Афанасий Ломонос морозит нос

    ребенок один зимой

    Авторская рубрика «Народный месяцеслов» Анатолия Солонецкого

    30 января – Антон Перезимник

    По старому календарю, зимушка-зима перевалила за середину. Так что морозные деньки будут перемежаться оттепелями. В этот день обычно бывает теплая-теплая погода. Но «Перезимник обнадежит, обтеплит, а потом обманет – все-все морозом стянет». Селянами исстари замечено: теплые дни января (опять же по старому стилю) «не добром отзываются». Хорошо, когда все в свою пору свершается.

    А в заключение несколько примет, в правоте которых автор сам неоднократно убеждался:

    «Ветер в трубе гудит – к морозу».

    «Коли в январе был март, бойся в марте января». Знать, и в старину такое случалось?

    «Воробьи дружно собирают перья около курятников, утепляют свои укрытия – через несколько дней наступят сильные морозы».

    31 января – Афанасий Ломонос

    Знаток русского быта и обихода Владимир свет-Иванович Даль в своем «Месяцеслове» по этому поводу сообщает: «На Афанасия знахари выгоняют ведьм». Всё! Знать, лопнуло терпение у селянина – приспело и за них проклятущих взяться. Тем более что и времени на это благое дело более чем вдосталь: сенца скотине задал, напоил ее и в дом воды натаскал – чем же, как не ведьмами (или с ведьмами?), и позаниматься?

    А вот и февраль на дворе – последний месяц зимушки-зимы. Древнерусское наименование его – сечень (о, как люто секут щеки февральские ветры!), а также межень (межа между зимой и весной), снежень, лютень (не приведи бог оказаться в чистом поле в февральскую морозную вьюгу!). Но есть у этого месяца еще одно прозваньице – бокогрей. Лютень-то лютень, а на солнечной сторонке пригревать начинает! То-то радостно-приятственно коровкам и телушкам-полуторницам подставлять бока под благодатные солнечные лучики, когда в обед рачительный хозяин выгонит их с темени двора на калду! Одним боком, бывалоча, греется-греется – раз и другим повернулась к солнышку-то в его лучах нежиться… А прогревание это не только неги для, но и, знающие люди сказывают и пишут, препользительно для шерстки ихней, где у них в сарайной теми столько всяческой «нечисти» завелось.

    1 февраля – Макарьев день

    Денек того самого Макара – помните, про его теляток-то?

    Видимо, поэтому и примета на эту дату такая коварная: «Коли на Макара погода ясная – ранняя весна». Не приведи бог! О-го-го, как настрадались мы от ранних весен-то…

    2 февраля – Ефимий

    «Если на Ефимия в полдень солнце – к ранней весне». Представляю, как этим утром самаролукские крестьяне – исконные предки наши умоляли этого святого: «Ефимушка, славненький, принахмурь небушко тучками, уж больно не гожится нам ранняя-то веснушка! Она вон, что девка (…) – капризная-раскапризная: не знаешь, что ждать от нее».

    4 февраля – Тимофей-полузимник

    До того, как рядом с Самарской Лукой не плескалось волнами рукотворное море и климат у нас был резко континентальный, на наших просторах хозяйничали трескучие морозы. Вот как тогда самаролукцы стращали друг друга: «Не диво, кум, что Афанасий Ломонос (31 января) морозит нос – боись, нагрянут тимофеевские морозы!» И опять о том же, что и на Ефимия: «Если в полдень будет солнечно – к ранней весне».

    В этот день не грех пасечникам наведаться в омшаник. Прислушайся: ежели еле-еле слышно, пчелки жужжат – значит, все в порядке! А если гудят (у-у-у!) беспокойно, будто тоскующие по Европам оголтелые московиты на Болотной, значит, что-то неладно в дружной пчелиной семейке. Может, хозяин прошлым летом слишком «подсуетился» и этим бескорыстным труженицам маловато медку на прокорм оставил? Худо, конечно, так жлобиться-то. Но поправимо: сахарным сиропом, густоватым, как сразу же после качки медок, опустелые рамки (две-три, а то и все четыре!) подзалить надо.

    оригинал статьи опубликован в газете «Ставрополь-на-Волге»