Анатолий Иванов: Мэр может уйти досрочно

На этой неделе мы поинтересовались у Анатолия Иванова, как развиваются события на автогиганте, а заодно попросили ответить на ряд злободневных вопросов. Получилось достаточно откровенное интервью.

– Анатолий Семенович, какая ситуация, по вашим данным, сейчас на ВАЗе?

– Сокращения заводчан продолжаются, и они, к сожалению, не последние. Поэтому работники должны протестовать.

– Акция протеста намечена на пятницу.

– Я знаю; хочу подчеркнуть, что основные требования вазовцев должны быть адресованы властям – губернской и федеральной, от которых зависит создание особой экономической зоны, развитие экономики. Нужно уходить от экономики моногорода и сохранять количество рабочих мест. Ведь на ВАЗе сокращают наиболее квалифицированных работников, предпенсионного и пенсионного возраста. Даже стимулируют это сокращение.
Увольняемые – люди, которые содержат свои семьи, имеют высокий потенциал, могут еще принести пользу и городу, и стране.

– Официально считается, что они сами уходят, получив в качестве отступных деньги – пять ежемесячных зарплат. Я считаю, мы не имеем моральное право их осуждать.

– Получение максимум пяти зарплат – не основной мотив. Люди отчетливо понимают, что они беззащитны и от них на заводе все равно будут избавляться, но уже другими способами. Они просто вынуждены соглашаться.
Про встречу Бу Андерссона с представителями трудового коллектива писали. Это реакция на предстоящий митинг протеста. Кроме того, последовала и реакция федеральных органов власти: председателя профсоюза «Единство» Петра Золотарева пригласили на совещание в Минпромторг.

– А когда совещание? Наверное, в пятницу? Золотарев поедет?

– Золотарев отправил в министерство письмо, сообщив, что у профсоюза… нет средств на поездку в Москву. Приглашение пришло после того, как стало известно о митинге.

– Я обратил внимание, что вы, говоря о власти, не назвали городскую. Почему? Разве местная власть не несет определенную ответственность за то, что происходит на автозаводе, вокруг него?

– Местная власть не обладает полнотой полномочий по развитию особой экономической зоны и привлечению инвесторов. Это прерогатива областных и федеральных структур.

– А она чем-нибудь обладает? Вообще, власть в городе есть?

– Есть. Ее основные функции – контроль за деятельностью ЖКХ, благоустройство городских территорий, строительство и ремонт автодорог.

– Какую оценку вы поставили бы работе мэрии?

– Удовлетворительно.

– Уже несколько месяцев горожане гадают, доработает мэр до конца своего срока или раньше сложит полномочия. А вы как считаете?

– Здесь надо учитывать несколько факторов. Во-первых, Андрееву выгодно отработать полный срок, тогда можно говорить о нем как о состоявшемся мэре. Это позволило бы строить планы по дальнейшей карьере на более высоком уровне.

– Например?

– Государственная дума, федеральная структура власти.
Во-вторых, у Андреева сильная поддержка в кремлевских кругах и губернатору никто не позволит просто взять и убрать его. Хотя отношения, как говорят, у них сложные.

– Многие прогнозируют уход мэра уже в следующем году.

– Это вполне может произойти, но я думаю, не в 2015-м, а в 2016 году. Уходить в 2015 году ему невыгодно: в федеральные структуры власти на приемлемый Андрееву уровень еще рано, а выборы в Госдуму – только в 2016-м.

– А если грандиозный скандал?

– Вряд ли, для этого нет никаких предпосылок. Сергей Андреев уйдет с должности лишь под гарантии о своем достойном трудоустройстве. А это либо депутат Госдумы, либо заместитель министра, на меньшее он не согласится и правильно сделает. Я знаю его планы.

– Поделитесь, если можно.

– Стать депутатом Госдумы. По крайней мере, такой план был у него еще до избрания мэром. То есть сначала стать мэром, а потом депутатом.

– Прокуратура города часто проверяет чиновников, в том числе заместителей мэра, и постоянно находит нарушения. Количество административных дел растет с каждым месяцем.

– Я внимательно слежу за деятельностью прокуратуры по контролю за городскими чиновниками. Ее контроль никак не связан с предвзятым отношением к мэру и его команде, просто прокуратура определена главным борцом с коррупцией. Но те претензии, которые сейчас предъявляются работникам мэрии, с коррупцией напрямую не связаны.

– Интересно.

– Прокуратура выявляет неточности в декларациях чиновников, но никому еще не предъявила коррупционные претензии. Однако и эта ее работа нужна и полезна. В плане профилактики.

– А зачем тогда ваш друг Сергей Сергеев больше месяца в одиночку пикетирует мэрию? На его плакатах слово «коррупция», пожалуй, самое главное.

– Здесь я без сомнения поддерживаю Сергея Сергеевича. Он –
заслуженный тренер России по легкой атлетике, среди его воспитанников немало мастеров спорта, которые дают много баллов в зачет Самарский области. Однако условия для тренировок не созданы, отсюда и акции протеста.

– Мне кажется, весь тольяттинский спорт находится сейчас в загоне.

– Согласен, большинству видов спорта уделяется недостаточное внимание, исключение могут составлять только профессиональные команды по хоккею, футболу, гандболу. Но тут важно участие промышленных предприятий, например «Тольяттиазот» стал спонсором хоккейной команды «Лада», продолжая развивать в городе баскетбол. Я всегда говорил, что ТоАЗ – социально ориентированное градообразующее предприятие. И вот новое подтверждение этому.

– В Тольятти много горячих точек, одна из них – консерватория. На ваш взгляд, как надо поступить с музыкальным вузом? Мне рассказывали, что туда опять направили комиссию, перед которой поставили четкую задачу – найти как можно больше недостатков в работе. Консерваторию закроют?

– В свое время в Госдуме обсуждался проект о внесении изменений в закон о местном самоуправлении, в котором предусматривалось существование только федеральных вузов. Ректор консерватории Прасолов обратился ко мне с просьбой посодействовать, чтобы остались и муниципальные вузы. Евгений Николаевич еще ездил в министерство образования и там заручился поддержкой.
Я согласился, что у тольяттинцев должна быть возможность обучаться в разных вузах, в том числе и учрежденных городом, и внес соответствующие поправки к законопроекту. Под моими поправками подписался и заместитель председателя Госдумы Георгий Босс. Он являлся депутатом от Москвы, где тоже были вузы с местным статусом. В результате правительство с нашей инициативой согласилось, и право муниципалитетов учреждать вузы законом было закреплено.
Знаю, что сейчас в Тольятти по этой проблеме ведутся жаркие дискуссии. Есть немало сторонников федерализации вузов. Считаю, если в консерватории есть проблемы с преподавательским составом и не только, то их надо решать. Однако Тольятти должен добиваться, чтобы консерватория со статусом высшего учебного заведения в нашем городе осталась.

– Дмитрий Азаров был вынужден уйти с должности мэра Самары и стал сенатором. А чем теперь будет заниматься Константин Титов, бывший губернатор Самарской области, который занимал эту сенаторскую должность?

– Я звонил в приемную Константина Алексеевича, хотел поговорить, но его не было на месте. Помощник обещал доложить Титову о моем звонке, пока тишина.

– А что Титов сейчас скажет? Об отставке? Ему сколько лет?

– Почти 70, но для сенатора это не возраст. Кстати, Титов был настоящим сенатором, я с ним по работе несколько раз пересекался. Большинство же сенаторов являются «свадебными генералами».

– От нашего региона в Москве два сенатора работают. Я слышал, Сергей Андреев примерялся к креслу второго сенатора, которое сейчас занимает родственник бывшего губернатора Владимира Артякова. Наш мэр получил отказ.

– Вполне может быть, я об этом не слышал. Однако считаю отказ логичным, обычно в сенаторы из структур власти идут или депутаты Госдумы, или отставные губернаторы. При равном официальном статусе обеих палат парламента фактически статус Совета Федерации считается выше. Азарову тоже было еще рано там оказаться.

– Как, на ваш взгляд, работает депутат Госдумы Екатерина Кузьмичева? Ни громких законопроектов, ни ярких выступлений…

– Мне не совсем корректно давать оценку ее деятельности.

– Хорошо. Понятно, что она никогда не будет критиковать власть, малой частичкой которой является сама.

– Критика власти – вещь необходимая и полезная. В нашем обществе очень много того, что необходимо изменить, и прежде всего нужно избавляться от коррупции.

– Парадокс: вроде бы на всех уровнях борются, а лучше не становится.

– К сожалению, в нашей стране нет системной борьбы с коррупцией. Обвинение отдельных чиновников связано с их явной наглостью или является следствием личных взаимоотношений. Системная борьба – это прежде всего принятие основного закона о борьбе с коррупцией.

– Какого-то специального?

– О незаконном обогащении, когда чиновники должны обосновать свои расходы, превышающие законные доходы. Необходимо также ратифицировать статью 20 Конвенции ООН против коррупции…

– Суть этой статьи?

– Основная суть в том, что если чиновник не объяснит, почему он расходует больше, чем официально зарабатывает, его ждет уголовное преследование.
Необходимо создать в стране антикоррупционный комитет из людей, не погрязших в коррупции. Подчиняться новая структура должна только президенту страны.
Еще надо создать условия для свободы средств массовой информации, чтобы журналисты могли проводить свои расследования, передавать информацию в правоохранительные органы, антикоррупционный комитет. Для журналистов не должно быть неприкасаемых личностей. Это придумано не мной, такая практика существует во многих странах мира…

Анатолий Иванов Тольятти

Беседу вел Сергей Русов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников