Большинство предпринимателей оценили ситуацию как «ужас-ужас-ужас»

    виктор шамрай
    фото: «Площадь Свободы»

    Кризис подтолкнул предпринимателей к понимаю того, что «выживать» и, тем более, развивать свой бизнес в одиночку, пользуясь «старыми» инструментами и держась за насиженное место, становится все сложнее. И сейчас как никогда возрастает роль коммуникаций, с помощью которых владельцы своего дела могут воспользоваться как средствами господдержки, так и «цеховой» взаимовыручкой. Как этот канал выстроен в Тольятти, рассказал президент городской Торгово-промышленной палаты Виктор Шамрай.

    — Кто в Тольятти принял на себя самый тяжелый удар в разгар пандемии коронавирусной инфекции — промышленность, традиционно составляющая основу экономики города, или малый и средний бизнес?

    — На мой взгляд, за пандемией и этими ограничительными мерами мы как будто бы забыли о том, что экономика в целом находится в кризисе и не в связи с Covid-19. Сколько стоит евро и доллар? Что происходит с реальными доходами людей на протяжении последних пять лет? Это же началось гораздо раньше, пандемия лишь сработала, как триггер, резко усугубив и без того не слишком спокойную ситуацию.

    Например, наши предприятия химической промышленности, которые дают большую часть экспортной выручки городу и очень значительную — региону, понесли серьезные потери на фоне дорожающей валюты и падающей нефти. Ведь при росте доллара цены на энергоносители внутри России растут, следовательно, у химпрома растет себестоимость продукции. Чтобы удержать партнерство с иностранными потребителями, отечественные предприятия вынуждены снижать долларовые цены или наращивать объемы.

    Или АВТОВАЗ — с падением продаж автомобилей на 30 с лишним процентов упали, разумеется, и объемы производства. Потом спрос на относительно недорогие бюджетные автомобили по всей стране резко вырос и завод, бывший на каникулах, изменил планы и не то, что отменил ожидаемую четырехдневную рабочую неделю, а еще и ввел рабочие субботы.

    Поэтому нельзя сказать, что тольяттинские предприятия, вошедшие в перечень системообразующих, чувствуют себя в этих обстоятельствах защищенно. Трудно что-то предвидеть в ситуации, когда «то пусто, то густо». Колебания спроса нервируют абсолютно всех, и малый бизнес не стал исключением, оказавшись, мягко говоря, далеко не в центре внимания.

    — То есть государственная и региональная поддержка не стала той «неотложкой», которая помогла предпринимателям пережить шоковый период «закрытых дверей»?

    — Конечно, предложенные меры были востребованы бизнесом, но, во-первых, попробуй их получи, а во-вторых, войди в список тех, на кого распространяются условия. По подсчетам, не больше 10% предпринимательства смогли попасть в число тех, кто мог воспользоваться помощью государства, и еще меньше ей воспользовались.

    И потом среди этих мер основные касаются отсрочек — кредитов, налогов, арендных платежей. Где-то этого удалось добиться, а где-то — нет. В любом случае, сроки предоставления этих льгот или уже заканчиваются, или уже закончились. Ситуация только ухудшается, как мне представляется, для большинства представителей бизнеса.

    — С чем связаны сейчас опасения предпринимателей?

    — Спрос не растет, и это глобальная проблема. Несмотря на всплеск потребительской активности, которую SberIndex зафиксировал в конце августа-начале сентября в связи с началом учебного года и смены сезонов — людям просто надо было собрать детей в школу, купить себе одежду и обувь, реальные доходы россиян, падавшие последние пять лет, еще больше снизились из-за пандемии. Кому-то «урезали» зарплату, а иные вообще остались без работы. Увеличение пособия по безработице и выплаты на детей эту проблему не решили, поэтому оптимизма у многих бизнесменов не наблюдается.

    По сравнению с началом лета, когда большинство тольяттинских предпринимателей оценивали ситуацию как «ужас-ужас-ужас», в начале сентября один «ужас» можно убирать. Появившийся акцент на автоматизации бизнес-процессов и модернизации производства — это уже акцент не на «тушении пожара», а взгляд в будущее

    Конечно, есть предприятия, чувствующие себя прекрасно. Это производители лекарств, масок, антисептиков, продавцы электроники. Мы, например, уходя весной на удаленный режим работы, не купили нужного количества видеокамер, а сейчас они стоят вдвое дороже. В выигрыше оказались и компании, которые обеспечивают онлайн-коммуникации, и можно только порадоваться за них, это же нормально, когда спрос растет, а ты предложение увеличиваешь. А еще можешь цену поднять — это рынок.

    — Кстати, об оптимизме. В рамках мониторинга экономической ситуации в городе в сентябре ТПП города Тольятти провела второй опрос городских предпринимателей. Каковы его результаты?

    — За прошедшие месяцы с момента первого, июньского, опроса оценка тольяттинскими предпринимателями текущей экономической ситуации в стране не изменилась. И в июне, и в сентябре более 80% из них заявили, что, по их мнению, она тормозит развитие бизнеса. Более того, доля предпринимателей, ожидающих ухудшения экономической ситуации в ближайшие три месяца, выросла с 34% до 43%.

    Но, с другой стороны, по сравнению с тотальным летним пессимизмом появилась, пусть небольшая, но статистически значимая доля оптимистов — 14% опрошенных надеются на улучшение ситуации. И у них есть для этого некоторые основания. Например, как и в июне, 50% предпринимателей отмечают снижение выручки. Однако летом в ее повышении «признались» 19% респондентов, а осенью — уже 36%. О сокращении числа покупателей тогда говорили 81% предпринимателей, сейчас — около 60%. Цифра, возможно, не слишком показательная, тем не менее на определенные изменения в настроениях бизнеса она указывает.

    Главными для себя задачами тольяттинские субъекты МСП считают поиск, привлечение и удержание клиентов (57%), сокращение издержек (50%), увеличение прибыльности бизнеса (36%), автоматизацию бизнес-процессов (28%) и модернизацию производства (25%). Менее остро для предпринимателей стали выглядеть проблемы, связанные с удержанием квалифицированного персонала и расширением сбытовой сети. На фоне значимости остальных достаточно «скромно» выглядят задачи поиска источников финансирования (15%) и борьба с конкурентами (13%).

    Выводы мы сделали такие: по сравнению с началом лета, когда большинство тольяттинских предпринимателей оценивали ситуацию как «ужас-ужас-ужас», в начале сентября один «ужас» можно убирать. Настроение не особо оптимистичное, но появилось больше понимания и спокойствия в отношении ожиданий и перспектив: хуже, может быть, и будет, но мы, в принципе, готовы. Появившийся акцент на автоматизации бизнес-процессов и модернизации производства — это уже акцент не на «тушении пожара», а взгляд в будущее.

    — Как вы оцениваете потенциал проекта создания в Тольятти инновационного района Техноград? Уместно ли вообще сейчас говорить об инновационных стартапах?

    — Абсолютно уместно, и я объясню, почему мне так кажется. Не так давно разрабатывалась стратегия социально-экономического развития Тольятти, и в этой работе активно участвовали и представители бизнес-сообщества, и ТПП. Не все, наверное, соображения и «страсти» до сих пор улеглись, но главное, что подчеркивается в таких документах, — это то, что Тольятти — город больших проектов. И все этапы его развития были связаны с химической отраслью, строительством ГЭС, автомобилестроением. То есть реальный сектор — привычная для нас среда.

    С другой стороны, сегодня основным инвестором в России выступает государство, огосударствлено около 70-80% отечественной экономики. И все крупные инфраструктурные проекты, как, например, строительство в Самарской области Климовского моста через Волгу, реализуются во многом за счет федерального бюджета.

    Если помечтать и представить, что проект этого Технограда будет государством поддержан, то в город будут привлечены дополнительные федеральные средства на создание этого района. И он станет конкурентом для казанского Иннополиса. Учитывая как раз нашу историю, экономику, структуру, эта тема для нас будет прорывной. Вслед за инвестициями в Технограде образуются новые рабочие места, появятся специалисты, а это тоже привлекает бизнес. Если проект будет реализован, то, конечно, появятся шансы для того, чтобы Тольятти привлекал и частные вложения.

    — Отмечаете ли вы смещение интереса в отраслях, какие новые ниши активно ищет бизнес?

    — Такая тенденция, действительно, есть. Но обусловлена она опять же не последствиями пандемии, а глобализацией мировой экономики, которая началась не сегодня и даже не вчера. Большая часть малого бизнеса занята в сфере торговли, которая сейчас переживает трансформацию, уходя в онлайн.

    В этом случае бизнес уже перестает быть магазином в шаговой доступности, ему доступен, по сути, весь мир. Значит, и предлагаемая продукция должна быть ориентирована на универсальный спрос. И вот здесь требуются и новые компетенции, и новые возможности в виде выхода на маркетплейсы. Пандемия поспособствовала резкому проявлению этой тенденции.

    Еще одна тенденция — это все-таки растущая сфера услуг, куда все больше начинает включаться малый бизнес. И тут есть разница между состоянием отрасли до пандемии и после. Поясню. По прогнозам Международного валютного фонда, Россия в этом году будет пятой экономикой мира после Китая, США, Индии и Японии, то есть поднимется на одну строчку в списке крупнейших экономик мира. Но не будем забывать, что в их структуре доля малого и среднего бизнеса, по которому больнее всего и ударила пандемия коронавируса, гораздо более велика, чем у нас, за счет этого в том числе наша страна обогнала Германию. Хотя за услугами, вообще говоря, будущее любой экономики.

    Назову еще перспективное направление для предпринимательства, движение в котором прослеживается сейчас очень явно. Очень многие компании, которые занимаются цифровыми проектами, сегодня испытывают острейший дефицит кадров. Они готовы брать на работу сотрудников без соответствующего образования и навыков, но с желанием обучаться и трудиться в этой сфере. Это тоже очень очевидная явная тенденция.

    — Продолжает ли ТПП оставаться тем коммуникационным каналом между властью и бизнесом, каковым был весной и летом? На чем сейчас сосредоточены ваши усилия?

    — Мы сами себя долгое время позиционировали как организацию, которая, как мостик, соединяет бизнес и власть. Это посредническая позиция, и она давно себя перестала оправдывать. Глобально мир становится «площе» и обходится меньшим числом посредников. Это касается и производственных связей, и взаимоотношений государства и бизнеса. Сейчас я вижу основное предназначение ТПП в другом, сформулирую нашу миссию так: «К новым возможностям — с опытным проводником». То есть с Торгово-промышленной палатой.

    Наша опытность состоит в том, что мы являемся элементом мировой системы, и одно из ее достоинств состоит в том, что между регионами и странами выстраиваются коммуникации за счет механизмов, которые есть в глобальной системе ТПП. И почему бы ими не воспользоваться бизнесу вместо того, чтобы выстраивать свои многочисленные и не всегда эффективные каналы?

    Мы предлагаем этим опытом воспользоваться тем, кто хочет расти, и в этом смысле нашей аудиторией больше становится не просто бизнес, а та его часть, которая начинает понимать, что в глобализованном мире можно развиваться, а не просто функционировать, только действуя глобально. А для этого приходится использовать совершенно другие квалификации и умения.

    С этим бизнесом мы начали работать во время пандемии и продолжаем работать сегодня, помогаем компаниям выйти на маркетплейсы, например. Казалось бы, каждый может найти платформу, но у ТПП, допустим, есть контракт с торговой площадкой Alibaba, в рамках которого мы готовы выкупить так называемый золотой аккаунт и предложить им воспользоваться тольяттинским предпринимателям. Это дает приоритет в выдаче по запросам и стоит недешево, но мы его можем приобрести в том числе за счет коллективной покупки и коллективной витрины.

    То есть мы понимаем, что ТПП должна сама быть настолько развитой и ориентированной в глобальном торговом пространстве, чтобы быть готовой и способной оказывать такого рода услуги.

    В этом году, перед пандемией, мы с компанией Geely Automobile Holdings Ltd подписали меморандум о сотрудничестве, направленный на поиск тольяттинских производителей автомобильных компонентов для проектов китайской стороны. Почти каждую неделю у нас появляются новые местные партнеры для сотрудничества с представителями Поднебесной. То есть, с одной стороны, мы помогаем им выйти на китайский рынок, на такого крупного игрока, с которым в одиночку добиться взаимодействия крайне сложно. С другой — никто не исключает, что к Geely Automobile Holdings Ltd имеет виды на рынок российский.

    Торгово-промышленная палата — не государственный институт по поддержке бизнеса, но это такое профессиональное сообщество, которое больше знает о тонкостях ведения экспортной деятельности или внутренней торговли, чем обыкновенный предприниматель. Мы больше бизнеса понимаем, как устроены подобные институты и центры, знаем, что они предлагают и как можно их помощью воспользоваться. И можем сориентировать предпринимателя, что ему выгоднее или доступнее из всех мер предлагаемой поддержки. Наша задача — не декларирование, а грамотно выстроенная, оперативная работа с тольяттинским бизнесом и его реальное продвижение на мировой рынок.

    Оригинал статьи опубликован на информационном портале Волга Ньюс
    Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-59041 от 18 августа 2014 г.