А вы умеете смотреть кино?

Интеллектуальный клуб «Химия слова» вновь порадовал нас интересной лекцией.

На этот раз мы слушали специалиста по герменевтике киноязыка, кандидата философских наук Дмитрия Скворцова. В ДК «Тольяттиазот» он приехал с беседой по теме, которая называлась «Как устроено кино и как его смотреть».

– Что значит, как смотреть кино? Странный вопрос. Включи и смотри. Мы все прекрасные зрители, все умеем смотреть кино. Как можно научиться это делать правильно? – начал свой рассказ московский лектор.

Что такое магия кино? Помните фрагмент из кинофильма «Человек с бульвара Капуцинов». Матерые ковбои смотрят на белую простыню и видят, как на них надвигается поезд. Они начинают палить в экран, веря, что состав движется на них.

В принципе мы недалеко ушли от них и тоже, погружаясь в фильм, быстро начинаем верить в происходящее на экране. И дело не в 3D, не в очках. Кино не нужен цвет и даже звук, который появился в нем благодаря чисто инженерной необходимости. Многие бунтовали против звука. Например, Чарли Чаплин. Он спрашивал: зачем вы вводите звук в кино, если мы только научились немому языку, овладели пантомимой – стали общаться со зрителем беззвучно, и он нас понимал!

Как вообще устроено кино и какие есть приемы, законы кинематографии? А устроено оно по древним схемам драматургии, которые придумал еще великий философ Аристотель. Любой хороший сценарий состоит из пять актов: пролог, завязка конфликта, высшая точка конфликта, кульминация и концовка.

Вообще после любого хорошего добротного фильма, так же, как после хорошей книги, наступает катарсис, то есть очищение. И опять все по Аристотелю, по которому катарсис есть трагедия страстей. Многие, в основном, женщины, плачут после фильма или уже во время сеанса. Радуйтесь! Вы очистились, освободились от своей негативной энергии, вот он, настоящий катарсис. Так работает большое искусство!

Шекспир виртуозно играл с нашими чувствами. Любая его пьеса – это несколько трупов и один из оставшихся в живых, всегда философ, который произносит в конце печальную речь. Вспомнили? Речь примерно о том, в каком странном мире мы живем. Шекспир писал так не потому, что был кровожадным или жил в такую мрачную эпоху. Это его мастерские трюки, чтобы раскачать наши эмоциональные качели, заставить нас переживать и плакать. Ох, у него это хорошо получалось.

Еще один непревзойденный драматический мастер – Лев Толстой. Если у Шекспира тяжелые «мазки» черного и белого, то Толстой – «ювелир» мелочей, мастер нюансов и деталей.

– Если вы читали Анну Каренину… – начал Скворцов.

– Все счастливые семьи похожи друг на друга, – тут же кто-то грустно подхватил в зале.

– Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских, – ответили мы.

Зал загудел. Кто же не читал грустную книгу о семейной драме? А кто не читал, тот, конечно же, кино смотрел!

– Эти ступени к катарсису называются «перипетии». Давайте сейчас сочиним увлекательную историю! Представим: человек долго не был дома, ну не знаю, 10 лет, и вот он открывает ключом дверь и видит…

– Он видит в своей квартире пьяного мужика! – ответил кто-то из зала.

– Очень хорошо! Вот оно, напряжение. Сцену надо резко сменить вновь. Как? – спросил лектор.

– Это не любовник жены, а его брат! – подсказал мужчина с дальнего ряда.

– Нет! – воскликнула женщина, сидевшая рядом. – Это его сын. Ну и что, что они ровесники. В мыльных операх всегда так!

– Как вы закрутили, какая интрига! Теперь опять резкий поворот. Главный герой сильно болен, его дни сочтены, но, например, у его брата или сына есть лекарство, потому что он изучал тибетскую медицину. И мы уже пишем сценарий! Видите, как это просто?

Большие драматурги мастерски умеют менять наше настроение, так описывать истории, что мы никогда не догадаемся, какая будет концовка.

Кино бывает разным. Есть развлекательные фильмы, на которые хорошо пойти веселой компанией. Есть высокое киноискусство, заставляющее нас думать, переживать. Но тогда зритель не может оставаться пассивным – он должен научиться смотреть такое кино, войти в него эмоционально и интеллектуально. Феллини, Триер, Тарантино, Тарковский, Хичкок или, может, Кэмерон и Спилберг? Выбирать вам!

Лекцию слушала
Ксения Рис, «Вольный город Тольятти», № 44 (1223) 02.11.18

Анна Каренина рядом с поездом

фото: meeting.lv