Боевой офицер и ветеран Александр Солженицын: Это был Пророк только для России

    александр солженицын в форме

    Выдающийся писатель, публицист и гуманист, рупор эпохи, Нобелевский лауреат по литературе, общественный и политический деятель, академик, живший и работавший в СССР, Швейцарии, США и России. Истерзанное, но не убитое сердце поколения. Голос, который не заглушили ни цензура, ни политические страсти временщиков.

    Солженицына читают и сегодня. Читают как настоящего, талантливого писателя. К этому дню в зале отраслевой литературы подготовится небольшая книжная выставка — «Думающий о России».

    Cлужение Солженицына, присутствие в нас сегодняшних не измеряется одной лишь художественной литературой. Что это значит? А то, что в течение нескольких десятилетий (с 60-х по 80-е годы) писатель активно выступал против коммунистических идей, политического строя СССР и политики его властей. И тот факт, что Александр Солженицын был боевым офицером, ветераном ВОВ, имеет значение даже большее, чем его диссидентство.

    Поэтому, думается, что несмотря на исследования (Александра Островского, Владимира Бушина, Владимира Войновича и других авторов), осуждающие жизнь и деятельность писателя, полистав и другую литературу о нем, нам все же удастся по достоинству оценить подвижническую жизнь человека, который до сих пор является послом разума и совести в современном обществе.

    Абсолютно непролетарское происхождение

    Отец Солженицына, Исаакий Семенович, был работящим и верующим крестьянином с Северного Кавказа, трудовым середняком. Мать, Таисия Захаровна Щербак, являлась дочерью хозяина богатейшей на Кубани «экономии», хозяйства вроде хутора. Ее отец начинал чабаном, богатства добился собственным умом и трудом, стал, как говорили в те годы, «кулаком».

    Но родители Солженицына были не просто земледельцами, они учились, получили хорошее образование и познакомились в Москве. В 1914 году патриот Исаакий Солженицын пошел добровольцем на фронт и служил офицером. Он вернулся живым с войны, но погиб в июне 1918 года на охоте.

    Маленький Саня стал посмертным ребенком, он родился 11 декабря 1918 года. Голод, конфискация и ликвидация стояли у его колыбели. У семьи все отобрали и выкинули Таисию с младенцем на улицу. В 1924 году мать увезла малыша в Ростов-на-Дону, зарабатывала на хлеб, чем только можно.

    В 1926 году Саша пошел в советскую школу, в 1936 году ее закончил. Пришел он в школу чистым, светлым, с крестиком на шее. И тут его стали травить и ломать, делая из него Павлика Морозова. А юный отрок не хотел вступать в пионеры и ходил в церковь.

    В конце концов учителя ребенка сломали и сделали, как им показалось, таким, как все. Этой слабости он себе не простил до конца жизни. И это первое бесчестье только усилит его будущую ненависть.

    Александр стал марксистом и в 1936 году вступил в комсомол, потому что это был единственный путь к образованию, к карьере, к выживанию. Учился он хорошо, писал эссе, стихи, в десятом классе задумал роман о «революции».

    В 1936 году выпускник Солженицын поступил в Ростовский университет. Инстинктивно догадываясь, что кормиться в СССР филологией не получится, что это — очень черная и грязная работа, он выбрал себе физико-математический факультет. И правильно сделал: математика спасла его на войне, позволила выжить в заключении, давала много лет верный кусок хлеба, хотя и без масла.

    В университете Александр учился отлично, был сталинским стипендиатом, много изучал историю и марксизм-ленинизм. Эти знания пригодились ему потом для написания «Ленина в Цюрихе» и «Красного колеса».

    А параллельно в 1939 году будущий писатель поступил на заочное отделение ИФЛИ-Института философии, литературы и истории в Сокольниках. А еще Александр был завзятым энциклопедистом, и театр был ему не чужд: в 1938 году он пытался сдать экзамены в театральную школу Юрия Завадского, но «срезался».

    В апреле 1940 года Солженицын, перспективный студент и завидный жених, сочетается после четырехлетнего романа очень неудачным браком с Натальей Решетовской, красивой шатенкой, студенткой Ростовского университета, своей ровесницей. А в 1941-м получает свой красный диплом и рекомендацию от университета на должность ассистента вуза или аспиранта.

    Обманчивая военная свобода

    И тут началась война. Ничего для Солженицына не изменилось: война всегда была вокруг, просто вместо врага народа из соседней квартиры появился немецкий враг.

    Появился выбор: кроме лагерей открылась дорога в окопы. Под пулями и снарядами можно было хватануть глоток свободы: Сталин и особисты были все-таки дальше, чем фронт и вражеские войска.

    Но Солженицын, как почти вся молодежь, рвался на фронт. Однако конный обоз и звание рядового его не устроили, и он пробился в артиллерийское училище. Здесь-то и пригодилась математика. Артиллерия давала шансы на жизнь — в отличие от пехоты, все-таки она — «бог войны», аристократия.

    Училище в 1942 году Солженицын закончил лейтенантом. А дальше его дороги легли путями 2-го Белорусского фронта, от Орла до Восточной Пруссии. Воевал умно и храбро, орудия не терял. Один из всех офицеров дивизиона вышел без потерь из окружения, довоевался до звания капитана. Это звание получил в июне 1944-го. Были и большие награды, которые дают редко: ордена Красной Звезды и Отечественной войны. Солженицын — скромный герой войны. Он мог стать и почтенным советским ветераном, но судьба, видно, хотела сделать его единственным из всех.

    На фронте он учился писать, вел дневники, посылал заметки литераторам в Москву и был одобрен самим Лавреневым.

    Военная свобода оказалась обманчива: молодые военные забыли об НКВД. Разобравшись кое в чем, Солженицын трансформировался в «твердого ленинца», и они с товарищем с другого фронта, Николаем Виткевичем, переписывались через военную цензуру, костя на чем свет стоит Пахана, то есть Сталина, писали резолюции про «крепостное сталинское право» и открытым текстом собирались создавать после войны подпольную организацию «для восстановления ленинских норм».

    Под самую Победу, в феврале 1945 года, оба фронтовика загремели под арест. Боевой капитан поехал в сторону Лубянки и дал себя посадить, за что сам же себя бичевал в «Архипелаге». Все было как у всех: статья 58, пункты 10 и 11 и восемь лет по ОСО (особое совещание).

    Жена Наташа поступила так, как поступали многие: в 1948 году она предала мужа и заочно развелась с Солженицыным. Сам же он поссорился с начальством шарашки и загремел в Степлаг, особый лагерь в Экибастузе, на севере Казахстана. Последние три года отбывал на общих работах, «доходил», терял силы. В 1952 году заболел раком, его прооперировали в лагерной больнице.

    13 февраля 1953 года Александр Исаевич был освобожден, получил в ссылке (в том же Казахстане, только в Южном) работу в школе. Но в декабре метастазы снова свалили его, и он был направлен в Ташкент на лучевую терапию. Выжил чудом.

    Как все дожившие, тощий, больной, озлобленный, он в 1956 году был освобожден из «вечной ссылки», а в 1957-м даже реабилитирован.

    И вот Солженицын возвращается в жалкую деревню Мильцево Владимирской области преподавать математику (именно в этой деревне стоял Матренин двор — и в реальности, и в рассказе). Потом переезжает в Рязань, ему удалось устроиться преподавателем астрономии в Рязани.

    Наталья, неверная его жена, вернулась к нему в 1956 году, и доверчивый Солженицын ее простил. Позже она предаст его вторично.

    Его личная война

    Вот так жил советский капитан, марксист, а потом не очень смелый арестант, который и под арест пошел безропотно, и бежать из лагеря не пытался, и в шарашке корпел, выживая, и внутрилагерную тюрьму строил.

    И вдруг он как-будто бы услышал пушкинское: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей, и, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей!» В лагере Солженицын понял все и про Ленина, и про советскую власть, и про свою миссию: сокрушить коммунизм. И он стал героем, подвижником, пророком, и он пошел «на вы». Он еще в лагере стал собирать улики, свидетельства, факты и имена. Заучивал их, шифровал. Он шел на смерть: если бы эти материалы обнаружили, его бы уничтожили.

    Солженицын вынес все это, выслушал тысячи очевидцев. Он узнал все про этот таинственный Архипелаг ГУЛАГ:

    «Те, кто едут Архипелагом управлять — попадают туда через училища МВД. Те, кто едут Архипелаг охранять — призываются через военкоматы. А те, кто едут туда умирать, как мы с вами, читатель, те должны пройти непременно и единственно — через арест».

    Архипелаг этот чересполосицей иссек и испестрил страну, он врезался в ее города, навис над ее улицами — и все же кто-то совсем не догадывался, очень многие слышали что-то смутно, только побывавшие знали все. Но будто лишившись речи на островах Архипелага, они хранили молчание.

    Неожиданным поворотом нашей истории кое-что, ничтожно малое, об Архипелаге выступило на свет. Но те же самые руки, которые завинчивали наши наручники, теперь примирительно выставляют ладони: «Не надо!.. Не надо ворошить прошлое! Кто старое помянет — тому глаз вон!» Однако доканчивает пословица: «А кто забудет — тому два!»

    Идут десятилетия — и безвозвратно слизывают рубцы и раны прошлого. Иные острова за это время дрогнули, растеклись, полярное море забвения переплескивает над ними. И когда-нибудь в будущем веке Архипелаг этот, воздух его, и кости его обитателей, вмерзшие в линзу льда — представятся неправдоподобным тритоном»

    (А. Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ»).

    Из лагеря писатель также вынес в голове заученные пьесы — «Пленники» и «Пир победителей». В ссылке написал пьесу «Республика труда» и роман «В круге первом». Себя он в романе вывел под именем Глеба Нержина; будущего диссидента Льва Копелева, отчаянного коммуниста («По всем кузням исходил, а некован воротился») — под именем Льва Рубина.

    Главный герой «Круга» — дипломат Иннокентий Истомин, идущий, как утлый кораблик, на таран страшного броненосца Лубянки, — изменник Родины, предупреждающий лохов-американцев (и тщетно отдающий за это жизнь) о том, что советские шпионы выкрали у них секрет атомного оружия.

    Звезда Полынь и прочие «звездные войны»

    Но первым залпом станет «Один день Ивана Денисовича» — история безгласного, неграмотного зэка, работяги, честного, совестливого мужика, севшего «за окружение».

    Цитата: «Засыпал Шухов вполне удовлетворенный. На дню у него выдалось сегодня много удач: в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножевкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся. Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый. Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три. Из-за високосных годов три дня лишних набавлялось…»

    Александр Твардовский пробил публикацию повести, написанной в 1959 году, и «Новый мир» опубликовал ее в № 11 за 1962 год. Для первых читателей обрушился мир. Это была звезда Полынь. Страшная сила этой горечи отравила и море, и сушу, и источник вод; это была комета, возвестившая гибель СССР и крах коммунизма.

    Это был первый залп, а все остальное пошло прямо в самиздат или тамиздат. Впрочем, из тамиздата Солженицын возвращался, как бумеранг. «Один день…» был выдвинут на Ленинскую премию за 1964 год, но сила взрыва была слишком велика: наверху началась паника.

    Премию не дали, и в 1965 году принятый Твардовским в «Новый мир» роман «В круге первом» был уничтожен, рассыпан в наборе. Зато ЦК КПСС издает этот роман, «Республику труда», «Пир победителей», «ДСП» — для номенклатуры, для служебного использования. Рукописи изымаются на обысках, но, как водится, не горят. «Раковый корпус» и «Август четырнадцатого» уплывают «в люди», в самиздат. В 1967 году закончен титанический труд над «Архипелагом».

    Дальше пошли сплошные «звездные войны»: Солженицын бодался с КПСС как теленок с дубом; писал гневные письма съезду писателей и «вождям СССР»; метал громы и молнии; получал в 1970-м Нобелевскую премию; реабилитировал в пьесах и «Архипелаге» Власова и чеченский народ; учил восставать в сценарии «Знают истину танки».

    Ему дали кров Мстислав Ростропович и Галина Вишневская, его судьбу решало Политбюро. В феврале 1974 года «вожди» арестовали гения и выслали его в ФРГ, к другу гонимых Г. Бёллю. Но уехал он не один. Неверная Наталья, когда муж стал штурмовать Госстрой, опять спасовала. В 1968 году писатель нашел себе другую Наталью, настоящую декабристку, друга и соратника.

    вторая жена солженицина

    В 1973 году они поженились, чтобы не расставаться никогда. Наталья Светлова родила писателю трех прекрасных сыновей: Ермолая (1970), Игната (1972) и Степана (1973). Они жили в Цюрихе, потом в Вермонте, в США.

    Солженицын создал Русский фонд помощи политзаключенным, пустив туда все гонорары за «Архипелаг» и саму Нобелевку. За его книги в ксеро- и фотокопиях давали по семь лет лагерей; он вернулся в этих копиях, уложенных в коробки из-под утюга или торта. Писал не очень интересное, но полезное «Красное колесо».

    …Пророки призваны обличать, а что делать, не знают даже они. Я — не политик, не принадлежу ни к одной партии, но мне близка и понятна оценка роли Солженицына в истории России, данная Валерией Новодворской:

    — Он призывал нас вернуться в 1913 год, а незнакомый и непонятный ему западный путь отвергал, за что Запад его тотчас же и разлюбил. Это был Пророк только для своего отечества. И то на краткое время, с конца восьмидесятых до середины девяностых. А дальше миссия была окончена, в 1989-м выяснилось, что Солженицыну больше нечего сказать, но он вечно будет реять над нами.

    К вопросу о памятнике

    В настоящий момент в России установлено только два памятника Александру Солженицыну — в Ростове-на-Дону и Белгороде. И вот теперь по инициативе тольяттинской городской общественной организации «Жертвы политических репрессий» в Тольятти в Центральном парке рядом со «Скорбящим ангелом» — памятником жертвам политических репрессий — планируется установить памятник или бюст Солженицыну.

    ТГОО «Жертвы политических репрессий» (ЖПР) была создана 21 год назад. Она оказывает моральную, социальную и правовую поддержку ЖПР; защищает права и интересы членов организации в государственных, муниципальных и иных органах и организациях; проводит акции милосердия и благотворительности по отношению к ЖПР; участвует в совершенствовании законодательства относительно ЖПР; занимается увековечением их памяти; ведет воспитательную работу среди молодёжи.

    Александр Солженицын не был жителем нашего города. Почему же правление общественной организации вышло с инициативой изготовить и установить в Тольятти памятник именно ему?

    А дело в том, что своими делами этот человек — политический заключённый с одиннадцатилетним стажем, несгибаемый борец с коммунистическим режимом, лауреат Нобелевской премии по литературе и политический изгнанник — внёс неоценимый вклад в реабилитацию миллионов невинных людей с позорным клеймом мнимых «врагов народа».

    Заслуги А.И.Солженицына для образованных людей общеизвестны и не требуют документальных подтверждений. В глобальном смысле он является для всех людей символом победы добра над злом, символом борьбы за честь и достоинство человека.

    Что касается нашего края, то его деятельность непосредственно коснулась судеб около 25 000 политзаключённых КунеевЛАГа, рабский труд которых использовался при строительстве Куйбышевской (Жигулёвской) ГЭС; 65 000 жителей Куйбышевской (Самарской) области, подвергнутых политическим репрессиям.

    В 1974 г. Александр Исаевич был арестован, лишён гражданства и под охраной вывезен из страны. Возвращаясь из ссылки, 9 сентября 1995 года он посетил наш город, где в ДК СК встретился с представителями общественности.

    В 1990 г. ему была присуждена Государственная премия РСФСР за книгу «Архипелаг ГУЛАГ». Он от нее отказался, заявив: «Эта книга — о страданиях миллионов, я не могу собрать на ней почёт».

    Дом, в котором он родился в Кисловодске, преобразован в музей федерального значения, а изданные им произведения включены для изучения в школьные программы, по ним ставятся кинофильмы и спектакли. Правительство Москвы переименовало в столице бывшую улицу Большевистскую в улицу им. А.И.Солженицына, а администрация Ростовской области присвоила его имя проспекту в г. Ростове. Именем Солженицына названы аллеи, улицы, площади и учебные заведения в городах Франции и Италии.

    Чем дальше отодвигается от нас страшное время сталинских репрессий, тем больше обостряется потребность в их всестороннем изучении и анализе. Без глубокого осмысления прошлого — если даже отдельные этапы его были предосудительно позорными — строить светлое будущее трудно, а то и невозможно.

    Сегодня мы хорошо осведомлены о том, каких чудовищных размеров достигло уничтожение советских людей, официально нареченное борьбой с врагами народа. За время репрессий 37-38 годов семьдесят четыре (!) военных прокурора, не давших санкции на незаконные аресты, были органами НКВД репрессированы. Об этом написаны книги, они изданы огромными тиражами. Эти издания общедоступны. Они лежат на полках библиотек и ждут своих неравнодушных читателей, которые рано или поздно появятся.

    Судьба российского народа — судьба особенная. Досталось с лихвой: революции, войны и … концлагеря в, казалось бы, мирной до войны и послевоенной жизни. Беззаконие и произвол не обошли стороной ни один регион нашей страны. Организация «ЖПР» в своей деятельности возвращается к памяти тех, кто в результате репрессий по политическим мотивам, начатых с середины 20-х годов, подвергался истреблению, моральным и физическим страданиям; к судьбе членов семей и близких репрессированных, чья жизнь была превращена в беспросветную полосу унижений и страданий.

    «ЖПР» является партнёром Международного историко-просветительского благотворительного и правозащитного общества «Мемориал», находящегося в Москве; активно сотрудничает с тольяттинским советом национально-культурных центров и тольяттинским городским советом ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов.

    Положительная общественная деятельность организации отмечена благодарственным письмом губернатора Самарской области и почётным дипломом Думы городского округа Тольятти. Быть членом такой общественной организации — почётно!

    Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Библиотеки Тольятти»; e-mail: rossinskiye@gmail.com

    Литература:
    1. Александр Исаевич Солженицын: Материалы к биобиблиографии/ Сост.: Д. Б. Азиатцев, Н. Г. Левитская, М. А. Бенина. При уч. Г. А. Мамонтовой. Отв. ред. тома Н. Г. Захаренко. — СПб.: Рос. нац. б-ка, 2007. — 794 с.
    2. Андреева-Карлайл О. Возвращение в тайный круг.- М.: Захаров, 2004. — (Серия «Биографии и мемуары»).
    3. Бушин В. С. Александр Солженицын. Гений первого плевка.- М.: Алгоритм, 2005.
    4. Гаврилов И. Н. Александр Солженицын в Рязани. Литературная хроника. — Рязань: Изд-во РГПУ, 1998.
    5. Ганилес О. Ращупкина Т. По страницам романа «Архипелаг ГУЛАГ» //История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр.40-43.
    6. Геллер М. Александр Солженицын. — Лондон: б. и., 1989.
    7. Жить не по лжи: Сборник самиздат. материалов. — Париж: YMKA-Press, 1975.
    8. Зильберберг И. Необходимый разговор с Солженицыным. — Колчестер Вэйл, Сассекс, Англия, 1976. — 187 с.
    9. Краснов В. Солженицын и Достоевский: искусство полифонического романа/ Пер. с англ. — М., 2012.
    10. Краснов-Левитин А. Два писателя. — Париж, 1983.
    11. Кремлёвский самосуд: Секретные материалы политбюро о писателе А. Солженицыне. — М., 1994. — (Серия «Библиотека журнала «Источник»»).
    12. Колесин В. Борьба с инакомыслием в СССР//История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр.44-47.
    13. Кублановский Ю. Солженицын обязывает к самостоянию//История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр.12-17.
    14. Кузьмин В. В. Поэтика рассказов А. И. Солженицына. — Тверь: Твер. гос. ун-т, 1998.
    15. Лалакин Н. Д. Мещёрские страницы Солженицына. — Владимир: Солоухинское лит. об-во «Слово», 2003. — 232 с.
    16. Левитская Н. Г. Александр Солженицын: библиографический указатель. — М.: Библ. им. Некрасова, 1991. (Библиографический банк данных, содержит почти 800 названий публикаций о Солженицыне на немецком языке).
    17. Ледовских Н. В. Возвращение в Матрёнин двор, или Один день Александра Исаевича. — Рязань: Поверенный, 2003. — 56 с.
    18. Медведев Р. А. Солженицын и Сахаров. — М.: Права человека, 2002. — 272 с.
    19. Между двумя юбилеями. 1998-2003. Альманах. Писатели, критики, литературоведы о творчестве А. И. Солженицына / Сост. Н. А. Струве, В. А. Москвин. — М.: Русский путь, 2005. — 554 с. — (Серия «Между двумя юбилеями»).
    20. Мешков Ю. А. Александр Солженицын: Личность. Творчество. Время/Урал. гос. ун-т им. А. М. Горького, НИИ русской культуры. — Екатеринбург: Диамант, 1993. — 101 с.
    21. Нива Ж. Солженицын. — М., 1991.
    22. Новодворская В. Последний всадник Апокалипсиса/Валерия Новодворская // Медведь. — 2010. — №10. — Стр. 88 — 91.
    23. Олейников Д. Савельев А. «Потрудясь над нашей историей» //История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр. 34-39.
    24. Плетнёв Р. Солженицын. — Париж, 1973.
    25. Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920-1950-е годы: Чтобы помнили…/Сост. Н.А. Ялымов. — Тольятти: МОУ ДПОС: Центр информационных технологий. 2005. -320с.
    26. Ржевский Л. Творец и подвиг. — Париж, 1972.
    27. Сараскина Л. И. Александр Солженицын. — М.: «Молодая гвардия», 2008. — 935 с. — (Серия «Жизнь замечательных людей», Вып. 15).
    28. Сараскина Л. И. Солженицын. — М.: «Молодая гвардия», 2009. — 959 с. — (Серия «Жизнь замечательных людей», Вып. 1175).
    29. Сарнов Б. Феномен Солженицына. — М.: «Эксмо», 2012. — 848 с.
    30. Спиваковский П. Краткая библиография сочинений А. И. Солженицына и работ о нём //Литературное обозрение. — 1999. — № 1.
    31. Супруненко П. Признание… забвение… судьба…: Опыт читательского исследования творчества А. Солженицына. — Пятигорск, 1994.
    32. Фибих Д. Дремач. М. Один из миллионов. Письма из ГУЛАГа//История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр.18-32.
    33. Цыганков Д. Б. «Властитель дум» в поле политики: опыт социоанализа // Социологические исследования. — 1999. — № 1. — С. 78-87.
    34. Чалмаев В. Александр Солженицын: Жизнь и творчество. — М., 1994.
    35. Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. — М. «Три века истории», 2001. – 767с.
    36. Чернявская Н. В аду — над адом//История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр. 48-51.
    37. Чернявская Н. Александр Солженицын //История: научно-методический журнал для учителей истории и обществоведения.- 2018.- №9-10.- Стр. 52 (Сетевые ресурсы).
    38. Чуковская Л. Счастливая духовная встреча. О Солженицыне // Новый мир. — 2008. — № 9.
    39. Шнеерсон М. Александр Солженицын. — Франкфурт-на-Майне, 1984.
    40. Штурман Д. Городу и миру: О публицистике А. И. Солженицына. — Париж — Нью-Йорк: Третья волна, 1988.