Аденоиды: Если ребенок перестает дышать носом

Доктор Попов уверен, что с проблемными аденоидами сложнее жить, чем удалить их.

Сезонное обострение проблемы простуд у детворы приводит родителей к вопросу, который рано или поздно задают себе мамы и папы малышей, у которых воспалены аденоиды. Заведующий отоларингологическим отделением городской больницы № 5 Максим Попов согласился помочь разобраться в этом вопросе.

Причина в коллективе

— Максим Александрович, у меня есть ощущение, что время меняет отношение к медицинским проблемам. Если в былые времена удаление гланд у ребенка было чуть ли не обязательным и обычным явлением, то сегодня отношение к этому стало более взвешенным и избирательным. Это так?

— Я думаю, что речь шла и идет об удалении аденоидов, и как это было раньше, так и сейчас продолжается. Правда, технически сегодня это стало намного качественнее. Операция проходит эффективнее.

— За счет чего?

— Если раньше такую операцию делали под местной анестезией, то сейчас ее выполняют под наркозом. И уже это для ребенка психологически легче. Врач не наносит психологической травмы ребенку. Раньше, когда аденоиды удаляли под местным наркозом, ребенок видел кровь, он переставал верить врачам, вырывался, кричал. Теперь ребенок заснул, проснулся, а операция уже проведена. Никакой психологической травмы.

Почему раньше аденоиды удаляли намного чаще? Потому что не было доступа к эффективным медикаментам. Препаратов таких современных, как сегодня, не было. Безусловная заслуга родителей состоит в том, что они вовремя обращаются к врачу, заботятся о детях.

— А какие причины должны заставить родителей беспокоиться и прийти к врачам?

— Ребенок перестает дышать носом, храпит. Как правило, мамы очень болезненно относятся к этим факторам. Раньше все было хорошо, ребенок жил, развивался и вдруг перестает ночью спать, храпит, разговаривает в нос, начал часто болеть. Говоря банально, неделями ходит с соплями.

— А причины этого?

— Причины в детских коллективах. Коллективы стали намного хуже, чем были в те же советские времена.

— Хуже как среда для распространения инфекций?

— Да. Родители очень боятся за работу. Даже если здесь у нас возникает вопрос о госпитализации ребенка, мама подписывает документ, что отказывается от нее. Ведь если она завтра на работу не придет, ее просто-напросто уволят. Или ей заплатят две трети зарплаты, что в современной кризисной ситуации очень плохо для семьи: семья не заплатит ипотеку. Поэтому родители вынуждены вести больного ребенка в коллектив, и больной малыш контактирует в нем минимум с десятью детьми. И на следующий день эти десять заразят сотни. В советское время мама уходила на больничный, заботясь о коллективе, чтобы ребенок не заразил других. Она не боялась за свою работу.
Другая тенденция наших дней — бабушки и дедушки, которые раньше сидели с внучатами, сейчас работают больше, чем молодежь. Поэтому фон такой, что дети чаще заболевают. Частота простудных заболеваний приводит к тому, что аденоиды начинают реагировать и увеличиваться.

— Отеки под глазами у ребенка — это повод задуматься?

— Это признаки кислородного голодания. Определять степень должен оперирующий хирург.

— А промывание морской водой не поможет?

— Промывание может ухудшить ситуацию в некоторых случаях. Нужно идти к врачу. Не надо верить в чудо.

— Не надо?

— Ну так как мы остаемся крайними в этой цепочке, мы эти чудеса знаем.

Иммунитет: за или против?

— Миндалины и иммунитет. Говорят, что это большие и верные союзники?

— Да, безусловно, это так. Природа создала их, и это поднимает иммунитет. Но если ребенок перестает ночью спать, становится раздражительным, ворочается, видит страшные сны, это резко сказывается на всем его развитии. Исследования показывают, что если до этого малыш запоминал по десять слов, то сейчас этот процесс резко замедляется, и ребенок может запомнить только пять слов. И острее реагирует на все психологически. Он хотел бы побегать во дворе, но не станет этого делать, потому что носовое дыхание затруднено. Это все равно, что бегать с прищепкой на носу.

— Какие еще проблемы возникают с увеличением аденоидов?

— Когда миндалины увеличиваются, на них скапливается слизь, создается та флора, которая застаивается. Ребенок начинает болеть, ему достаточно посетить любое общественное место, будь то детский сад или детский театр, и на эту слизь сядут грибки, вирусы, бактерии. Инфекция начнет размножаться.

— К каким возрастным рамкам это чаще всего относится?

— К сожалению, с двух лет аденоиды начинают чаще увеличиваться, а оперировать ребенка по этому поводу можно уже в год.

— Так рано?

— В год. Именно в год это происходит в тех семьях, в которых двое детей.

— Второй ребенок приносит из сада инфекции?

— Да, старший ребенок приносит из детского сада ту инфекцию, с которой младенец не должен контактировать. Организм уже с нескольких месяцев начинает защищаться от брата и сестры, и за счет этого начинают увеличиваться лимфатические узлы. Соответственно, если малыш в год не спит, ворочается, отказывается от еды, мама уже встревожена и готова на все.

Надо понимать, что развитие ребенка при этом резко затормаживается и психологически, и физически. Мама приходит к врачу.

Сложнее с этим жить

— Это очень сложно для такой крохи, как годовалый малыш?

— Сложнее жить с этим, чем перенести операцию. Госпитализация — всего на сутки, на следующий день ребенка мы отпустим домой, ограничений никаких нет. Он так же гуляет, его так же купают, но зато качество жизни становится намного лучше.

— Процесс реабилитации проходит одинаково в разных возрастных группах?

— Чем старше ребенок, тем сложнее это для него, потому что с возрастом ярче проявляется болевой синдром. Маленький человечек проще его переносит. В свои три, в пять лет не акцентируется на боли. Как будто ничего не было.

— А старший возраст для этой операции какой?

— У нас дети оперируются до 14 лет и даже старше есть. Ведь обыватели верят в чудо.

— Отговариваете верить в чудо?

— Да, если они верят, что аденоиды рассосутся, что они уменьшатся, что миндалины сократятся, что ребенку поможет гомеопатия.
Безвозвратно

— Не возвращаются ли аденоиды после операции, Максим Александрович?

— Это бывало в то время, когда операция шла под местной анестезией, тогда ее качество страдало, потому что ребенок мог вырываться из-за шока. И операция в таких условиях была не совсем адекватной. Сейчас это делается под наркозом, качественно.

— Каковы методики удаления?

— С помощью эндоскопического, ультразвукового и лазерного оборудования удаляется лимфатическая ткань.

— А лазер для любого возраста безопасен?

— Безопасен.

— И тенденция возврата аденоидов напрочь исчезает?

— Исчезает.

— Как мама должна себя вести после операции?

— Жить, как и жили до операции.

— И через какое время мы про эту операцию забудем?

— Через пять-семь дней.

— Удаление аденоидов здоровью ребенка не повредит?

— Не повредит. И только улучшит его. С любой болью, с любым насморком лучше обращаться к врачу.

Когда миндалины увеличиваются, на них скапливается слизь, создается та флора, которая застаивается. Ребенок начинает болеть, ему достаточно посетить любое общественное место, будь то детский сад или детский театр, и на эту слизь сядут грибки, вирусы, бактерии. Инфекция начнет размножаться.

Наша справка

Если ребенок страдает хронической заложенностью носа, перестает ночью спать, становится раздражительным, ворочается, видит страшные сны — есть повод обратиться за консультацией к лор-врачу.

Наталья Харитонова, «Площадь Свободы»
mail-ps@mail.ru

Заведующий отоларингологическим отделением больницы № 5

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников