Актриса МДТ Тольятти Екатерина Бутко не может жить без театра и любви

    В биографии Екатерины Бутко (артистический псевдоним – Екатерина Оттепель) несколько театров в разных городах страны и десятки очень разных героинь в тольяттинском Молодежном драматическом театре. А в недавней премьере она сыграла одну из главных ролей. Мы встретились с актрисой буквально через несколько дней после премьерного показа по пьесе Толстого.

    – Кто первым в жизни назвал вас артисткой, Катя, и откуда начался путь в театр?

    – Родители с детства говорили, что я артистка. И вариант с другой профессией я даже никогда не рассматривала. Сама я из города Березняки. Там же окончила актерское отделение в музыкальном училище. Всегда пела, занималась хореографией, в школе танцевала центральные партии. В десятом классе к нам в школу пришел педагог Анатолий Бутор. Он как раз был артистом Березняковского драматического театра и набирал студентов на театральное отделение училища. Я еще училась в школе, а уже была зачислена на первый курс. Училась хорошо. По мастерству актера у меня всегда были пятерки.

    – А училище открывало в вас новую Катю-артистку? Вы росли в собственных глазах?

    – Я росла. И довольно стремительно. На первом курсе меня уже взяли в театр. А брали не всех. Мы с ребятами работали в массовке. К тому времени я уже по-настоящему влюбилась в театр, он стал неотъемлемой частью моей жизни. Училась и работала на сцене. Хотя официально начала работать в театре только с шестого года, когда мне исполнилось восемнадцать.

    – Серьезные роли доверяли?

    – Да, я играла Анку в спектакле «Госпожа министерша», Камелькову и Бричкину в спектакле «А зори здесь тихие». Ролей я в Березняках сыграла много. Но, отработав там год, уехала. Оттуда меня увез Владимир Хрущев. Он был тогда главным режиссером. Пришел в театр, когда я училась на втором курсе. Мы влюбились друг в друга. А потом он увез меня в Улан-Уде. Там на меня свалилось сразу очень много ролей, потому что девочка, которая до этого десять лет играла все главные роли, взяла и уехала. Десять лет главных ролей… Представляете, как ее там любили! Я же приехала в качестве жены главного режиссера. Как вы понимаете, это для актрисы не очень… Особенно для начинающей. Прошла через многое. Но от труппы остались только приятные воспоминания. До сих пор скучаю по некоторым лицам.

    В том театре у меня было очень много сказок, много ролей, много театральных фестивалей. Помню, мы ездили в Рязань, и я взяла там главный приз за женскую роль в «Золушке». Эти два года в театре – два года усиленной работы. И работы над собой в том числе. Мне помогали. А потом мы уехали в Башкирию и полгода жили вообще вне театра.

    – Это была проверка на любовь к профессии?

    – Наверное… Я везде была женой декабриста. Ехала за ним.

    – Но театр позвал еще раз, и вы не смогли ему отказать.

    – Нам сказали: приезжайте в Тольятти. Приехали. И слава богу. Потому что в МДТ я влюбилась сразу. В хорошем смысле этого слова влюбилась в директора. Потому что Владимир Лукич Коренной – очень обаятельный человек. Он меня так приобнял, поцеловал и сказал: берем. И в 2010 году я стала работать в МДТ. Первая серьезная роль – Галя в «Хапуне». За нее я в 2011 году взяла «Самарскую музу» как лучшая молодая актриса. Мне тогда было двадцать четыре.

    – Это было серьезное событие?

    – У меня к тому времени уже было много наград, но здесь, в Тольятти, получить признание было очень важно, потому что я только приехала. Естественно, у меня сразу вырос оклад, а в двадцать восемь лет я уже стала мастером сцены, ведущей актрисой драматического театра. Тольятти для меня вообще особенный город. Здесь у меня родился ребенок. Сын Лева. Ему пять лет. Лева – будущий артист, настоящий фокусник. Копия папы, Юрия Бутко.

    – А вы будете не против, если Лева подрастет и, как его мама и папа, пойдет в театральный?

    – Да я не против. Правда, хочу, чтобы он добрался до Москвы или Петербурга.

    – Но если вы желаете сыну столиц, вам и себе их пожелать не грех…

    – А у меня была такая возможность уехать в Москву, поступить в ГИТИС. Но я выбрала любовь. Я понимала, что если я выберу столицу, мы расстанемся. И не будет у меня такой сильной первой любви. Выбрала дела сердечные…

    – Катя, угадать в вас романтичную натуру можно было уже по псевдониму Оттепель, который вы недавно сменили в афише на настоящую фамилию.

    – Тот псевдоним вообще возник случайно. Как-то в кабинет, где мы разговаривали, вошел Олег Куртанидзе и сказал: «А возьми-ка, Катя, себе псевдоним – Хрущевская оттепель». «Просто Оттепель», – решила я. А совсем недавно стала Бутко.

    – Оттепель была вашим состоянием, или оно постоянно меняется?

    – Меняется. Я очень противоречивый человек. Просто девочка-мультик, наверное. Я буду смеяться и плакать одновременно. Очень вспыльчивая. Но отходчивая. И очень послушная актриса. Всегда иду за режиссером. Никогда с ним не спорю. И должна сказать, что вера в режиссера меня никогда не подводила.

    – А есть какая-то роль, которая…

    – Будоражит?

    – Возможно.

    – Была у меня мечта сыграть в «Великолепном рогоносце». Там по сюжету девушка влюбилась в мужчину, а он был очень сильно ревнив. Мне очень хотелось сыграть эту драму. Сейчас в моей жизни такая драма есть. Меня тоже ревнуют.

    В Островском очень хотела сыграть не Катерину, а Варю. Вообще, люблю играть характерные роли. Девочек-припевочек я уже отыграла. Недавно сыграла одну из главных ролей в «Касатке». Спектакль про любовь, про чувства. Как в жизни: либо человек бросает все и идет за своим сердцем, либо он живет в каких-то рамках: семья, дом, ребенок. Я в жизни как раз Касатка. Не могу жить вне любви. Вне любви я не размножаюсь.

    – Вы всегда это про себя знали, Катя?

    – Всегда. Главное ведь – отдача. Главное, чтобы мужчина, который рядом, меня безумно любил, хотел, восхвалял, превозносил. Но дважды в моей жизни уже случалось такое, что я просыпалась, потягивалась и понимала, что… любовь прошла. И нужно идти к чему-то новому, потому что у меня без любви нет вдохновения. Я не знаю, бич ли это или, наоборот счастье моей жизни, но я хочу жить, а не существовать. А есть люди, которые существуют. И их очень много. Глядя на меня, они иногда говорят: я так тебе завидую. Но чтобы к такому счастью прийти, нужно от очень многого отказаться. В моей жизни тоже были затяжные депрессии, из которых так непросто выкарабкиваться. Но я понимала, что нужно жить дальше. А в 2018 году вышла замуж за Юру Бутко, родила ребенка.

    Нужно жить по сердцу. Не любишь человека – так ему и скажи. Я такая. Но сейчас, с годами, понимаю, что самая сильная, самая чистая любовь – это любовь к детям. Ничего нет дороже. Когда ребенок говорит, что любит тебя, все невзгоды становятся такой ерундой, и ты понимаешь, что со всем этим справишься. Я не знаю, правильно ли я сделала роль в «Касатке», но точно знаю: миром правит любовь. Если я люблю человека, я его не предам, буду за ним идти, буду за ним ползти. Если я влюбляюсь, то это надолго. Не знаю, как с нынешним мужчиной. Думаю, что будет еще один ребенок. Лет в тридцать пять. Если бог даст.

    – А профессия вас полностью занимает, или вы готовы открыть себя для чего-то нового?

    – Мне кажется, театр и творчество – это мое, а все остальное нет. Хотя я работала и в магазине, и в баре, и там у меня все прекрасно получалось. В магазине меня кормили бесплатно, потому что я устраивала концерты прямо у витрины. Девочки меня за это подкармливали то колбасой, то курицей. Я была снабжена по полной программе. И по карьерной лестнице там я росла быстро. Если у меня есть интерес к чему-то, я очень быстро развиваюсь. А что касается нового… Хочу быть в театре. Петь, танцевать, сниматься в кино.

    – Каждый спектакль не похож на другой. Как вы угадываете в нем себя, если не видите свою роль со стороны? Разве что видео можно посмотреть…

    – Вот как раз видео я смотреть не могу. Мне не нравится мой голос, не нравится моя внешность, я ненавижу себя. После премьеры мне сразу хочется уволиться: я такая бездарная, такая плохая актриса. Все. Надо уходить. Но потом проходит время, и я говорю себе: да нет, все нормально, я остаюсь.
    Вы знаете, уже лет пять нет такого сильного волнения, как было раньше, когда от этого болел живот, сводило горло. С годами появляется какая-то уверенность. Я ничего не боюсь. И меньше волнуюсь.

    – Как насчет маленьких ролей?

    – Люблю роли яркие. Даже эпизодические. Чем меньше роль, тем больше я там наковыряю. Тем больше я буду себя терзать днем и ночью, чтобы сделать эту маленькую роль заметной. Я в жизни столько переиграла голубых героинь, что это мне уже скучно. Я не вижу для себя в них развития. Мне бы что-нибудь постервознее, поярче. Кто-то может до пятидесяти лет играть Джульетту. А я отдаю себе трезвый отчет: уже не Золушка. И все это, похоже, понимают: правильно делаю.

    «Театр – это живой организм. Местами очень несправедливый, иногда всерьез обижающий. Но я его безумно люблю. Я хочу работать в нем и, наверное, как бы это грубо ни звучало, умереть на сцене».

    Марта Тонова, «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.07.2015

    екатерина бутко на сцене

    фото: «Площадь СВОБОДЫ»