6 июля – день «Аграфены-купальницы»

    6 июля – «Аграфены-купальницы: начало купанья; закупываются» (Даль).

    Травы в эту благодатную пору в самом соку. А посему самое-самое время собирать лечебные растения и коренья! В старину ведь даже в больших селах аптек не было. А из города только йод привозили, ну еще хинин (страдали тогда лихорадкой; по себе знаю, какая это болезнь). А посему для селянина все лекарства – из леса да с поля, ну еще с огорода (редька, хрен, лук, чеснок да укроп).

    Самолично убедился: травничество – это талант и даже искусство. Дня не было, чтобы к нам в дом кто-нибудь да не наведался, обращаясь к бабане кто как: «Бабушка Матрена» или «Матрена Емельяновна, мне бы чего от кашля; мне бы чего от живота, мне бы чего – все тело чешется» и т.д. и т.п. И никому она не отказывала, предварительно наставив, как травку заварить, настоять и употреблять.

    – Анка, Анка! – не раз при мне взывала она к своей дочери. – Учись травам-то, пока я жива.

    Увы, не восприняла эту науку моя матушка, теперь уже давно покойная Анна Никифоровна («Да разве тут все упомнишь?! Еще отравишь кого…»). Года два еще висели на всех четырех стенах чулана пучочки с травами по кончине бабани, пока за ненадобностью матушка не выбросила их за забор. Так вот бесславно и закончилось наше родовое травничество (бабаня-то восприняла этот дар от своей бабушки). Но долго-долго, лет, наверное, десять еще источали стены нашего чулана запахи трав. Зайдешь, бывало, в него и как в летний полдень в поле побывал.

    Припаиванием, приворотом, заговором, пришептыванием, приворожкой через любовное зелье занимались колдуньи, ворожеи и бабки-шептуньи. Все это от лукавого. А он, по слову Спасителя, «отец лжи и человеконенавистник от века». И вся эта ворожба – злая насмешка дьявола-ненавистника над доверчивыми людьми. Как говорится, боком выходит она не только парню-мужику, но и той женщине, девушке, которые пошли на это.
    Бабушка Уляша (дай ей Бог Царствие Небесное – умственная была старушка!) так поучала наших матерей и теток: «Бабыньки, самое-то приворотное зелье – это для мужика кормежка! Кормите его гожее да слаще – и любить будет!»

    Вечером на Аграфену-купальницу топили бани, как по субботам. И парились свежезаготовленными березовыми вениками, а каменку по сему случаю обливали настоем трав, главным образом, душицы и шалфея.

    7 июля – Иван Купала.

    «Сильная роса на Ивана – к урожаю огурцов», «На Иванову ночь звездно – много грибов будет». С раннего утра, а то еще и с вечера вся порожняя посуда в этот день заполнялась водой. И уже с полудня (как вода согреется!) начиналось «чупаханье» – обливание. Вся молодежь в этот день ходила мокрая. Идешь, скажем, по улице домой, ни сном ни духом «беды» не чуя, – и раз! Вылетает из сеней озорница – чупых из ведра, с ног до головы окатив. К вечеру на опушке леса разжигали костер и через него прыгали. Кто выше и дальше прыгнет, тому счастье полной мерой предвидится. Эх, хоть на часок побывать бы в родном селе в этот радостный день лет 60 тому назад!

    8 июля – Петр и Феврония.

    Трогательная история любви русских святых. Исцеленный от болезни простолюдинкой Февронией, Муромский князь Петр пообещал жениться на ней.

    Это пришлось не по нраву окружению его. Ну-ка, князь – и простолюдинка! Мыслимое ли это дело?! А князь уперся. И сдержал слово перед влюбленной в него красавицей Февронией. За что и был лишен княжения. Много горестей и бед выпало на долю этих влюбленных. Но они мужественно преодолели их и прожили долгую и счастливую жизнь.

    9 июля – Тихвинская.

    «На Тихвинскую ягода земляника заспевает, красных девок в лес зазывает». В этом году и лесная земляника, и полевая клубника из-за июньской жары пораньше поспели. Как зазывен аромат приготовляемого варенья из этих нарванных в поле, а не в саду ягод – на всю улицу! А из садовой: нос в таз сунь – никакого аромата.

    10 июля – Самсон-сеногной.

    И вот ведь какие нелады с погодой-то: в мае и июне, когда и для посевов, и для трав, и для огородных культур дождичек во как требуется, его нет как нет. А в июле мог бы и стороной пройти – нет, он тут как тут.

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    цветы ромашки на лугу