австралии полиция до сих пор находит мертвых скатов-хвостоколов с оторванными хвостами. Счет идет на десятки: так мстят природе поклонники Стива Ирвина — самого горячего защитника дикой фауны…

    Пленку, которая запечатлела смерть мужа, Терри уничтожила… А потом написала книгу «Мой Стив», в которой вспоминает первую встречу с обаятельным австралийцем, их сказочный роман и счастливую семейную жизнь. Ее рассказ проникнут теплотой и юмором. Читателям книга доставляет немало удовольствия.

    Особенно трогательно звучат ее последние строки:

    «Реакция людей на смерть Стива удивила бы в первую очередь его самого. Слезы, молитвы, слова поддержки, добрые пожелания… В своем горе я была не одна. Так же, как я, множество людей по всему миру пытались примириться с этой утратой. Сложнее всего приходилось детям, которые не так глубоко ощущали круговорот жизни и смерти. Я понимала, что должна им помочь, объяснить, что когда умирает герой, его дело живет. Что оно должно продолжаться!

    Сама я ни секунды не сомневалась в том, что приложу все усилия, чтобы минимизировать вред, который люди наносят природе. Ведь благодаря упорному труду Стива мы уже многого достигли! Сначала мы должны закончить все проекты, начатые Стивом. Потом перейдем к тому, что мы планировали сделать все вместе. А потом я буду сама ставить задачи, разумеется, связанные с нашей главной миссией по защите окружающей среды»

    Терри разработала стратегию дальнейшего расширения зоопарка. Она не хотела просто поддерживать зоопарк в прежнем состоянии, она хотела воплотить самые смелые мечты Стива в реальность. Из стола мужа она извлекла кипы набросков и чертежей, аккуратно их рассортировала. Планы Стива по развитию зоопарка «Австралия», рассчитанные на ближайшие десять лет, она решила реализовали за пять.

    Той же зимой на воду был спущен корабль под названием «Кит Стива» — экскурсионное судно, с которого можно наблюдать за китами. Сбылась еще одна мечта ее мужа. «Кит Стива» давал людям возможность своими глазами увидеть одно из самых по-трясающих животных нашей планеты. Австралийские горбатые киты очень любопытны, они свободно подплывают к экскурсионным кораблям. Встреча с китом — запоминающееся событие в жизни каждого человека. Терри уверена, что такие встречи помогут остановить бесчеловечную охоту на этих животных.

    Сериал «Бинди, девочка из джунглей» вышел в эфир 18 июля 2007 года на австралийском телеканале АВС-ТУ. Терри и Бинди очень гордились этим событием. Энтузиазм, с которым Бинди приняла эстафету от своего отца, говорил о ее решимости сохранить все, во что верил Стив Ирвин. Стив сочетал в себе любовь к семье и любовь к природе с желанием сделать мир лучше. А теперь той же любовью живут его дети.

    День официального начала карьеры Бинди был просто фантастическим. Ее чудесный сериал в полной мере оправдал потраченные на него силы и время. Как и в жизни, в нем была и радость, и грусть. Теперь все могли совершить увлекательное путешествие вместе с Бинди. Могли увидеть, как она начинала работать вместе с отцом, а потом продолжала — уже с Терри и Робертом. Но главное, еще раз осознать, насколько уникальным человеком был Стив. Еще раз встретиться с ним, восхититься им, отдать дань его памяти.

    Терри с Бинди и Робертом делает все возможное, чтобы свет, который нес Стив, не погас. Они вместе защищают дикую природу.

    После успешного старта сериала с Бинди настало время, когда другой их проект начал, наконец, приносить плоды. Вдова купила участок площадью 320 тысяч акров на полуострове Кейп-Йорк, лежащий между реками Дюси и Вёнлок. Крокодилы водились там во множестве, это был самый важный ареал их обитания в Квинсленде. В память о Стиве премьер-министр Джон Говард вместе с правительством Квинсленда выделили Терри и ее семье 6,3 миллиона долларов на покупку этого участка. 22 июля 2007 года официально открылся Парк-заповедник имени Стива Ирвина. Этот кусок земли очень много значит для семьи Ирвин. Ведь здесь охраняют крокодилов — животных, которых Стив так любил.

    Что ожидает Терри и ее детей в будущем? Много побед и немало поражений, а между ними будет просто жизнь. Терри твердо намерена хранить память о Стиве и продолжать его дело.

    Этот человек и сегодня живет в каждом из нас. Он просто делал то, что любил больше всего на свете. И не раз говорил, что готов умереть, защищая природу. Терри уверена: они с Бинди и Робертом, если понадобится, сделают то же самое.

    Материал подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант»МБУК «Тольяттинская библиотечная корпорация»

    светлана россинская