Безумный автопробег, который совершил наш земляк

Трансконтинентальный автопробег тольяттинского механика.

Летом 2017-го многим россиянам стало окончательно понятно, что интересные путешествия, вероятно, остались для них в прошлом, так как зарплаты в отличие от цен на коммуналку не растут. От хандры людей отчасти спасают курорты Краснодарского края и Турция, но, согласитесь, не по десятому же разу туда ездить. В общем, скучно, хочется чего-то нового и при этом за вменяемые деньги.

«ПН» нашел отличное решение проблемы – самостоятельные (без посредничества туристических агентов) путешествия на автомобилях (или других колесных транспортных средствах). Во-первых, это красиво, так как вы можете посетить те места, которые выберете сами, а не гид от туроператора. Во-вторых, это недорого, так как авиабилеты на компанию из четырех человек обойдутся дороже, чем заправка машины. В-третьих, это удобно, так как можно быстро изменить маршрут поездки или где-то остановиться на более длительный срок, чем планировалось изначально.

Доказывать предыдущие тезисы мы будем на чужих примерах – историях тольяттинцев, совершивших длительные автомобильные поездки по нестандартным маршрутам. Первая серия рассказывает о путешествии, произошедшем аж 17 лет назад, зато речь в ней идет о, возможно, самом безумном автопробеге, который совершил наш земляк: преодолев более 20 тыс. километров, Анатолий Гурьев пересек Евразию, добравшись на старенькой машине из Автозаводского района Тольятти до индийского Дели. Правда, его история не только вдохновляет, но и предостерегает.

Дядюшкина мечта

А началось все летом 2000 года. Тольяттинец Анатолий, кроме того что был крайне успешным автомехаником, приходился племянником офицеру Советской Армии. Отставной полковник проживал в Оренбурге, но неистово мечтал посетить город, где завершилась его военная карьера – Биробиджан. Там, в одном из самых восточных населенных пунктов России, остались его боевые друзья-офицеры, с которыми военный пенсионер жаждал встретиться. И вот любящий племянник решил осуществить давнюю дядину мечту.

«У меня был тогда старенький BMW-316, 1978 года выпуска. Перед поездкой я его не только радикально перебрал, но и воткнул относительно новый движок от 740-го BMW объемом 3,5 литра. Прикрутил к крыше багажник, на который закинул вещи, палатку и четыре запасных колеса с мощным протектором, реечный домкрат, обширный ремкомплект и четыре бензиновые 20-литровые канистры, – рассказывает Анатолий. – Перед отправкой позвонил дяде: мол, готовься, еду забирать тебя в Биробиджан».

Дядя немало удивился, увидев, что племянник прибыл на автомобиле. Он полагал, что в далекий город тот повезет его поездом или самолетом. Но Анатолий заверил: на машине веселее, а если с ней что-то случится, то по пути можно будет купить новое авто.
«Я в те годы хорошо зарабатывал. В дорогу, кроме прочего, взял $35 тыс., которых хватило бы на решение более-менее любой внештатной ситуации», – продолжает Анатолий.

Тольяттинец отлично знал большую часть пути: годом ранее он перегонял автомобиль из Владивостока в Москву. Маршрут пролегал через северный Казахстан, где дороги в то время выгодно отличались от российских, затем Новосибирск, Байкал, Улан-Удэ, потом огибаем Китай и вот он – Биробиджан, а за спиной более 6 тыс. километров.

«Друзья-офицеры встретили нас как полагается: много пили, вкусно ели – короче, отдыхали на полную катушку, – вспоминает Анатолий. – И вот настало время ехать обратно, но тут у дядюшки, что называется, засвербело».

Где тут Индия?

Уже ближе к Казахстану полковник вдруг спросил:

– Слушай, Толя, а до Индии отсюда далеко?

– Да фигня, тысяч пять, – пошутил племянник.

– Действительно, фигня. Поехали?

«Сейчас я понимаю, каким авантюрным было то решение. А тогда просто пожал плечами, и мы свернули в сторону Индии. Важный момент: из «навигации» у нас был лишь потрепанный советский атлас автодорог, а из документов – внутрироссийское удостоверение личности дяди и мой паспорт СССР. Я поменял его только в 2003 году. Но тогда нас это не смущало: прорвемся как-нибудь!» – продолжает путешественник.

На рубеже с Киргизией пограничников не удивило отсутствие транзитных документов – сказались неразбериха и беззаконие тех лет, которые царили на всем постсоветском пространстве. То же и на границе Киргизии и Таджикистана: проверили на наличие запрещенных предметов и пропустили, а дальше началось самое веселое.

После Таджикистана, дабы попасть в Индию, было необходимо проехать около 50 километров по территории Афганистана. Но Афганистан – это непонятные дороги, горы, холмы и распадки. Да и непрекращающаяся гражданская война не внушала оптимизма русским экспедиторам. Кто его знает, как отнесутся местные к туристам-шурави?

Решили объехать через Китай. На границе с Поднебесной, как ни странно, присутствовали и индийские военнослужащие. Это было первое знакомство с культурой целевой страны.

«Индийские пограничники вызывали смешанные чувства. Одетые по большому счету в тряпки, но с оружием, а главный у них – с огромным попугайским ирокезом. Это такой головной убор командира. В общем, ребята крайне неоднозначные, зато на нас смотрели как на идиотов. Пришлось подарить им флягу бензина, чтобы пропустили».

Северный Китай оказался совсем непохожим на то, что ожидали увидеть путешественники: ни тебе китайцев, ни рисовых полей – лишь пустынные горы и грунтовые дороги, которые через полторы тысячи километров привели наших героев в Непал.

поездка в индиб через китай

Духовный рост и попрошайничество

Непал – высокогорная страна, граничащая с Тибетской автономной республикой. На границе стояли безоружные люди в странных одеяниях: не то военные, не то буддисты. Они интересовались у всех вновь прибывших, везут ли те наркотики, и, если кто-то признавался, все равно пропускали его с миром.

«Там к этому другое отношение. Дурь на каждом углу чуть ли не раздавали. Но у нас ни разу не возникло мысли что-либо попробовать, – признается Анатолий. – Зато было большое желание сгонять и в Тибет. Но у того сложные отношения с Китаем, да и странные паломники не внушали доверия. Вот, казалось бы, приезжают сюда европейцы всякие, американцы за духовным ростом. Ходят в простых одеждах, питаются абы чем, рыжие бороды отращивают. А сами так и норовят у тебя что-нибудь стащить!»

Начиная с Киргизии путешественников сопровождало такое социальное явление, как попрошайничество. И чем ближе к Индии продвигались наши герои, тем труднее становилось справляться с атаками нищих.

«На нас смотрели как на инопланетян: без агрессии, но с опаской. Взрослые, и в Киргизии, и в Непале, сами сначала не подходят, а «натравливают» детей. Те, как обезьянки, лезут в окна и на крышу, дергают дверные ручки и всячески нарушают личное пространство. Если сначала мы спали в палатке, то к середине путешествия пришлось ночевать только в машине, ибо в палатку местные попрошайки заходили без стука».

Продукты Анатолий с дядей покупали на местных рынках, предпочитая овощи, фрукты и воду: к мясу у них доверия не было. Бензин добывали на редких заправках, представлявших собой склад бочек с ручным насосом. А если таковых поблизости не находилось, местные жители за доллары привозили полные канистры на своих ишаках. Но все эти трудности оказались ягодками по сравнению с тем, с чем путешественники столкнулись в Индии.

Примерно на половине спуска, ближе к индийским долинам, вдоль дороги появились попрошайки-мужчины, которых в Индии называют шри. Они, как йоги, в набедренных повязках или совсем голые сидят в невообразимых скрюченных позах, что подразумевает их божественный статус. Рядом стоит плошка для подаяний, однако и сам шри может запросто обратиться к путнику за финансовой помощью. На равнине эти «божественные мужчины» были уже на каждом шагу, и отбиваться от них становилось все труднее.

«К тому же они страшно вонючие! – возмущается Анатолий. – Нечеловеческая антисанитария окружила нас, как только мы пересекли границу Индии. Мне особенно запомнилась картина, как дети вытаскивают из себя паразитов. Они ловят головку такого червя, немного вытягивают из ранки, а затем начинают медленно-медленно накручивать на палочку – такой способ не дает червю порваться. И вот сидит чумазый мальчик и тащит из своей ноги полуметрового подкожного червя, а потом бежит с ним к тебе за монеткой».

С этого момента Анатолий с дядей стали переживать за свое здоровье, ведь никаких прививок на родине они не сделали. Переживали, как оказалось, не зря.

Некомфортно до слез

Наконец по пути начали попадаться города, в которых даже было электричество. Путешественники смогли купить чистую воду и фрукты. К слову, эти товары самые дорогие на индийских рынках. Подобие цивилизации вызвало у наших героев желание хоть одну ночь провести в горизонтальном положении, и они начали искать ночлег.

По-английски в северных районах Индии говорят плохо, зато русский язык знали неожиданно много людей. Видимо, сказалась индийско-советская дружба. Местные, узнав, откуда прибыли путешественники, зазывали на ночлег в свои дома. Но Анатолий вежливо отказывался, понимая, что частный сектор может подкинуть массу неприятных сюрпризов. Однако и гостиничная антисанитария вынудила его вернуться в машину.

«Думали поставить палатку, но местные дети опять тут как тут. Воруют, кидаются какашками. Приходилось спать по очереди, иначе остались бы без колес и багажа, – жалуется Анатолий. – Так и доехали до Нью-Дели, а потом и до самой столицы. К этому моменту я начал понимать, почему азиаты не используют туалетную бумагу, а подмываются. Дело в том, что для борьбы с паразитами и запахом гниения в продуктах применяют килограммы острых специй. После них анус горит синим пламенем. Простите уж за подробности, но и нам пришлось освоить эту технику гигиены, а иначе некомфортно до слез».

В Дели оба пилигрима почувствовали недомогание – подхватили местную кишечную инфекцию, которая быстро развивалась. Бегло ознакомившись с достопримечательностями, священными водами Ганга и плавающими по нему трупами недогоревших на погребальных кострах покойников, Анталий с дядей поспешили выдвинуться назад.

«Дело в том, что дрова в Индии ужасно дорогие. Чтобы сжечь тело, их нужно килограммов двести. Но денег нет, и покойного обкладывают чем попало, добавив десяток хилых дровишек. Он и не обгорает толком, а лежит на берегу и раздувается. Потом его спихивают в воду, где поблизости резвятся дети и стирают женщины».

Обратный путь был адски тяжелым: нескончаемая диарея, боли, повышенная температура и полуобморочное состояние вынуждали часто останавливаться. Опустошив всю автомобильную аптечку и добравшись до Непала, наши герои смогли найти более-менее нормальные лекарства, которые ненадолго прибавили сил. Кое-как перевалив через границу Казахстана, путешественники тут же сдались в больницу первого города.

Индийское послевкусие

«Нам кололи лекарства неделю, прежде чем разрешили продолжить возвращение домой. Моему дяде, человеку в возрасте, пришлось особенно тяжело. Да и я реабилитировался, наверное, еще полгода, пока не восстановились флора кишечника, функции печени и почек. Но, знаете, если тогда я проклинал это путешествие, то сейчас ни о чем не жалею, – говорит Анатолий. – Хотя конечно, Индия для меня теперь закрытая страна. Я наблюдал, как женщины справляют нужду прямо посреди толпы на рыночной площади, видел мужчин, похожих на человекообразных существ, без одежды и нормального человеческого языка, которые шляются по городу и живут только попрошайничеством. Я понимаю, что есть чистые туристические центры, а сам Дели наверняка с тех пор изменился. Но осталось такое послевкусие, которое не пускает в эту страну».

Путешествие Анатолия длилось без малого два месяца и обошлось ему в $15 тыс., а его машине – около 20 тыс. километров пробега. Основные расходы: вода, фрукты, бензин и медикаменты. Всем тем, кто захочет повторить маршрут его следования, Анатолий советует пройти полный курс прививок от экзотических болезней и остаться дома.

Деловая газета Тольятти “Понедельник”

люди на берегу реки в индии

фото: einteres.ge

 

фото: из открытых источников