Бу Андерссон: Когда я работал на «ГАЗе», мы обычно смеялись над АВТОВАЗом

Президент АВТОВАЗа ответил на стенде Lada на ММАС

Если мы посмотрим на продажи с января по июль, то выяснится, что с позиций динамики самая успешная модель АВТОВАЗа – это Largus (так было и в прошлом году). При этом производство, по-видимому, не покрывает спрос. Завод собирается наращивать выпуск Largus?

Бу Андерсон: Да, у нас хороший спрос на Largus, но лучше всех по-прежнему продается Granta. Производство Largus покрывает потребности. Есть отдельные регионы, где мы можем улучшить ситуацию. Когда мы последний раз смотрели данные по Largus, в запасе у дилеров оставалось 6 тыс. автомобилей. В то же время в некоторых регионах дилеры говорят, что поставок этой модели недостаточно. АВТОВАЗ будет наращивать производство.

Весной депутаты от Компартии России призывали снять вас с должности президента АВТОВАЗа только по той причине, что вы иностранец и из-за этого можете нанести ущерб российскому автопрому. Слышали ли вы об этом?

Да, я к этому привык. Это уже 25-я работа в моей жизни. Вот уж не знаю, в чем я провинился, но я постоянно оказываюсь не в том месте и не в то время. Когда я первый год работал на «ГАЗе», была такая же ситуация. А сегодня эта компания очень успешна, я уверен, что и АВТОВАЗ тоже будет успешным. Я вижу, что у нас очень хорошие рабочие, но не менеджмент. Его мы меняем, но такие изменения всегда болезненны. Чем горжусь, так это тем, что за последние три месяца мне в Тольятти придумали новое имя – Борис Иванович. Так меня зовут рабочие. Я полагаю, что потихоньку они начинают меня принимать. Менеджеры, конечно, так меня не называют.

Может быть, вам стоит пригласить на завод депутатов-коммунистов во главе с их лидером Геннадием Зюгановым, чтобы они своими глазами увидели масштаб реформ на АВТОВАЗе?

Да, это хорошая идея, я приглашу на завод коммунистов!

В России всегда процветало кумовство. Личные связи нередко ставились выше производственных, а в 90-е годы все эти явления приобрели еще и криминальную окраску. Вы настолько активно начали реформировать АВТОВАЗ, что в ваш адрес якобы стали поступать угрозы. Так ли это? Как вы на это реагируете?

Это нормально для компании, которая три года несла убытки. Я не боюсь.

Как только была обнародована первая фотография Vesta, мы в редакции пришли к выводу, что если бы дизайн разрабатывали при вас, то такие спорные решения, как боковые выштамповки-углубления на дверях и крыльях вряд ли были бы одобрены. Вам нравится дизайн Lada Vesta в целом и будут ли заменены некоторые кузовные панели, когда она пойдет в производство?

У нас у всех есть то, что мы получили по наследству. Когда вы смотрите на Lada Vesta, вы видите дизайн в законченном виде. Нравится она мне или нет, это не важно. Самое главное, чтобы покупатель захотел ее купить. Сейчас мы выпускаем предсерийные экземпляры. Мы их дадим лояльным покупателем, чтобы они их опробовали. Мы будем знать их мнение – что понравилось, а что нет. Вот это гораздо более важно. Я делал так, когда работал в «Группе ГАЗ». Как правило, за год до начала производства я давал людям опробовать автомобили, которые встанут на конвейер. Что же касается дизайна Vesta – он окончательный. Меня беспокоит только одна вещь – нам необходимо достичь нужного качества и, конечно, вовремя запустить Vesta. Когда я работал на «ГАЗе», мы обычно смеялись над АВТОВАЗом, поскольку он всегда опаздывал. Может, потому мне и дали эту работу? (улыбается). В «Группе ГАЗ» мы всегда вовремя «запускались». Работая в «Автопроме», я понял, что поздно опоздать нельзя, опаздывают рано. Я каждый день в восемь утра смотрю, как идут дела по проекту Vesta. В основном для того, чтобы помочь. У нас два очень сильных директора проекта – Олег Груненков и Кристина Дубинина. Они относятся к Vesta как к своему ребенку. На протяжении последних семи месяцев я каждое утро в 6.45 встречаюсь с Олегом. Делаю это, чтобы помочь запустить Datsun. Олег очень сильная личность, его уважают.

На пресс-конференции в Минске на запуске Priora AMT вы сказали, что сейчас требуете от дилера проводить, помимо основной, еще одну, дополнительную предпродажную подготовку, при этом АВТОВАЗ оплачивает дилеру эту операцию. Возможно ли обеспечить такое качество готовых автомобилей, при котором дилеру вообще не нужно проводить предпродажной подготовки?

Мне нравятся цифры (достает папку с диаграммами – прим. ред). Посмотрите сюда – это, как мы его называем «прямой сход», то есть качество с первого раза. Возьмите Largus, видите общая тенденция (показывает растущие столбики диаграммы – процент «прямого схода» явно увеличивается). Если мы можем произвести автомобили, которые не нужно дорабатывать на заводе – это хорошая тенденция. Предпродажная подготовка все равно необходима. Что мы учитываем, так это сколько ремонтных работ выполняется во время предпродажной подготовки. Затем смотрим на затраты. Если взять линию B0, производство одного автомобиля стоило 42 тыс. рублей, а сейчас 24.

Есть четкая взаимосвязь между повышением качества и сокращением затрат. Другой момент, который мы учитываем – качество автомобилей в том виде, как они приходят к дилеру. Вот посмотрите – в июне на 3,1% были отсутствующие детали, кто-то их украл! В августе этот показатель снизился до 0,1%, у автомобилей альянса Renault-Nissan лучший показатель – ноль. В июне 5,4% автомобилей приходили к дилерам поврежденными. В августе – 2,4%. В мае только 58% автомобилей были поставлены в срок, а в июле – более 90%. Итак, введением четких показателей и возложением ответственности непосредственно на водителей автовозов мы добились результата. Я каждый день трачу по 10 минут на решение этих вопросов, и такая тактика дает результат. Я, конечно, не ожидал, что мне придется самому заниматься подобными проблемами, но я это делаю.