Активистки дома устроили засаду

    Этот удивительный случай произошел в обычной пятиэтажке на бульваре 50-летия Октября.

    Дом стоит торцом к бывшему «Автолюбителю», где всегда было неспокойно. Возможно, соседство с таким магазином закалило жителей микрорайона. И хотя ситуация еще развивается, тольяттинские мисс Марпл убеждены в своей правоте, горя желанием разоблачить «оппоненток».

    Дом был сдан в эксплуатацию 55 лет назад, квартиры давали мелиораторам. Со временем в нем поселились представители других организаций и профессий, в том числе интеллигентная семья Мотовиловых: заведующая детским садом, ее муж и сын.

    – Мотовилов-младший старался по жизни шагать легко, ничем особо себя не утруждая. Работал на «Фосфоре» дежурным электриком, в нашем цехе № 10. Был женат, потом семья распалась. Сергей вернулся в квартиру родителей. Мать, пока была жива, его сдерживала в алкоголе, – рассказала старшая по дому Людмила.

    – А сколько лет он живет один?

    – Мать умерла в 2013-м, вот и считайте. Мы друг друга знаем и его поддерживали: кто денег на сигареты даст, кто накормит. Дворник у нас набрал для обслуживания несколько домов, один кругом не успевает, так он Мотовилова с нашей подачи нанял. Платил Сергею по 150 рублей в день.

    – Долго платил?

    – Пока Сергей не пропал.

    Тут надо пояснить, что Мотовилов жил в однокомнатной квартире, принадлежащей в равных долях ему и родной тете из Нижнего Новгорода. Боясь, что мошенники отберут у него жилье, почти год назад отдал запасные ключи, документы на квартиру и свой паспорт старшей по подъезду Любови Николаевне.
    Исчез Мотовилов 24 августа, а через неделю его привели к подъезду две бойкие женщины, которые стали требовать документы на квартиру и паспорт.

    – Кто вы такие?

    – Мы его знакомые. Отдайте документы.

    – Не от-дам! – сказала как отрезала старшая по подъезду.

    Незнакомки подняли крик и, уводя с собой молчаливого Сергея, грозились пойти к участковому, чтобы тот взял в оборот соседок за самоуправство. Через пару дней Любовь Николаевна, позвонив участковому, спросила, были ли у него визитерши. Оказалось, что никто не приходил.

    Тогда Любовь Николаевна отправилась в паспортный стол, где объяснила ситуацию. И услышала в ответ:

    – К нам приходили вместе с Мотовиловым две женщины, которые представились его тетками. Они подали документы на восстановление паспорта.

    – Зачем Сергею новый паспорт, когда старый еще годный? Он его сам мне отдал на хранение. Эти «тетки» квартиру у него хотят отобрать.
    Любовь Николаевна отдала сотруднице старый паспорт соседа и пошла домой. Там всё подробно рассказала, и после бурного обсуждения пенсионерки решили действовать, как героиня детективных романов Агаты Кристи. Для начала они написали заявление начальнику полиции отделения, предлагая задержать «теток», когда те придут получать новый паспорт. Но в отделе полиции спросили:

    – На каком основании мы их будем задерживать?

    Тогда активистки дома сами устроили засаду возле паспортного стола. Однако им не повезло: 15 сентября «тетки» на Ленина, 60 не появились. Странная троица забрала новый паспорт на следующий день, когда засады уже не было.

    Но и тут пенсионерки не сдались: они с заявлениями отправились в прокуратуру района, отдел полиции, стали звонить родственникам Мотовилова.

    – Меня даже подозревать начали, так и спросили: не хочу ли я захватить жилье соседа?

    Пришлось полицейским объяснять, что у меня трехкомнатная квартира, метров хватает. Просто больно смотреть, как Сергея стараются облапошить эти дамочки, – рассказала Любовь Николаевна, когда позвонила в «Вольный город».

    К дому я подъехал весьма удачно: удалось поговорить со всеми участниками конфликта. Сначала – с пенсионерками, в том числе с бывшим председателем совета ветеранов Центрального района Ниной Ивановой, она тоже живет в этой пятиэтажке. Затем появился, судя по внешнему виду, какой-то бродяга.

    – Это Сережа Мотовилов, – узнали его соседки. – Присаживайся на лавочку, расскажи, что нужно тем дамочкам.

    Понять Мотовилова было сложно: то ли он инсульт на ногах перенес, то ли травму головы, но речь у него невнятная. Правда, короткие бранные слова Сергей произносил четко, при этом размахивал руками и оглядывался по сторонам.

    Вскоре появились и две «тетки»: одна – достаточно молодая, агрессивная, с сильно травмированной губой; вторая – постарше, поспокойнее, но одета была почему-то по-летнему, несмотря на шквалистый холодный ветер.

    Заметив меня, агрессивная девица сразу бросилась в атаку:

    – Вы кто? Из милиции?

    – Нет, я из другой организации. А вы откуда?

    – Я из общественной организации «Апрель»! Слышали про такую?

    – Слышал, и очень много нелестного. «Апрель» объединяет бывших наркоманов.

    Мой ответ еще больше разъярил «собеседницу». Брызжа слюной, она подошла ко мне на расстояние вытянутой руки и с вызовом спросила:

    – А вы знаете, что наркоманы бывшими не бывают?!

    – Знаю, поэтому отойдите от меня чуть в сторону.

    – А мы что, не люди?! Не люди? – почти кричала девица.

    Я предложил свернуть полемику и обратился к более спокойной «тетке»:

    – Вы тоже из «Апреля»?

    – Нет, просто я помогаю таким людям найти опору в жизни, обрести веру. В религиозную организацию я не вхожу.

    – Эта религиозная организация православного направления?

    Молчание стало мне ответом. Затем «риэлтор», так я ее окрестил, сменила тему:

    – Сергей не лишен дееспособности. Почему соседки не отдают ему документы на квартиру?

    – А вы кто, чтобы так спрашивать? – уточнила старшая по дому.

    – Вы ему чужие люди, – отпарировала «риэлтор».

    – А вы ему родная?

    – Я, может быть, за него замуж выйду!

    – Когда выйдете, тогда и приходите, – скаламбурила старшая по подъезду. – Если вы любите Сергея, то почему интересуетесь не его здоровьем, а квартирой? Знаете что, женщина, идите отсюда, не морочьте нам голову.

    Пока женщины шумели, я рассмотрел «риэлторшу»: опухшее лицо, короткое дешевое платье, худые мосластые ноги. Она ежилась от порывов холодного ветра, но не хотела отступать, требуя отдать документы на квартиру. Когда всё-таки отступили, я обратил внимание, как они шли: Мотовилов – в центре, «тетки» – по бокам. Как будто этапировали его, боясь, что сбежит.

    – Я улучила момент и поговорила с Сергеем: мол, оставайся здесь, мы тебя накормим. Тут твой дом. Он ответил: «Не могу». Представляете? – рассказала Нина Иванова.

    – И всё равно мы будем за него бороться, надо предотвратить будущее преступление. Или даже два, – подытожили местные мисс Марпл.

    Удивительно слышать такое в наше время, когда каждый только за себя и дальше порога своей квартиры ничего не видит и ничего не слышит. Вот вам и пожилые люди, чей праздник будет отмечаться в воскресенье! Нам надо учиться у них неравнодушию. Или вспомнить что-то забытое, но, возможно, не потерянное в своей душе.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

    пятиэтажный кирпичный дом

    фото: augustnews.ru

    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 38 (1166) 29.09.17
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362