8 детей спасали из горящего дома

Наверняка не все горожане знают, что в самом сердце сгоревшего тольяттинского леса есть улица Санаторная, на которой расположены несколько десятков частных домов, а также одноэтажные бараки. Строились они в свое время для персонала находящейся рядом здравницы, однако не факт, что сейчас там проживают люди, имеющие отношение к санаторию «Лесное».

Примерно в половине пятого утра на пульт дежурного ЕДДС поступило сообщение о возгорании кровли в доме № 57 по улице Санаторной. Это старый барак на пять или шесть квартир, в котором проживало несколько семей. Говорят, что первым поднял тревогу 40-летний мужчина, сообщивший о происшествии охране санатория, после чего побежавший будить соседей.

Люди собирались впопыхах, успев прихватить только документы. Об остальном в тот момент не думали, ведь восемь из пятнадцати жильцов – дети (в доме проживало три многодетные семьи), которых срочно нужно было спасать от огня и дыма.

Вскоре подъехали пожарные расчеты, однако быстро потушить не удалось, поскольку огонь к тому моменту успел распространиться. Кто-то из очевидцев предположил, что машины недостаточно заправили водой перед выездом, а более сведущие уточнили, что жидкости в цистернах при тушении обычно хватает минут на пять работы, так что если возгорание серьезное, то необходимо сразу же искать пожарные гидранты (чем сотрудники МЧС и занимались), чтобы обеспечить непривычную подачу огнетушащих веществ в очаг.

дом в санатоии лесное

Как бы там ни было, а дом выгорел почти полностью. Сохранились кирпичная стена, часть крыши, несколько деревянных оконных ставней, а большая часть внутренних помещений выгорела. Впрочем, главную задачу пожарные выполнили, сумев спасти людей и не дав пламени перекинуться на лес и соседние постройки. Кстати, в 2010 году люди, живущие на улице Санаторной, уже оказывались в центре пожара и даже были вынуждены эвакуироваться вместе с теми, кто находился в тот момент в санатории.

На сей раз последствия были не столь серьезными, правда, погорельцам от этого не легче, ведь они потеряли почти все имущество. Большинство из них не от хорошей жизни было вынуждено ютиться в старом бараке, а теперь ситуация еще ухудшилась. В интернете даже организовали сбор вещей для деток. Кто-то просит помощь трем девочкам 5-ти, 8-ми и 9 лет, а какой-то мужчина написал, что 4-летнему Арсению нужна одежда и обувь, так как все сгорело. Кроме того, выяснилось, что один из жильцов дома – инвалид первой группы по зрению – сейчас находится на операции в Самаре. Все его вещи также сгорели, так что вряд ли он будет торопиться выписываться из теплой больницы, хотя это не от него зависит.

Обсуждали ЧП на Санаторной и чиновники, пришедшие на аппаратное совещание в мэрию. В частности, заместитель руководителя департамента общественной безопасности Евгений Румянцев сообщил, что пожар локализовали спустя пару часов (общая его площадь составила 150 квадратных метров), однако огнеборцы находились на месте происшествия еще несколько часов, занимаясь поисками одного из жильцов, которого не оказалось среди спасшихся. Поначалу предполагали, что он погиб, однако на момент сдачи номера подтверждения этому так и не поступило. Даже наоборот, соседи пишут, что скорее всего ему удалось спастись, и называют именно его возможным виновником возгорания. Утверждать это пока рано, хотя, по неофициальной информации, один из жильцов сгоревшего дома поминал умершую девять дней назад жену, так что огонь мог распространиться от свечки. Повторюсь, все это пока лишь на уровне догадок.

Возвращаясь к аппаратному совещанию в мэрии, скажем, что первый заместитель главы города Игорь Ладыка дал поручение выяснить, принадлежит ли дом какой-то организации либо квартиры в нем уже приватизированы. Кроме того, он попросил представителей социального блока оказать необходимую помощь пострадавшим.

– А где сейчас находятся эвакуированные? – спросил Ладыка.

– Поначалу их разместили в автобусе, а сейчас люди перебрались к родственникам, – ответил Румянцев.

Вчера мы созвонились с одной из пострадавших и попросили её рассказать, где она сейчас живет и что обещают местные власти.

– Мы с тремя детьми сейчас пока у мамы моей живем, – сказала Юлия Перцева. – У нее дом в этом же поселке, так что не пришлось никуда ехать. Знаю, что одних соседей друзья приютили, других – родственники. Пока городское начальство ничего конкретного нам не обещает.

– Из мэрии к вам кто-то приезжал за эти дни?

– Нет. Знаю, что был какой-то депутат, но я как раз работала и не знаю, о чем речь шла.

– Дом кому принадлежит?

– Там было две приватизированные квартиры и четыре служебные, принадлежащие санаторию.

– Сколько детей у вас?

– Трое. После развода одна их воспитываю.

– Хотя бы что-то из одежды удалось спасти, или все сгорело?

– Нам удалось, а вот еще две семьи вообще без всего остались. Слава Богу, что люди в Тольятти такие отзывчивые. В первый же день стали вещи привозить, деньги на карточку перечислять.

– Вы проснулись от запаха дыма или сосед разбудил?

– У нас в доме вход – с двух сторон. Так вот, в другой части действительно мужчина почувствовал запах и разбудил жену. К тому моменту дым уже распространился, и им пришлось через окно вылазить. А у нас все по-другому было. Дочка захотела в туалет, и я тоже с ней проснулась. Встала, посмотрела в окно, а там какой-то туман. Сразу вспомнила 2010 год и решила на всякий случай выйти на улицу – вдруг опять лес горит. А выяснилось, что это дым с другой стороны дома идет. Стала всех наших будить. Можно сказать, что интуиция помогла.

– По слухам, какой-то мужчина из вашего дома перед пожаром поминал умершую жену. Было такое?

– Да, причем как раз в той части дома, где был очаг возгорания. Знаю, что жена его покойная была здесь прописана, а сам он – нет.

P.S. Телефон пострадавшей Юлии Перцевой есть в редакции. Поэтому, если кто-то захочет в чем-либо ей помочь, мы готовы оказать содействие.

Илья Просекин, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 42 (1221) 19.10.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

дом сильно горит