А что вы лично спросили бы 19 декабря 2019 года?

    Ежегодная большая пресс-конференция президента страны Владимира Путина состоится 19 декабря 2019 года.

    Подобный формат общения всегда вызывает интерес в обществе: журналисты имеют возможность задать острые вопросы, остальные россияне – услышать и обсудить ответы. Тревожно только чиновникам: вдруг всплывут их неблаговидные дела?

    Я позвонил известным тольяттинцам и задал каждому один и тот же вопрос:

    – Что спросили бы у Владимира Путина лично, если бы у вас вдруг появилась такая возможность?

    Владимир Рогов, доцент Волжского университета имени Татищева, руководитель городской коллегии адвокатов «Защитник»:

    – Мои вопросы были бы такими. Что нужно сделать, чтобы отменить пресловутый федеральный закон о повышении пенсионного возраста? Может ли президент страны отменить его, поскольку этот закон нарушает действующую Конституцию и неправомерно имеет обратную силу? Вызывают недоумение и другие законодательные инициативы государства, но пенсионная реформа является все же базовой.

    Анатолий Иванов, экс-депутат Государственной думы трех созывов от города Тольятти:

    – Сначала я бы напомнил Владимиру Путину о том, что еще в 2006 году на его встрече с депутатами Госдумы фракции «Единая Россия» довел до него информацию о начавшемся рейдерском процессе с помощью правоохранительных органов в отношении «Тольяттиазота». После чего спросил бы Путина, знает ли он об этом процессе, который еще продолжается, и о других подобных процессах? И если знает, то почему они происходят, несмотря на негативное их влияние на экономику России, и прежде всего, на ее инвестиционный климат?

    Григорий Эстулин, профессор тольяттинской консерватории, художественный руководитель лауреата международных конкурсов, ансамбля гитарной музыки «Резонанс»:

    – Примерно шесть месяцев назад, когда намечалась очередная прямая линия Путина с народом, я отвечал на похожий вопрос. Тогда я говорил о спасении тольяттинской консерватории, чью деятельность приостановили приказом из Москвы.

    С июня мало что изменилось, если не считать словесную активность чиновников разного уровня. Формально я – профессор консерватории, а фактически – безработный уже с двухлетним стажем. Тем не менее мои нынешние ученики стали на недавнем всероссийском конкурсе гитаристов лауреатами: Даниилу Мотыгину присуждено первое место, Максиму Рожкову – третье.

    Но сейчас хотелось бы поднять более масштабную проблему. Я – рыбак-любитель, на Волге некуда забросить удочку – кругом браконьерские сети. Рыбы мало, и она в основном больная. Зато время от времени с высоких трибун говорят о выделении многомиллиардных сумм на спасение Волги от сине-зеленых водорослей, наглых браконьеров и хронического маловодья. Где эти деньги: в чьих карманах, на чьих счетах? Что реально сделано для главной реки России? Извините за патетику: что мы детям и внукам оставим? Болота с лягушками?

    Андрей Крючков, руководитель тольяттинского лесничества, кандидат географических наук:

    – Несколько лет в нашем городе не могли организовать муниципальное лесничество, несмотря на решение суда. Наконец в этом году оно было создано. Мы сейчас пытаемся наладить работу и столкнулись с проблемой государственного уровня. А именно: когда уже отрегулируют законодательно муниципальное управление лесами? В 131-м федеральном законе есть полномочия, а порядка и регламента нет.

    Какие либо требования к организации системы управления лесами на уровне учреждений отсутствуют. Есть существующая система управления лесами и альтернативная, у каждой свои плюсы и минусы. Важно одно – нужно наводить порядок в лесном хозяйстве города, области и страны. Вот об этом бы я и сказал Владимиру Путину.

    Юрий Сачков, первый заместитель председателя городской думы:

    – Мы каждый год слышим, что скоро, очень скоро будем жить лучше. Программы красивые, средства огромные и… не чувствуется реальных улучшений. Куда в поликлиниках и больницах делись врачи и медсестры? Где отечественные и эффективные лекарства? Почему в школах не хватает учителей? Почему постоянно в нашей нефтяной стране растет в цене бензин? Почему чиновники в упор не замечают скрытую безработицу, ползучую инфляцию, миграцию молодежи, а только рапортуют, рапортуют, рапортуют?

    Борьба с коррупцией – дело государственной важности. Но откуда у арестованных полковников и губернаторов миллиарды рублей? И почему их не отправили в камеры раньше, когда они имели еще миллионы или меньшие суммы? И таких «почему» очень много.

    Юрий Целиков, ветеран ВАЗа:

    – Хочется спросить, почему опытно-промышленное производство ВАЗа не используется для нужд государства? Там ведь планировалось делать автомобили двойного назначения, среди которых – плавающая «Нива». Специально для этого закупались современное оборудование и зарубежные технологии. По сути, это заводское подразделение можно использовать для нужд оборонной промышленности. Неужели нет в правительстве специалистов, способных это предложить? Вообще создается впечатление, что подчиненные зачастую неверно информируют Путина о делах в экономике и в частности о том, что происходит на Волжском автозаводе.

    Также интересно, не беспокоит ли Владимира Владимировича то, что заработки некоторых чиновников и бизнес-элиты многократно превышают доходы президента и премьер-министра? Может, стоит немного умерить их аппетиты? Глядишь, тогда появятся деньги на медицину, образование и пенсии.

    Опрос провел Сергей Ростовцев, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 46 (1277) 29.11.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    прямая линия студия