АВТОВАЗ: Теперь можно не платить дивиденды людям, которые их долго ждали

    В свое время, когда ВАЗ решили сделать акционерным обществом (а ведь могли оставить его государственным), насчитывалось около 220 тысяч физических лиц, владевших ценными бумагами предприятия. По сути, это все заводчане и работники фирменного автосервиса по всей стране. Постепенно цифра уменьшалась, а теперь настал момент, когда все акции будут сосредоточены в руках «Рено» и «Ростеха»…

    – Издеваются над людьми, как хотят. Очереди огромные у нотариуса. Заставляют деньги забирать за принудительно изъятые акции, – позвонивший мне на днях ветеран ВАЗа Юрий Целиков был очень взволнован, предложив вместе съездить и понаблюдать за этим безобразием.

    О том, что основные акционеры решили оставить не у дел миноритариев (то есть людей, владеющих минимальным пакетом акций и не влияющих на принятие решений общества), было известно уже давно, однако многие до последнего верили, что «Рено» (компания владеет 75 процентами акций в совместном предприятии «Альянс Ростех Авто Б.В.») и «Ростех» (25 процентов) не пойдут на такой шаг, опасаясь социальной напряженности в Тольятти. Тем не менее, весной они начали делистинг с подачи ныне сидящего в тюрьме Карлоса Гона.

    – Я до последнего надеялся, что смогу остаться акционером, – сказал Кузьмич, когда вчера утром мы на его «Калине» подъехали к офису нотариуса на Южном шоссе. – Больно сейчас все это видеть. Ветеранов, строителей завода принуждают продавать…

    Если немного изменить слова песни лисы Алисы и кота Базилио из популярного детского фильма, то получится актуально:

    Не прячьте ваши акции по банкам и углам,
    Несите ваши акции, иначе быть беде…

    Народу в помещении оказалось на удивление мало.

    – Здесь записывают? – спросил Кузьмич у мужчины с листочком.

    Тот кинул деловитый взгляд, махнул головой, а потом, повернувшись в другую сторону, крикнул:

    – Мирошниченко – 39-я…

    Целиков оказался сорок вторым, быстренько прикинув, что часа через полтора-два его очередь может подойти.

    – Не обращай внимания, – сказал он. Тут обычно акционеров по сто за день проходит. Сейчас отношение к людям лучше стало. Раньше висело объявление: «Не шумите, вас больше 100 тысяч…», а теперь сняли его, чтобы людей не нервировать.

    – Вы же не собирались свои акции продавать! Что изменилось? – спрашиваю, когда мы вышли на улицу и синхронно поскользнулись на ступеньках, едва не упав.

    – А куда деваться-то? Я их не сдаю. Акции у них там. Мне пришло извещение о том, что нужно подъехать к нотариусу и получить причитающиеся мне деньги, перечисленные за акции частным обществом с ограниченной ответственностью «Альянс Ростех Авто Б.В.», находящимся в Амстердаме.

    – В Нидерландах?

    – Ну да, у нас своего Амстердама нет. В очередной раз намудрили, чтобы концов было не найти.

    – А какое право они имеют вообще что-то забирать?

    – По закону, который Госдума приняла, если не ошибаюсь, в девяностые годы: он дает право принудительного выкупа, поскольку «Альянс Ростех Авто Б.В.» является владельцем около 99 процентов акций. Справедливо это? На мой взгляд, нет. Какое-то узаконенное «мошенничество» получается. Перед началом приватизации обещали, что, после того как ВАЗ станет акционерным обществом, станет меньше воровства, каждый сможет почувствовать себя хозяином завода и передавать ценные бумаги детям по наследству. Такие песни нам пели, а получается, что все это было обманом.

    Пока стояли на улице, к офису подъехало несколько машин такси, из которых выходили пожилые люди и шли занимать очередь.

    – Неприятно, конечно, а что поделать? – развела руками одна из них. – Хоть какие-то деньги получим…

    Кузьмич успокаиваться не желал, называя происходящее не иначе как противоречащим конституции изъятием собственности, которое почему-то допускается со ссылкой на принятое когда-то депутатами решение. Кстати, прокуратура на днях завершила проверку по обращению недовольных горожан и признала происходящее принуждение законным.

    Дожидаться, пока подойдет очередь Целикова и он сможет написать заявление на получение причитающихся ему денег из расчета 12 рублей 40 копеек за одну акцию (кстати, когда-то за нее давали от одного до трех долларов), я не стал и, сославшись на необходимость срочно писать материал в номер, отправился в редакцию.

    – А чем основным акционерам помешали миноритарные, такие, как вы? – спрашиваю в конце беседы.

    – Ответ простой. По сути, остаются два основных держателя ценных бумаг – «Рено» и «Ростех», а это позволяет серьезно сэкономить на проведении акционерных собраний. Не надо никому письма рассылать, приглашать, ни перед кем отчитываться, да и утечки информации меньше будет. Ну а главная причина в том, что теперь можно не платить дивиденды людям, которые их долго ждали. Вообще третье десятилетие уже мудрят с вазовскими акциями, а кто-то на них целое состояние нажил.

    Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 5 (1236) 08.02.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    девушка работает на заводе