«Акции продавать заставляют, принудительно»

    Ветерану ВАЗа Юрию Целикову мы позвонили, чтобы поздравить с очередным днем рождения (он отмечал его неделю назад), лишний раз убедившись, что в свои 77 лет он по-прежнему бодр и настроен на борьбу за справедливость.

    – Спасибо большое за поздравления! – сказал он. – Мне, правда, сейчас некогда. Знаете, что происходит? Акции вазовские продавать заставляют. Принудительно. Ветераны волнуются, мне названивают, просят помочь. Сейчас поеду на завод, буду разговаривать по этому поводу!

    Кузьмич был взволнован, так что мы решили спустя несколько дней заехать к нему на чай, а заодно и узнать подробнее о ситуации с акциями…

    – Главные акционеры приняли решение о принудительном выкупе ценных бумаг у миноритариев (тех, кто владеет небольшой долей и не участвует в управлении компанией, – прим. авт.), дав людям срок для продажи акций, – сказал в начале беседы Целиков. – Сразу же засуетились всякие фирмешки, которые стали пугать людей: «Давайте скорее, а то вообще ничего не получите». Люди забеспокоились, ломанулись в деловой центр «Квадрат», где должны были организовать пункт скупки акций. Но там работники оказались не готовы к такому наплыву и стали нервничать, провоцируя шум и скандалы.

    Позже я поднял этот вопрос на встрече с вице-президентом ВАЗа по персоналу и социальной политике Дмитрием Михаленко.

    – А на каком основании принималось решение о принудительном выкупе?

    – Есть закон, согласно которому, если у кого-то более 95 процентов акций, то он может инициировать процедуру принудительного выкупа. Миноритарии, среди которых много ветеранов, конечно же, не довольны. Люди много лет ждали обещанных дивидендов, а когда, наконец, завод вышел на прибыль и мечты могли стать реальностью, было принято решение о принудительном выкупе. Получается, что даже здесь обманули надежды вазовцев. Председатель совета ветеранов Николай Карагин занял позицию руководства, заявив, что надо продавать, пока цена 12 рублей 50 копеек за голосующую акцию. В общем, подталкивал народ…

    – А что сказал Михаленко?

    – Сначала сказал, что это не его компетенция и нужно обращаться в службу по связям с акционерами. Я ему объяснил, что речь-то идет о страдающем персонале, к которому можно причислить и ветеранов, после чего он принял меры. Уже на следующий день в «Квадрате» поставили столы, стулья, выделили консультантов. Напряжение сняли, и кто захотел – продал.

    – Не могу не спросить: вы свои акции продали?

    – Ничего я продавать не буду! Хочу посмотреть, как меня будут принуждать это сделать. Процесс, видимо, интересный, причем таких, как я, по-прежнему немало. Есть так называемые спящие акционеры, которые числятся в реестре, но игнорируют присылаемые бюллетени для голосования и в процессе принятия решений не участвуют. Неизвестно даже, живы они или нет. Но есть и другая категория, которая всем интересуется и активно голосует.

    В начале приватизации нам обещали, что акционеры будут принимать участие в жизни завода. Даже производственный совет был, правда, его пришедшие на ВАЗ москвичи ликвидировали. Теперь же получается, что единственным рычагом воздействия на руководство является профсоюз, а он у нас, сами знаете, какой… мягко говоря, материально зависимый…

    – А на что или на кого конкретно необходимо воздействовать?

    – Много раз мы говорили о том, что на заводе действует система дистанционного управления. Ничего не меняется в этом плане. Почти все топ-менеджеры с окладами около двух миллионов рублей в месяц живут в Москве, а семьи у некоторых – за рубежом. Может это кого-то радовать? Вряд ли. Поэтому многие ветераны взволнованы и все чаще вспоминают, по чьей инициативе был продан завод французам. Вы знаете, что все мозги с завода утекли в Париж?

    – Надеюсь, вы это в переносном смысле…

    – Конечно. Имеющийся на ВАЗе вычислительный центр – это лишь вспомогательная счетно-решающая машина, а все остальное находится во Франции. Технологии ведь позволяют руководить дистанционно.

    – Вы все время уточняете, что выражаете не только свое мнение…

    – Я же общаюсь со многими заводчанами и делаю публичные заявление только в том случае, если мое и их мнение совпадают. Вы думаете, что кроме меня активных ветеранов не осталось? Вот, к примеру, Евгений Башинджагян, который 21 ноября отпраздновал 94-летие. Вместе с Виктором Поляковым начинал. В свое время он был главным инженером завода и заместителем министра автомобильной промышленности СССР, а сейчас работает в московской дирекции ВАЗа.

    – Честно говоря, с трудом могу представить, что кто-то из ветеранов решается с вами спорить…

    – Ну да… Я их сразу начинаю давить аргументами. Говорю: «Если вы патриоты, то почему ездите на люксовых автомобилях импортного производства? Откуда такие деньги у пенсионеров?» Они после этого стараются перевести разговор на другую тему.

    – Как вам сенсационная новость, касающаяся ареста в Японии главы альянса «Рено-Ниссан» Карлоса Гона? Пишут, что он существенно занижал доходы, чтобы платить меньше налогов, и теперь может на 10 лет сесть в тюрьму…

    – Да уж… Выясняется, что он такой же жадный, как и наши топ-менеджеры. Позор для нашего тройственного союза. А вообще чему удивляться? Мы же тут в Тольятти на всяких иностранных специалистов насмотрелись за последние годы. Их абсолютно не интересовало положение дел в городе, места на кладбище они тут себе не забивали, в отличие от прежних руководителей завода…

    Пока непонятно, какими «сюрпризами» может аукнуться ВАЗу этот арест. Не забывайте, что речь идет о экс-председателе совета директоров завода, попавшем в японскую тюрьму. Пишут, что его уже японских правительственных наград лишили, хотя наверняка это только начало. В общем, жадность Карлоса сгубила. Могу прочитать по этому поводу отрывок из стихотворения вагантов, датированного 12 веком:

    Ложь и злоба миром правят,
    Совесть душат, правду травят.
    Мертв закон, убита честь,
    Непотребных дел не счесть.
    Заперты, закрыты двери
    Доброте, любви и вере.
    Мудрость учит в наши дни –
    Укради и обмани…

    – Ну, наши тоже жадностью славятся. К примеру, в Москве арестовали хорошо известного тольяттинцам Виталия Вавилина – бывшего президента «Глобэкс Банка». Ему инкриминируют растрату в сумме 12 миллионов евро…

    – Не думаю, что нужно их сопоставлять. Лично мне сложно поверить, что он это сделал из корыстных побуждений. Может быть, ему кто-то рекомендовал дать эти деньги братьям Ананьевым? Не исключено, что Вавилина просто решили отодвинуть от кормушки, используя привычную для нашей страны схему. Не забывайте, что «Глобэкс» является дочерней организацией «Внешэкономбанка», руководит которым Игорь Шувалов. Так что наверняка не все так просто в этой истории. Кто знает, может быть, как с Николаем Уткиным получится. Он ведь не так давно книгу выпустил, в которой много интересного рассказал, хотя не до конца раскрыл все тайны. Видимо, опасается, что снова посадят.

    – Кстати, в свое время Вавилин начинал развивать банковскую деятельность вместе с Владимиром Каданниковым…

    – Не думаю, что Каданникову стоит переживать по поводу последних событий. Вряд ли копнут так глубоко. Кстати, Владимир Васильевич прилетал в октябре из Италии на 80-летний юбилей Александра Зибарева (бывшего вице-президента ВАЗа, – прим. авт.). Большую часть года он проводит в Сан-Ремо, а зимой приезжает в Россию, поскольку здесь климат более привычный. Там ведь ветра и снегопады такие, что соплями захлебнешься. Вот он и мигрирует в противовес перелетным птицам: те зимой на юг, а он – на север. Впечатление ВВ произвел достаточно здоровое, перемещался без палочки.

    – А зачем ему палочка? Какие-то проблемы с ногами?

    – У всех ветеранов после 70 лет есть проблемы с ногами. Вон там, в углу, и у меня палочка стоит на зимний период… Опорно-двигательный аппарат имеет свойство изнашиваться. Помню, и Виктор Николаевич (Поляков, – прим. авт.) этим страдал.

    – Областная счетная палата установила, что Волжский автозавод якобы неэффективно расходовал выделенные из бюджета субсидии в сумме 2,2 миллиона рублей. Деньги предназначались для снижения напряженности на рынке труда, однако завод их неправильно использовал.

    – Ну давайте начнем с того, что криминала там нет, поскольку на ВАЗе во все времена работали грамотные и умные специалисты. Но вообще вопросов возникает немало. На каком основании государство, используя деньги налогоплательщиков, помогает иностранным владельцам завода? К примеру, в этом году на заводе проходил прием на работу инженеров, однако без знания английского языка вряд ли можно было рассчитывать на получение вакансии.

    Создается впечатление, что мы целенаправленно готовим специалистов, которые, освоив иностранный язык, будут искать работу за пределами России. Конечно, в свое время Петр I отправлял русских учиться за границу, однако они потом возвращались и работали на благо Отчизны. А сегодня схема такая, что научили их всему, а они ручкой помахали и уехали жить за границу.

    – Но ведь помощь-то оказывается не владельцам предприятия, а конкретным работникам, находящимся под угрозой увольнения…

    – Людям должны помогать те, кто купил завод. Это их работники. А если помогают плохо и платят мало, то профсоюз вправе остановить производство и объявить забастовку, как это делается во Франции и других странах. А у нас помощь почему-то приходит из федерального бюджета при участии чиновников, приближенных к высшему руководству страны. При этом люди все равно на заводе не держатся. Текучка страшная, особенно на производстве «Б ноль», где многие увольняются через месяц-два, поскольку нагрузки несопоставимы заработной плате.

    – Недавно узнал, что двигатели для «Ларгуса» поставлялись из Испании, Румынии и вроде бы даже из Турции. Просто нам постоянно рассказывают про локализацию, а на деле получается, что вазовские машины частично собирают из импортных комплектующих…

    – Мы же с вами неоднократно упоминали индуса, отвечающего за поставки комплектующих. Он в этом году показал окончательную неспособность обеспечить предприятие комплектующими нормального качества в установленные сроки. Около 20 тысяч автомобилей «Лада» стояли недоукомплектованными на заводских площадках. Сейчас проблему частично решили.

    Вот мы говорим о локализации, а правительство до сих пор не обнародовало понятную методику её подсчета. Как определить степень? Сегодня получается так, что если какой-то местный производитель поставляет на ВАЗ комплектующие, выходит, что локализация достигнута. И никого не волнует, что материалы для изготовления этих самых комплектующих поставщик закупает за рубежом. Компонентная база в России разрушена до основания.

    – Недавно на ВАЗ приезжал его бывший президент Игорь Комаров, занимающий пост полномочного представителя президента в ПФО. Как думаете, будет от него польза заводу?

    – Комаров – мужчина толковый, но он финансист, а не технарь. Такое заявление может показаться удивительным, с учетом того, что он возглавлял ВАЗ и Роскосмос, однако это так. Думаю, они с Азаровым найдут совместное решение на благо города и предприятия. Вообще, много было у нас хороших управленцев, однако не все могли поставить интересы народа выше личных. Теперь вот разбрелись по различным структурам… Вы Гайсина помните?

    – Какого Гайсина? Которого футболисты Кокорин с Мамаевым побили?

    – Ну да. Он ведь в свое время на ВАЗе занимал пост вице-президента по техническому развитию. Вот, даже в этом околофутбольном скандале прослеживается след нашего завода…

    – Хочется узнать ваше мнение относительно событий, происходящих в городской думе.

    – Многие порадовались сокрушительному поражению «Единой России», хотя я вижу, что уже и коммунистов критиковать начинают. Посмотрим, как они справятся с новой для себя ролью. КПРФ выгоден статус оппозиционной партии № 1, поскольку они наделены всеми депутатскими привилегиями, но при этом фактически не несут никакой ответственности за происходящие в стране события. В случае чего ведь всегда можно сказать: «Это не мы. Нас меньше».

    Вспомните Леонида Калашникова, который рубаху рвал за Волжский автозавод, а попав в Москву, стал обычным шоуменом в политике. Он ведь мне так и не вернул ценные документы, касающиеся развития завода, сказал, что передал кому-то, а кому именно – не может вспомнить.

    Вообще, нужен закон, согласно которому, как только депутат думы теряет свой статус, он должен жить так же, как и до получения мандата – без льгот и привилегий. Ездил бы на личном автомобиле или в автобусе, получал такую же пенсию, как обычный народ, стоял вместе со всеми в очереди в поликлинику…

    – Новый спикер Николай Остудин недавно заявил, что при нем завод будет больше внимания уделять городу. Интересно, есть у него ресурсы для этого?

    – Мы с Остудиным давно и хорошо знакомы. Мужик он энергичный и совестливый, хотя не все от него зависит. В свое время, общаясь с Бу Андерссоном, я сказал ему, что у каждого заводского специалиста своя степень флюгерности. Переводчица не поняла и попросила объяснить. Говорю ей: «Ну, вы флюгер знаете? Вот в какую сторону Андерссон начинает дуть, туда они и поворачивают. Редко кто-то сопротивляется». Не помню, что она ему перевела, но суть он вроде бы понял.

    – И какая же степень флюгерности у Остудина?

    – Нормальная. Когда измеряют прибором уровень загазованности в городе, то говорят: «В пределах нормы». Вот и у Николая Ивановича так же. Если видит откровенную несправедливость, то становится взъерошенным и старается повлиять на ситуацию. Пока рано делать выводы относительно его возможностей на новом посту и оценивать результаты. Многое станет понятно в следующем году, ведь ссылаться на недоработки предшественников возможности уже не будет.

    Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 47 (1226) 23.11.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    девушка работает на заводе