6 февраля: «Какова Аксинья – такова весна»

2 февраля – Ефимий

«Если на Ефимия в полдень солнце – к ранней весне». Представляю, как этим утром самаролукские и левобережные крестьяне – исконные предки наши умоляли этого святого: «Ефимушка, славненький, принахмурь небушко тучками, уж больно не гожится нам ранняя-то вёснушка! Она вон, что девка – капризная-раскапризная: не знаешь, что ждать от неё».

4 февраля – Тимофей-полузимник

До того, как рядом с Самарской Лукой не плескалось волнами рукотворное море и климат у нас был резко-континентальный, на наших просторах хозяйничали трескучие морозы. Вот как тогда, например, самаролукцы стращали друг друга: «Не диво, кум, что Афанасий-ломонос (31 января) морозит нос – боись, нагрянут тимофеевские морозы!». И опять о том же, что и на Ефимия: «Если в полдень будет солнечно – к ранней весне».

В этот день не грех пасечникам наведаться в омшаник. Прислушайся: ежели еле-еле слышно пчёлки жужжат – значит, всё в порядке! А если гудят (у-у-у!) беспокойно, будто тоскующие по европам оголтелые московиты на Болотной, – значит, что-то неладно в дружной пчелиной семейке. Может, хозяин прошлым летом слишком «подсуетился» и этим бескорыстным труженицам маловато медку на прокорм оставил? Худо, конечно, так жлобиться-то. Но поправимо: сахарным сиропом, густоватым, как сразу же после качки медок (а не как жиденький сиропчик, о жадина-говядина!), опустелые рамки (две-три, а то и все четыре!) подзалить надо. Это я вам как сын, племяш и внук аж четырёх дедов (три из них – двоюродные) аскульских пчеловодов-бортников, говорю!

Пчёлы, они, как коровушки, не спесивые существа. Они и сахарком не побрезгают, как те же коровушки в бескормицу – соломкой…

«Если в мороз вспотели оконницы и рамы – жди потепления».

«Если побеги мороза на стекле вверх устремились – к оттепели».

5 февраля – Агафий-полузимник

По заведённому исстари обычаю в этот день наши предки «инспектированием-аудитом» занимались. Пойдут на Гуляй (так у нас в Аскулах заоколичное место называлось, где размещались риги с овинами и амбары и где молодёжь в праздники «отрывалась», а по будням детвора в зарослях репейника игралась) и проверят, а много ли жита в сусеках осталось (по старому стилю ползимы уже миновало, а хлебушка-то на вторую половину хватит?). Потом в чулан наведаются. Теперь уже проверку учиняя насчёт остатков мучки в ларях. Больше всего, сказывали, аскульские хозяюшки второй «инспекции»-то побаивались. А ну-ка хозяин-то, в чулане с проверкой побывамши, да и запретит ей мучкой-то сдабривать болтушечку для телёночка, что по младости возросточка в запечье (на велюю-велюю радость детишкам!) в тепле и призоре блаженствует. За зиму он к хозяйскому сынку так, бывало, привыкнет, что года через три уже стельной коровой став, как самого ближнего продолжать любить будет. И вечером, возвращаясь с выгона, ни за что не войдёт во двор, пока тот её хлебной корочкой не угостит, по спинке не погладит и за ушком не почешет.

Помню, из армии в отпуск приехал, так моя любимица – бывшая телушечка, а ныне уже «матрона» Жданка, возвращаясь из табуна, сразу же засеменила ко мне. А ведь был в незнакомой для неё одежде – в мундире с погонами старшего сержанта! «Ты гляди-ка: не забыла!» – подивилась матушка моя незабвенная Анна Никифоровна, как мне показалось, с некоторой долей ревности (они же, хозяйка с коровушкой, со временем чуть ли не подружками становятся!). Так и пришлось командиру стрелкового взвода, как первогодку-салажонку, чуть ли не опрометью бежать в дом за горбушечкой хлебца!..

6 февраля – Аксинья – по прозвищу весноуказательница

«Какова Аксинья – такова весна». В связи с этим такое вот предупреждение нашему с вами предку следовало: «Метель на Ксенью – сметёт корма!». А вот «ежели вёдро – весна красная».

«Аксинья-полухлебница, полузимница. Перелом зимы».

«Половина сроку осталось до нового хлеба».

В глубокой норе отсыпается барсук, накопил жирку-то по осени. И только непоседливые волки и лисицы в поисках ёдова рыщут по лесу. Не уедно им теперь в чащобах-то. В село приходится наведываться. Упаси Бог, этим кровожадинам забраться в твой хлев. Умыкнут со двора-то по одной тушке, но вот она поистине волчья кровожадность: перегрызут всех, кто им в лапы да в пасть попался.

Птицы-эмигранты ещё по осени покинули наши колки и дубравы, в поисках лучшей жизни в южные края подались. И как же милы селянскому сердечку наши птахи-патриоты – воробушки да синички. Вот кому голодно, так голодно – никакой живности летучей. Вот кто уж благодарен тем селянам, которые не поленятся крошки со своего стола вынести им. Бывало, когда бабаня посылала на двор крошечки этим птахам вынести, приговаривала: «Божьи твари. Это – как милостыня им».

Так и быть уж, поведаю своим землякам: милостыня эта может стать и корыстной даже. По случаю побывал в гостях у сына Владислава в Тольятти. Живёт на первом этаже многоэтажки. Вокруг дома полно зелёной листвы, а у него окна настежь. И ни одного комарика в квартире. Что так? Оказывается, он и зимой, и летом прикармливает синиц. И около его окон их у него целая стая, так как особо рьяно он прикармливает их зимой. Ежедневно! И они у него чуть ли не домашние стали. А синичка, она очень привязчивая к человеку. К вам что, не заглядывала в окно эта любопытная птаха? Увы, не любопытство тут, главным образом-то, а заявка о себе: мол, не жадобись, хозяин! Признаться, с большим-пребольшим уважением смотрел я в тот раз на хитрюгу-синицелюба!

7 февраля – Григорий Богослов

Замечено: каков этот день с утра до полудня, такова будет первая половина будущей зимы; а погода с полудня до вечера предвещает другую половину будущей зимы. Вот как далеко вперёд заглядывали наши предки!

Анатолий Солонецкий, Газета «Ставрополь-на-Волге»

синица ест семечки с руки зимой

фото: augustnews.ru