АВТОВАЗ: Французы странно уходят

работа конвейера на АВТОВАЗе

Информационное пространство запестрело слухами и предположениями о дальнейшей судьбе автогиганта. Все однозначно уверились, что французский Renault покидает Тольятти и Россию, но вот кому достанется лакомый кусок крупнейшего автозавода, пока не понятно. То активно сватают китайский автопром, то находящийся под западными санкциями «Ростех».

Появилось и заявление главы Минпромторга России Дениса Мантурова, пришедшее почему-то из Ташкента по каналам ТАСС, о том, что 68%-ый пакет акций АВТОВАЗа, принадлежащий французской компании Renault, скорее всего, будет продан российскому научному автомоторному институту (НАМИ), что только добавило масла в огонь.

Есть даже версия, что французы оформят формальную продажу своего пакета акций автопредприятия за символическую цену – 1 рубль. А как только военно-политический кризис завершится, спокойно вернутся в Тольятти, Ижевск и Москву.

Эти новости вызвали ажиотаж в городе. Появилась информация о том, что на самом деле предприятие находится в простое. «Площадь СВОБОДЫ» обратилась за комментариями в пресс-службу АВТОВАЗа. Наш вопрос там вызвал удивление: «Завод работает. В мае, с 4-го по 6-е, производства уходят в запланированный отпуск, а после праздников, 11 мая, конвейер начинает работу в полном объеме». Таким образом, градообразующее предприятие работает и останавливаться не собирается.

За уточнением информации относительно продажи французского пакета акций АВТОВАЗа «Площадь СВОБОДЫ» обратилась к разным экспертам. Но все они сошлись во мнении, что эта большая игра в продажу-покупку на самом деле объясняется очень просто.

Господин Мантуров в беседе с корреспондентом ТАСС заявил, что ни с китайскими, ни с корейскими автомобильными концернами о покупке ими акций АВТОВАЗа переговоры не велись.

Поскольку никто в настоящее время не захотел бы «подставляться» участием в такой сделке под удар различного рода политических и экономических санкций.

Поэтому выход у французов, которые все-таки уходят, только один: продать свои 68% российской стороне. «Продать» за один рубль – то есть просто отдать. Своего рода хорошая мина при плохой игре. Делаем вид, что гордо уходим, даже продаем, но обещаем вернуться. Через 5-6 лет.

Однако за это время многое может измениться: стоимость одной акции может резко упасть, а то и вообще обесцениться. Но об этом пусть уж болит голова у владельцев и руководства компании Renault. Для нас же главное – что предприятие становится полностью российским, и новое руководство будет назначаться на общем собрании представителей компании «Ростех» и института НАМИ.

Если кто-то бросится судорожно искать информацию об этом научно-исследовательском автомобильном и автомоторном институте, то сообщаем, он создан в 2018 году. Его специалисты занимались проектом создания российского автомобиля класса люкс.

Но в принципе, акции могут быть проданы и любому другому предприятию, институту или банку. Главное в этом повороте истории о будущем тольяттинского автомобильного предприятия заключается в том, что российское государство не намерено останавливать производство собственных машин.

Черты более отдаленного будущего легко прочитываются в Национальных проектах развития различных сфер промышленности, сельского хозяйства и в целом жизнедеятельности России. Суммы там заложены в триллионах, в том числе и на развитие автомобильной промышленности и автодорог.

Людмила Кислицына, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»