Абстрактные нефигуративы Самары и наивный психологизм Курумоча

Работа Игоря Дония
Работа Игоря Дония, фото: «Вольный город Тольятти»

Персональная выставка самарского художника Игоря Дония носит интригующее название «Нефигуративы».

Ее открытие в Тольяттинском художественном музее планировалось два года назад, помешали введенные из-за ковида ограничения. Но те поклонники живописи, которым привелось ранее познакомиться с творчеством Игоря Петровича, открыли для себя в нем новую грань.

Пейзажи Самары, которые Доний представил в недавней большой выставке «Провинция», прошедшей в музее актуального реализма, сразу привлекли внимание особой техникой исполнения, флером таинственной старины и мастерством.

Художник родился в Одесской области, вырос во Владивостоке, где окончил сначала художественное училище, а потом педагогический институт искусств. Профессиональная база позволила в 1990 году вступить в Союз художников СССР. Игорь Доний много выставлялся в стране и за рубежом, участвовал в международном конкурсе науки и изобразительного искусства в Шанхае, где высоко оценены его работы «Субстанция» и «Смектические жидкие кристаллы».

Все 38 работ, представленные в стенах художественного музея, – абстрактные. Немногословный автор, привыкший выражать свои чувства красками на холсте, пояснил лишь, что, экспериментируя с линией и цветом, он отвлекается на время от более привычного реализма.

– Устаю от реалистичных пейзажей, хочется покопаться в душе и выплеснуть другие эмоции.

Работы созданы на протяжении последних двух десятилетий, и всегда критично относящийся к своему творчеству Доний, наверное, впервые признался, что восхищен выставкой:

– Не представлял, что так красиво получится. Работы на белом фоне смотрятся выигрышно, не так, как в мастерской.

На вопрос, какая разница между понятиями «абстрактная живопись» и «нефигуративная», художник отвечает:

– Да просто всем уже надоело это слово – абстракция…

Пристрастно оценивая уже с приличного расстояния всю экспозицию, автор находит, что работы между собой похожи. Хотя какие-то из них кажутся на первый взгляд почти одноцветными, выполненными полностью в золотистой, коричневой или багровой гамме. Другие яркие, словно собранные из осколков стекла или смальты, похожи на рисунок, возникающий в трубке калейдоскопа.

Но при близком рассмотрении в основе первого типа работ видишь композицию, явно навеянную реальным пейзажем. Картина в золотистой гамме создана под впечатлением рыжей листвы осенней вишни на фоне голубого неба. Ну, а работы второго типа порой носят названия «Витраж», «Мозаика». Или просто «Композиция», или даже «Без названия». Очевидно, подсознание, эмоции водят рукой автора, а уж как обозначить творение, да и нужно ли это – вопрос далеко не первоочередной.

Хоть и напрашивается аналогия с абстрактными рисунками, которые используют для тканей, в каждой из работ цветные пятна и линии подчинены жесткому ритму центрированной композиции. Абсолютно все работы по форме близки к квадрату, подчиняющему цвет единой гармонии.

В это же время в ТХМ продолжается выставка Автандила Андриасова «Наив». Он тоже не тольяттинец, родился в Грузии, сейчас живет в поселке Курумоч.

В настоящее время он уже не пишет по состоянию здоровья и профессиональное образование не получил, хотя рисует с младенчества. Считается, что в наивном стиле творят именно непрофессиональные живописцы, а профессионалы, работающие в том же жанре, называют себя примитивистами.

Но это всё какие-то условные обозначения. Ведь учись – не учись, а всё равно «каждый пишет, как он дышит». В моем представлении и наив, и примитивизм – это лубок. Как у известного художника Василия Ложкина, например.

Туманные неброские пейзажи Андриасова никак не вяжутся с некоей карикатурностью лубка, слишком нежны и романтичны. Необычные сочетания голубого с золотым, изумрудного с багряным делают их особо узнаваемыми. Но еще больше впечатляют портреты. Художник представил целую галерею образов: от Леонардо да Винчи и Пиросмани до Джона Леннона, Георгия Саакадзеса и Даты Туташхиа.

Он не боится мрачных красок, чтобы передать суть образа. Так «Петр Первый после подавления стрелецкого бунта» словно весь залит кровью, а «Жанна Д»Арк» пылает в огне костра. Несмотря на простоватую манеру исполнения, работы очень психологичны. Рыжебородый «Донской казак» лихо заломил папаху и скосил хитрые глаза. «Пата Саакадзе» в национальном костюме скорбно опустил взор, а «Царица Кетеван» в огромной короне смотрит прямо и бесстрашно.

Эти образы напомнили мне, не манерой исполнения, но именно психологизмом при ограниченности выразительных средств, а также исторической тематикой, портреты другого художника, Сергея Жагата. Этот молодой автор, который работает в стиле фовизм, утверждает, что происходит из очень древнего грузинского княжеского рода Дадиани.

Наверное, он не лукавит, меня в этом убеждает экспозиция его соотечественника. И что-то от знаменитого грузина Пиросмани, пожалуй, у обоих авторов улавливается…

Выставка Автандила Андриасова «Наив» работает до 24 апреля 2022 года.

Выставка Игоря Дония «Нефигуративы» работает до 22 мая 2022 года.

Адрес Тольяттинского художественного музея: г. Тольятти, бульвар Ленина, 22 (правое крыло).

Тамара Ушакова, газета «Вольный город Тольятти»

выставка Автандила Андриасова «Наив»

Работы Автандила Андриасова, фото: Тольяттинский художественный музей