29 июня – Тихон: Утром сильная роса и туман – к хорошей погоде

29 июня – Тихон

На святого Тихона солнце идет тише. Это ведь надо?! Какие зоркоглазо-наблюдательные были предки наши! Без всяких там телескопов и лазеров они «усекли»-приметили это явление. От современных грамотеев одна только поправочка: не солнышко, а земля в перигее своей орбиты замедляется в своем движении вокруг солнца.

«С Тихона птицы (певчие) затихают». Ну, то бишь перестают петь. Ша! Отвеселились-«отпопсились», нагулялись, намиловались – о молодом поколении приспело заботиться. Высиживать, а потом и выхаживать-выкармливать птенцов.

А какие заботливые родители наши птахи-то! Вот трудолюбцы-ученые подсчитали: до трехсот вылетов за световой день совершают ласточки, чтоб насытить своих детенышей.

А только ли о пропитании у родителей забота? Вот скворцы, оказывается, приносят в гнезда пахучие ростки полыни и даже помидоров, отпугивающие насекомых.

А какие вороны чадолюбивые! Сами жрут что попало, всяческими отбросами не гнушаются. А дитяткам носят только свеженькое мясцо-то.

Но вот незадача-то: в эти «тиховы дни» сорная трава из земли дуром переть начинает. А хуже того: всяческих вредителей садово-огородных нашествие начинается. Никаких ядохимикатов в старину, слава богу, не было, – как же тогда от такой нечести оборониться было? А вот как. Цитирую такого знатока народной жизни, как замечательный русский писатель Мельников-Печерский, по его эпопее «В лесах»:

«На Тиховы дни такое старинное действо справляют. О ту пору сорные травы меж сеяной и саженой огородины разрастаются, пора девичьей работы подходит – гряды полоть. Но перед тем по старому завету надо «гряды обегать». Собираются красны девицы гурьбою и в глухую полночь обегают гряды веселой вереницей. А сами все до единой в чем мать на свет родила. От того обеганья ни червь на гряды не нападает, ни лютые медвяные росы, ни солнышком овощи не припечет, ни дождиком их не зальет.

Не установлено урочного дня грядному обеганью – никому не узнать, в какую ночь станут девицы свое действо справлять. Не скажут они ни брату, ни снохе, ни малым ребятам, ни родителям. Но в каком тайном совете девицы ни держат, парни, лукавый их знает как, беспременно узнают – и ночью, как действо начнется, они тут как тут. Еще с вечера в копани по загородью пострелы запрячутся либо залягут в крапиву – жги-пали, окаянная, только б глазком взглянуть на красоту девичью, как ее Господь Бог без покрова создал…».

Вот и июль на дворе. Древние римляне назвали этот благословенный месяц в честь Юлия Цезаря. Древнерусское же наименование его – липец. В это время на радость пчеловодам и их пастве – пчелкам липы цветут.

Величали этот месяц на Руси еще грозовиком: грозы в эту жаркую пору такие, что лошади ушами прядают, а коровы от страха даже приседают. А еще жарником называли (до того, как климат из-за ГЭС у нас резко поменялся, весь июль, да и в августе жара стояла неимоверная – ниже 30 градусов температура не опускалась); страдником (время сенокоса и начала уборочных работ); серпенем (зажин ржи); сенозарником (в ранние зори утреннее сенцо косят. «Коси, коса, пока роса; роса долой – и мы домой»).

Вот поговорки и приметы этого месяца:

«К концу месяца много рос».

«Утром сильная роса и туман – к хорошей погоде».

Вот ведь еще парадокс какой: «Сильная роса – к вёдру, сухорос (нет росы) – к дождю». «Ночью нет росы, а в низинах не видно тумана – к ненастью».

1 июля – летний Федул

«Федул на двор заглянул – пора серпы зубрить, к жнитву готовиться». Вы не догадываетесь, откуда школьная зубрежка пошла? Видели бы теперешние школяры, особенно городские, какое это копотное дело – зубрение серпа, на котором не одна сотня насечек-зубчиков, – зубрежка формул и теорем (Господи, как же не любил я это!) показалась бы им прогулкой-набегом в соседский сад за яблоками!

2 июля – Зосима

Так уж случилось: и этот великомученик на Руси (из-за своих тезоименинников, что ли?) в народном месяцеслове угодил в попечители и покровители самых любимых тварей Господних – пчелок.

Говоря современным языком, праздники в честь преподобных пустынножителей Зосимы и Савватия – и весенний перед выставлением ульев из омшаников на пасеки, и вот летний перед началом «заливания сотов» как бы «узкопрофессиональные». Но не в Самарской Луке – в одной из самых-самых медоносных на Руси, которая исстари была заполонена-заставлена пасеками. Чуть ли не в каждом третьем дворе и в самом селе стояли приусадебные пасеки. Благо взятОк для этих «домашних» пчелок у них, что называется, под боком или, если хотите, под носом-ротиком был. Чуть ли не пол-огорода на каждой усадьбе подсолнухи занимали – отличнейшие медоносы. Так что к пчеловодству через родню и соседей приобщены были почти все односельчане.

Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

приусадебный участок летом

фото: «Понедельник»