А женщины – сплошь красотки

Нидерланды – маленькая густонаселенная страна, все население которой составляет 17 млн человек, то есть меньше, чем проживает, например, в Москве и Московской области. Несмотря на скромные размеры территории своей родины, многие голландцы редко выезжают за ее пределы – уровень и качество жизни их полностью устраивают. Уроженец Гааги Андре Вуденберг – не типичный гражданин Нидерландов. На прошлой неделе он поделился с «ПН» своим мыслями о том, как сделать жизнь в Тольятти лучше.

Кто: преподаватель банковского дела в Inholland University, 66 лет

Откуда: Гаага, Нидерланды

Сколько прожил в Тольятти: 5 месяцев

Отопление и стереотипы

Я проработал в банковской сфере почти 48 лет. В 2005-м, после того как получил степень магистра в Роттердамском университете Эразмус, сменил работу менеджера банка на преподавание в университете Инхолланд. В отличие от своих соотечественников я много путешествовал и пришел к выводу, что лучший способ понять людей – отужинать у них дома. Для меня это самая приятная часть поездки – я наслаждаюсь общением. Надеюсь, принимающие меня люди тоже довольны моим обществом (смеется. – Авт.).

Впервые приехав в Россию в апреле 2012 года (меня пригласили в Москву на конгресс Высшей школы экономики), удивился: во всех зданиях было невероятно жарко, и никто не мог отрегулировать температуру отопления. Единственным решением проблемы стали открытые окна. Я тогда подумал: «А эти ребята не привыкли экономить».

У каждого народа есть свои стереотипы. Вот типичное мнение голландца о России: это большая страна, где всегда идет снег, живут грубые мужчины, злоупотребляющие алкоголем, а женщины – сплошь красотки. Полагаю, когда русские думают о Нидерландах, то им кажется, что все мои соотечественники выращивают тюльпаны и хорошо играют в футбол. В реальности все почти наоборот: русские дружелюбны и гостеприимны, а голландцы не слишком интересуются цветоводством.

Общение и передвижение

Когда я приезжаю в Россию, всегда стараюсь сказать хотя бы несколько слов на русском в бытовом общении, но читаю лекции, конечно, на английском. При этом, на мой взгляд, не так уж важно, на каком языке вы преподаете – важен сам подход к обучению. Считаю, что студентам нужно дать больше свободы для творчества, чтобы они экспериментировали, ошибались, набирались опыта, двигались вперед. Нельзя не интересоваться их жизнью и мечтами, а иногда и проблемами, ведь общение тесно связано с сопереживанием как радостных, так и грустных событий жизни.

Все крупные европейские города имеют исторический центр. Все, кроме Роттердама и… Тольятти. Роттердам был разрушен в 1940-м и затем перестроен, отчего его историческая ценность утратилась. Тольятти же был перенесен после возведения гидроэлектростанции. Тут нет трамвайных путей и полноценного железнодорожного вокзала – в городе все вертится вокруг автомобиля. Полагаю, стоило бы построить метро или другую быструю рельсовую дорогу между Комсомольским, Центральным и Автозаводским районами. Или хотя бы создать безопасные велосипедные дорожки как внутри районов, так и между ними. Такие меры сделают передвижение по городу более комфортным.

Студенты и экология
В Роттердаме много нефтеперерабатывающих заводов, предприятий тяжелой промышленности, но мы следим за состоянием природной среды: в городских центрах созданы специальные зоны, куда запрещен въезд на старых автомобилях и грузовиках, действует комфортный для людей и безопасный для экологии общественный транспорт – достойная альтернатива личным машинам; есть велосипедные дорожки.

Тольяттинские студенты часто рассказывают мне, что город нуждается в решении экологических проблем. При этом я всегда спрашиваю, пытались ли они поговорить с представителями власти. Студенты машут рукой и говорят, что в России это не работает.

преподователь банковского дела

фото: «Понедельник»

Деловая газета «Понедельник» Тольятти